наверх
27.05.201814:57
Курсы валют НБУ
  • USD26.11+ 0.03
  • EUR30.62+ 0.08

Глузман: Порошенко такой же националист, как я фашист

(обновлено: )2447382
Украинцы каждый раз приводят к власти идиотов и проходимцев. Эта власть, пришедшая после Революции Достоинства, разваливает все. Но мирного Майдана больше не будет, будет литься кровь, отмечает ведущий психиатр Украины.
Семен Глузман

Алла Дунина, РИА Новости Украина 

После четырех лет, которые Украина прожила по-новому, в обществе зреет недовольство правительством и его действиями. Более того, только сейчас  многие украинцев стали понимать, что привели к власти подонков. Страна катится в бездну, население готово к переменам, но мирным процесс уже не получится, слишком много оружия на руках, слишком много злых и агрессивных граждан.

Одно утешает, трудности должны закалить украинцев и не дать им сойти с ума, об этом и многом другом рассказал в интервью РИА Новости Украина психиатр, бывший политзаключенный, диссидент и общественный деятель Семен Глузман.

Семен Фишелевич, в Украине происходят очень непростые процессы, каждый день что-то меняется, каждый день принимаются новые спорные или даже скандальные законы, простые украинцы не могут защитить себя, они оказались бесправны. К этому ли стремились граждане Украины, которые выходили на Майдан?

— Я думаю, что самая большая сейчас проблема для страны, вернее, для государства то, что сегодня у нас развалены даже те некоторые кусочки правового государства, которые были. Все-таки Леонид Кучма сделал правовое государство, как он понимал, как у него получалось. Но сейчас эта власть пришедшая после Революции Достоинства разваливает все. Это не только мое мнение, это мнение квалифицированных юристов, теоретиков права. Разваливает до конца все основы правового государства и это самое страшное. 

Если есть государство, в этом государстве должны быть процедуры, гарантии, права. Сейчас процедуры, гарантии нарушаются. Один из главных нарушителей Конституции – это президент Порошенко от которого ожидали другого. 

Но, ведь в эту бездну мы скатывались постепенно. После каждых выборов президента народ понимал, что сделал ошибку, не того привел к власти. Это такая народная забава?

— Можно, конечно, сказать, что нам не везет с властью, но проблема же в народе. Потому что мы незрелые, мы не созрели для настоящей демократии. Нам дали возможность кушать не только ложкой, как в зоне, а еще и вилочкой, и ножиком, а мы все ложечкой. Знаете, один очень известный дипломат, уезжая отсюда, мне сказал где-то год назад: "Да, даже Путин не сумел сделать из вас нормальных, демократических людей". Где-то вот так. То есть, то что делал Путин, на самом деле, должно было как-то остановить вот эти вот процессы идиотские, которые шли в стране. Вот, оказывается. Ни коррупция, ни все остальное не прекратилось, но виноваты ли в этом западные деятели? Частично виноваты. Да, они ошибались. Запад давал деньги подонкам и продолжает давать деньги подонкам. Но в то же время, мы не готовы к переменам. Мы идем на выборы и выбираем худших. Я выбирал этого президента Порошенко. А что мне было делать? Я привык участвовать в выборах и считаю, что это необходимо. И я несу ответственность, за то, что я за него голосовал.

Ладно, выбрали Порошенко, но недовольство в обществе растет даже не с каждым годом, с каждым днем. Потому что ничего хорошего народ в перспективе не видит. Но никто так просто власть не отдаст. Ожидаем Майдан-3?

— Я часто говорил что у нас есть фирменное сопротивление и есть вот эти Майдан-1, Майдан-2 – это же тоже проявление. Я думаю, что не к Майдану-3 идем, а к гражданской войне настоящей. Потому что Майдан уже не получится с таким руководством страной и с таким количеством оружия и с национальными дружинами. 

Я был на Майдане, я носил туда продукты, я не жил в палатке, но я понимал, что это история, особенно первый Майдан. Мне тогда звонили и писали мои коллеги из разных стран. Они не понимали, как там, где собралось такое количество людей, ни пролилось ни капли крови. Они все говорили: синдром толпы где? Почему вы отличаетесь? Нет синдрома толпы, нет грабежей, ничего нет. Я был очень горд, хотя я понимал, что там же и наши психиатрические пациенты были, потому что они чувствительные и они туда идут. Кто из политиков там был, мне это было все равно, как и то, что они говорили. Шла речь о том, что это было сопротивление неправде, порочному Кучме. Он же хотел на третий строк. Слава богу, не получилось. Правда, пришел Ющенко.

Читайте также: Соцопрос: 60% украинцев против нового Майдана

Сегодня, когда я говорю на эти темы, я вижу, что фермент сопротивления гаснет. Он другой совершенно стал. Да, люди недовольны. Почему многие подхватили Саакашвили и готовы подхватить еще кого-то? Потому что люди хотят увидеть что-то впереди, надежду какую-то. А наш президент становится на колено и как провинциальный актер выжимает из себя какие-то просьбы. Он красиво говорит, но как провинциальный актер переигрывает. Мы же не все олигофрены, большинство из нас нормальные люди. Мы можем испытывать какую-то там неприязнь к чему-то: к этой культуре, к этому языку, но, в принципе, мы дети одной страны, мы хотим иметь нормальное государство. Порошенко же такой националист, как я фашист. Он же заигрывает сейчас с этими националистами. Причем это даже не опасно, это глупо. Потому что уже поиграли в языки, чем это кончилось? Напряжением. Сейчас идет игра, они же сопротивляются борьбе с коррупцией.

Вообще, они могут доиграться, но я думаю, что Америка и Европа просто настолько боятся Путина, что закрывают глаза на то, что происходит у нас. Однажды один очень высокий чиновник Госдепартамента, сказал мне: "Если так будет продолжаться и ваше руководство будет вот таким же образом бороться с коррупцией, то может настать момент, когда мы от вас отойдем". Он сказал не отвернемся, а отойдем. "И вы останетесь наедине с Путиным". Он сказал не с Россией, он сказал с Путиным. Культурные люди, они понимают, о чем они говорят. И он сказал: "Нам это будет очень больно, но это может случиться на каком-то этапе". Я все жду. Но они боятся, наверное. И Петя это понимает и его окружение, что Запад не может нас бросить. Потому что тогда геополитические какие-то моменты очень серьезные нарушаются. И для них это опасно. 

Сегодня дали полную свободу действий разного толка националистическим и радикальным организациям. Они только расшатывают страну, стараясь внушить всем свои ценности. Насколько это опасно?

— С первых дней независимости Украины больше всего я боялся национальной радикализации. Угроза украинского фундаментализма сначала была. Леонид Кравчук окружил себя этими людьми и, я думаю, что это защита для него была, как одного из руководителей коммунистической партии в Украине. Но самое главное сделал совершенно несостоятельный как человек и как президент Ющенко. Он покончил с этим, потому что он показал всем и даже люди национально ориентированные поняли, что на радикализацией заниматься не стоит. 

Сегодня радикализм вернулся, но он не опасен, потому что большинство из них — это управляемые группы, получающие указания и деньги с СБУ.

Эти люди, которых они там "вербонули", они могут быть очень искренни, они, действительно, верят в идею, но те, которые руководят ими манипулируют. Мне бывший генерал СБУ в отставке показал очень интересную видеозапись, как большой демократ Валентин Наливайченко вручает доллары Ярошу из "Правого сектора". Во всех странах спецслужбы должны отслеживать радикалов, должны иметь агентуру среди них, но то, что делается сейчас — это уже не работа спецслужб, это провокативная работа, потому что нормальные спецслужбы вообще должны собирать информацию, а не содержать "Альфу", "Омегу" и прочие боевые организации.  

В обстановке, когда каждый день новости страшнее одна другой, то повышают налоги, то квартплату увеличивают, то цены растут, украинцам не сойти с ума? 

— Нет, я понимаю, мы сходим с ума из-за биологической детерминанты. Шизофрения не появляется, как насморк. Наоборот, есть исследование, кстати, и по Второй Мировой войне, и по Великой Отечественной нашей, что в период серьезных стрессов люди настолько группируются и концентрируются, что их обходят нервные, психические заболевания. Даже психически больные люди начинают думать, как выжить. 

Читайте также: Дьяченко: люди продают свои голоса на выборах из-за нищеты

Хорошая новость. Но в то же время заметно, что украинцы стали более  озлоблены и агрессивны. Почему так происходит?

— Потому что они так живут. Потому что такая власть, потому что постоянные проблемы. Нам товарищ Гройсман рассказывает, что мы очень хорошо живем, а мы-то знаем, как мы живем. А эти обещания увеличить тариф на электричество, на газ и прочее. Ну, это же самое страшное. Если бы уже подняли, мы бы вышли на улицы или бы вешались, а так они же не поднимают, боятся, но об этом только и говорят. Это же самое страшное. Когда ты ждешь, что на тебя нападут, но на тебя не нападают, а ты знаешь, что это вот-вот произойдет.

Это как собаке из жалости по чуть-чуть хвост отрезать? 

— Да. Приблизительно вот так. Поэтому конечно очень тяжелая ситуация. И поэтому такое отношение к войне на Донбассе. Обычным гражданам им не до войны, им бы выжить.

Так может быть после этого всего люди выйдут на Майдан?  

— Не думаю. Как нормальный человек, я считаю, что должны быть не майданы, а выборы, потому что это единственный способ тренировать себя и искать будущее. Да и мирного майдана не может быть, потому что будет литься кровь и убивать будут не понятно кого. Виновники спрячутся. И я обычно полушучу в этих случаях, ведь не известно, кого назовут евреем. И это очень серьезно. Нижние лидера, такие как Билецкий, могут быстро стать верхними лидерами. И дальше непонятно, что. Причем, это же не борьба Западной Украины и Восточной Украины. На Западной Украине люди хотят тоже спокойно жить. Они говорят на том языке, я говорю на этом языке. Но при этом же нет никаких проблем. Все хотят спокойно жить. Я не знаю, я не специалист, но если такое поведение нашей власти будет продолжаться, это может привести к очень серьезной трагедией. Причем, это уже не Путин будет виноват. Ну, конечно, потом скажут, что Путин или кто-то еще — это же не важно.

Какой период понадобится украинцам, чтобы навести порядок в стране, выбрать нормальное правительство?

— Это зависит от многих факторов. Я не могу сказать, сколько. Но к этому идет. Страна останется. Останутся собачки на улицах, голодные, мы останемся, может быть. Ну, будем что-то делать. Но государства не будет. И это трагедия… Я такой вот пессимист. Тем более, что молодежь уезжает. Они не вернутся. Потому что это же не временная болезнь Украины — это очень серьезное медленное самоубийство государства. 

В последнее время Порошенко все время говорит: "я", "мой народ". Это вообще как с точки зрения психиатрии? 

— Психиатрия тут не причем. Он человек не глупый, но его заносит. Он не понимает, по видимому, то это раздражает граждан. Но у него же есть  советники, которые должны об этом говорить. Может быть, он запрещает им говорить правду. И повторяет историю с Януковичем и это ужасно. 

И.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун не перестает нас удивлять своими полезными советами и новостями из области здравоохранения. То она запрещает рентген, то разрешает сидеть на холодном и не бояться сквозняков. Многие украинцы уверены, что ей самой не плохо было бы показаться психиатру. Она опасна с ее идеями?

— Скажу так, Ульяна Супрун — советский человек. Классический советский человек, но выросший за границей. Она же ведет себя совершенно отвязно, она делает то, что ни один министр не может себя позволить. Ну, существуют правила игры, ответственность. Она поехала на какой-то фестиваль в Луцке. В интервью сказала, что когда ей нужно принимать ответственное решение, она мысленно советуется с Бандерой… Я спокойно отношусь к Бандере, но что это такое? Ужасно. И вот мы живем в этом. После голосования в комитете ВР, когда решался по ней вопрос, быть ей или не быть на посту министра, мне сказали, что опять все эти боты выскочили. У них же денег немеряно на рекламу, все эти Соросы и прочие дают ей деньги. Причем тоже интересно, зачем это Соросу? Зачем рекламировать неудачников, опасных людей? А они рекламируют.

Складывается впечатление, что у нас страна вообще больна. Больное правительство, больное население…

— Да, но это не медицинская болезнь, это социальная. Эта болезнь называется незрелость. Мы получили вилку и нож, а пытаемся мясо кушать ложкой. Знаете я считаю, что нужно ходить на выборы, но самый интеллигентный, самый богатый город, Киев, дважды проголосовал за Черновецкого. Это что такое? Черновецкий же не прилетел откуда-то с Марса, мы же видели, как он себя в Верховном Совете и все равно выбрали. Да, абсолютно неправильно то, что мы имеем систему голосования за партии, которых нет. Я считаю, нам нужна мажоритарка. Почему в Англии мажоритарная система? Старая демократия. Я тоже хочу мажоритарную. Если я выберу негодяя, то я буду потом об этом говорить. А так я не понимаю, кого я выбрал. Я голосовал за каких-то людей, я даже не помню, за кого я голосовал. Потому что я как бы голосовал за Петю, значит я голосовал за его блок. А за кого — я уже не помню. 

То есть, можно сделать вывод, что украинцы будто специально выбирают людей не совсем здравомыслящих?

— К сожалению, во власти подавляющее большинство негодяев, морально разрушенных. Увы, люди же не очень понимают, кого приводят к власти, ведь им правду никто не говорит до конца, никто не говорит правду, к примеру, про Рабиновича. Что он сидел не за политику, а год прятался от правосудия в Днепропетровской спецбольнице. Никто не рассказывает, что собой представляет Мосийчук. А ведь они стали новыми моральными авторитетами  вместо Поповича и Гузара.

Самое читаемое
    Темы дня