наверх
17.10.201818:05
Курсы валют НБУ
  • USD27.93+ 0.00
  • EUR32.36+ 0.04

Трамп, война и твиты

В шаге от третьей мировой. Удары США по Сирии (193)

(обновлено: )40202
Удалось ли Трампу своими заявлениями завоевать несколько очков на внутриполитической арене – судить трудно, но привлечь к себе внимание на мировой сцене ему удалось однозначно.
Президент США Дональд Трамп. Архивное фото

Максим Никитченко

Доводилось читать о том, что в годы "холодной войны" (может, уже нужно уточнять: первой "холодной войны"?) аналитики ЦРУ изучали фотографии членов на Мавзолее, прикладывая к снимку обычные чертежные линейки. Кто на этот раз придвинулся к Генсеку поближе и насколько? Не пора ли начинать нечто подобное с твитами президента Трампа? "Россия, готовься". "Очень скоро". "Совсем не скоро". "Посмотрите лучше, как замечательно мы отработали по ‘Исламскому государству’". И это в придачу к выводу – не-выводу войск – расширению американского военного присутствия в Сирии.

Поможет ли здесь некая "чертежная линейка"? Вряд ли. Судя по многочисленным комментариям, даже Пентагон пребывает в некоторой растерянности: от свертывания в шестимесячный срок до его наращивания и до масштабных ударов по сирийским объектам. А экс-госсекретарь Олбрайт в недавнем интервью CNN заявила: "Сирийской стратегии [у администрации Трампа] нет".

И все же, думается, было бы ошибкой свести все дело к "неопытности" Трампа, хаотичности его эмоций и якобы свойственному ему стремлению к званию "альфа-самца" мировой политики. Разумеется, сбрасывать со счетов субъективные факторы не стоит. Но едва ли Гитлер объясняется паранойей, Александр Македонский – подражанием Ахиллу, а Наполеон – комплексом Наполеона. Возможно, Трамп генерирует твиты слишком часто и слишком резко для политика его ранга. Возможно – как было сказано по поводу его недавнего "ракетного" твита, он и впрямь несколько "затвитил себя в угол". Но кто всерьез полагает, что дело только в темпераменте и манерах главного обитателя Белого дома? Это форма, а не содержание. Конечно, когда речь заходит о человеке с доступом к атомной кнопке, и форма приобретает особое значение. Но о сердцевине проблемы все же забывать не стоит.

Было бы нелепым, если бы в новом абзаце я с самоуверенным видом разложил Трампа по полочкам. Я не Трамп. Я даже не знаком с ним лично. И все же рискую предположить. Во-первых, 2018 – это год промежуточных выборов в США. Трамп обещал снова сделать Америку великой? Вот, убедитесь. Мы работаем.

И во-вторых, 2018 – это год промежуточных выборов в США. Трамп непрестанно слышит в свой адрес обвинения в некоем предвыборном, двухлетней давности, "сговоре с Путиным". Не далее как в понедельник, 9 апреля, он узнал о том, что агенты ФБР провели обыски в офисе и в гостиничном номере его личного адвоката Майкла Коэна. "Позорная ситуация, – заявил Трамп, обращаясь к журналистам. – Это просто охота на ведьм". На поверхности в истории с Коэном лежит "плата за молчание" порноактрисе Сторми Дэниелс, предположительно знавшей Трампа не понаслышке. Однако помимо отступных в очередном таблоидном скандале Коэн – предположительно, опять это "предположительно" – имел отношение к "российским контактам" Трампа в ходе предвыборной кампании 2016-го. Едва ли "ракетный твит" заставит специального следователя Роберта Мюллера забыть обо всех своих подозрениях, но кроме Мюллера у президента есть ещё и пара сотен миллионов сограждан-избирателей. Трудно отделаться от мысли, что не только к Башару Асаду и Владимиру Путину обращался создатель "милых новых ‘умных’" ракет. Разве мы похожи на союзников? Я и эти двое – Путин и его "газовое животное" Асад?

В-третьих, читатель, воспитанный на воспоминаниях о биполярном мире, в котором две сверхдержавы якобы невозбранно кроили мир на сферы влияния, а также читатель, давно уже раздосадованный монополярными порядками, позволяющими кроить мир в одиночестве, – эти читатели, боюсь, упускают из виду, что Ближний Восток уже не моно- и даже не биполярен, если вообще когда-то был в полной мере таковым. В 1956 Великобритания. Франция и Израиль вторглись в Египет, поставив Вашингтон и Москву перед этим крайне неудобным фактом (один из немногих случаев, когда две сверхдержавы действовали единодушно – насколько это вообще было возможно в 1956). В 1967 Израиль начал Шестидневную войну, не особо заботясь о реакции Вашингтона (пусть в конечном итоге она и оказалась благоприятной для Тель-Авива). Несколько поодаль Греция и Турция – два члена НАТО – в 1974 вцепились друг в дружку по поводу Кипра, предоставив своему старшему заокеанскому партнеру дипломатически маневрировать вокруг разделенного острова.

Читайте также: Разрядка в Сирии: непостоянный Трамп, надежда на мир еще остается

И все это – в разгар якобы хрестоматийно биполярной "холодной войны" (той, что, повторяю, наверное, уже нужно называть первой). Что говорить о сегодняшнем дне с его многовекторными лояльностями и многовекторными же амбициями?  С его многократно обжегшимися глобальными гегемонами (Ирак, Афганистан)? Что может видеть Трамп, когда он обращает свое внимание на Ближний Восток? Разумеется, он видит Асада и Путина, он видит недобитый "халифат" и россыпь "умеренной" сирийской оппозиции. Но кроме этого он видит израильского "царя Биби" – Беньямина Нетаньяху, практически своевольно бомбящего Сирию и – кто знает? – возможно, строящего некие планы насчет Ирана. Трамп видит и сам Иран. Видит "Астанинский процесс", видит встречу трех президентов – российского, иранского и турецкого – в Анкаре. И, конечно же, сама по себе Анкара. Конечно же, "Эрдоган-паша" с его "Оливковой ветвью" и претензиями на некоторую даже военно-техническую самодостаточность и/или диверсифицированность.

Трамп видит все это. Будет ли непозволительной натяжкой предположить, что "ракетный твит" (упростим для ясности, но не все же не будем сводить проблему к нескольким словам в президентском микроблоге) – что "ракетный твит" – это напоминание о том, что за ближневосточным столом есть еще один – очень серьезный – игрок?

И это (несколько неожиданно, возможно) возвращает нас к теме формы и содержания. Вопроса и его цены. Субъективного и объективного. Власти и ответственности. Удалось ли Трампу завоевать несколько очков на внутриполитической арене – судить трудно. Но привлечь к себе (и к США) внимание на мировой сцене ему удалось однозначно. Теперь можно "отыгрывать", сдавать назад, жонглировать сравнительными степенями ("скоро", "скорее", "не так скоро"). Можно, наверное, торговаться за кулисами. Посылать сигналы по секретным каналам. Т.е. проделывать все то, что так любят обсуждать конспирологи. Третья мировая война, возможно, отменяется. Надолго ли – вот вопрос. Если формой "напоминания о себе" или "вступления в игру" остается разбрасывание фигурок на доске или опрокидывание стола – надолго ли откладывается? До очередной атаки, до очередной общей тревоги, до очередного твита?

Самое читаемое
    Темы дня