наверх
22.10.201803:24
Курсы валют НБУ
  • USD28.18+ 0.15
  • EUR32.32+ 0.07

Виктор Суслов: Украина становится страной без будущего

Украина 2018: новые испытания (132)

(обновлено: )7037671
Уходящий год был очень сложным для экономики страны. По мнению экономиста Виктора Суслова, следующий год может быть еще более непростым и экономического выздоровления в ближайшем будущем ожидать не стоит.

Сергей Чигирь, РИА Новости Украина

В новый 2018 год Украина вступает с крайне скромными экономическими успехами. Рост ВВП по итогам 2017 года не превысит 2% и останется ниже уровня “домайданного” 2013 года на 14%, тогда как инфляция в 2017 году превысила 14%, а госдолг (вместе с гарантированным государством долгом) достиг 86% ВВП. 

При этом, еще в начале года экономисты прогнозировали рост экономики в 3%. Действия государства, а именно блокада неконтролируемых территорий Донбасса, по данным экспертов, забрали один процент экономического роста. 

По мнению экономиста, бывшего министра экономики Виктора Суслова, характерной чертой экономической политики 2017 года было отсутствие реальных реформ, которые были заменены громким пиаром. В итоге дорогое время, когда реформы были возможны, утрачено. 

Как бы вы оценили 2017 год с точки зрения развития экономики? 

— В целом, экономика деградирует, резервы и ресурсы истощаются, долги растут. Уровень государственного управления продолжает падать. 

Во-первых, 2017 год — это год стагнации производства. При объявленных ничтожных темпах роста ВВП, Украине нужно будет от 5 до 8 лет, чтобы выйти по объемам ВВП на уровень 2013 года. Но по своей структуре это будет уже другой ВВП, который будет отражать результаты деиндустриализации страны и в котором будет абсолютно доминировать производство сырья и некоторых видов услуг и резко снизится доля отраслей материального производства, прежде всего высокотехнологичных производств. 

У нас в промышленности за январь-ноябрь 2017 года по сравнению с аналогичным периодом 2016 года произошло падение производства уже на 1%. Особенно тревожит падение производства электроэнергии на 5,7%. Кризис в энергетике набирает обороты, и остановить его будет очень сложно. Но и в другой основной отрасли — сельском хозяйстве – объемы производства тоже падают (на 2,8% за тот же период). Пока вклад в рост ВВП дают строительство (прирост на 22%) и транспорт (грузооборот увеличился на 6,2%). 

Во-вторых, 2017 год — это год высокой инфляции. Инфляция становится основной экономической проблемой. А сочетание инфляции и стагнации производства создает крайне опасную для экономики ситуацию так называемой “стагфляции”. За январь — ноябрь 2017 года по сравнению с таким же показателем прошлого года потребительские цены увеличились на 14,5%. При этом, ранее в бюджете-2017 был заложен темп инфляции в 7,1%. Таким образом, был более чем вдвое превышен показатель инфляции. Тем временем индекс оптовых цен промышленных предприятий за 11 месяцев 2017 года вырос уже на 27,2%, а это залог будущей высокой инфляции в 2018 году. Из этого мы делаем вывод, что политика инфляционного таргетирования НБУ, которую так громко и много пиарила наша власть, полностью провалилась. И, поверьте, показатель 9% роста инфляции, заложенный в расчеты к бюджету-2018, также будет значительно превышен. Потому что экономика уже плотно сидит “на игле” финансирования за счет денежной эмиссии, на которую ее подсадило правительство вместе с Нацбанком.

То есть Нацбанк не справился с возложенными на него задачами? 

— Конечно. Мы помним, как Национальный банк доказывал всем после катастрофической девальвации гривны, что он якобы не должен отвечать за курс национальной валюты, а вот за темпы инфляции — пожалуйста. В итоге НБУ не справился с выполнением своей главной конституционной задачи — обеспечении ценовой стабильности национальной валюты. Я думаю, что нынешний и.о. главы НБУ Яков Смолий не может претендовать на должность главы НБУ, поскольку именно при нем продолжалась проинфляционная монетарная политика, которую ранее проводила Валерия Гонтарева.

Постоянная эмиссия гривны, раскрутка инфляции со стороны НБУ, неизбежно должны были привести к увеличению импорта товаров, потому что эффективность импорта при росте цен возрастает, поскольку темпы девальвации гривны оказались ниже, чем темпы инфляции. По данным платежного баланса, составленного НБУ, превышение импорта иностранных товаров над экспортом украинских товаров за 10 месяцев 2017 г. составило 7 млрд. долл., увеличившись за год почти на 2 млрд., а негативное сальдо текущего счета платежного баланса достигло 3 млрд. 275 млн.долл., увеличившись за год на 400 млн. долл.

В отсутствие притока прямых иностранных инвестиций, Украина вынуждена покрывать этот дисбаланс за счет расходования валютных резервов или за счет увеличения внешних долгов. Либо неизбежной становится дальнейшая девальвация гривны. Что, собственно, мы сейчас и наблюдаем, пока МВФ отказывает Украине в предоставлении очередных траншей кредитов МВФ.

Читайте также: Два слова о (не)важности продолжения сотрудничества Украины с МВФ

А может ли Украина бесконечно наращивать свои внешние долги? 

— Нет, потому что долги нужно обслуживать: своевременно выплачивать по ним проценты, своевременно гасить кредиты. Иначе-дефолт. И существует предельный объем займов, который способна обслуживать экономика. Украиной этот предел давно достигнут. А теперь наши долги – запредельны. 

Важной особенностью 2017 года стало то, что возобновился рост валового внешнего долга Украины. Ранее, в период с января 2014 года по январь 2017 года валовой внешний долг Украины сократился на 28,4 млрд. долл. за счет выплат долгов кредиторам. Это происходило путем более быстрого сокращения внешних долгов украинского коммерческого сектора, прежде всего долгов коммерческих банков, в сравнении с ростом государственного внешнего долга. Такое сокращение внешнего долга коммерческого сектора было вынужденным – просто для украинского бизнеса в ходе кризиса закрылись внешние финансовые рынки коммерческих заимствований. Рефинансирование долгов на приемлемых условиях стало не возможным. И произошло фактически финансовое “обескровливание” коммерческого сектора, которое сопровождалось рядом громких корпоративных дефолтов. Тем самым на годы вперед была предопределена деградация и банкротство многих производственных корпораций и многих коммерческих банков. 

Накопленная просроченная внешняя задолженность коммерческого сектора к настоящему времен превысила 20,7 млрд. долл. В течение 2018 года коммерческий сектор должен будет погасить еще около 40 млрд. долл. внешних долгов. И пусть значительная часть из них будет реструктуризирована, пусть здесь фигурируют и большие задолженности финансово-промышленных групп перед своими собственными офшорами, которые так или иначе будут погашены, все равно спрос на валюту и давление на валютный рынок будут чрезвычайно сильными. 

А теперь еще и ускорился рост государственного внешнего долга. Так что ситуация с внешними долгами выглядит катастрофично. 

Какие ваши ожидания в 2018 году? 

— Ожидания тревожные. Экономика расбалансирована. Почти четыре года для реформ потеряны. До окончания программы сотрудничества с МВФ остается практически год, а Украина получила только половину намеченных траншей. Программа приостановлена и находится под угрозой срыва из-за невыполнения украинской властью своих обязательств. Мы не видим создания обещанных сотен тысяч новых рабочих мест, высокотехнологичных предприятий, конкурентоспособной экономики. Напротив, Украина стала беднейшей страной Европы с сырьевой экономикой, с самым низким уровнем заработных плат и пенсий, страной, из которой началась активная эмиграция рабочей силы. По сути, Украина становится страной без будущего.

Ну а на что надеется власть? 

— Похоже, что украинская власть надеется на чудо. На то, что будет новая программа с МВФ, которая позволит выплатить долги по прежним займам у МВФ. На то, что МВФ и другие кредиторы спишут долги Украине и дадут новые большие кредиты. На то, что будут конфискованы десятки миллиардов долларов, похищенные Януковичем. На то, что еще десятки миллиардов нам заплатит российский Газпром по решению Стокгольмского арбитража. На то, что иностранные очень крупные инвесторы вдруг прозреют, войдут в положение Украины и привезут очень большие инвестиции. На то, что вот назначим еще несколько иностранцев, которые обладают тайным знанием, недоступным украинцам, украинскими министрами, и все наладится. Власть надеется на “невидимую руку рынка” и думает, что экономикой можно не управлять. Власть наивно предполагает, что неконкурентоспособная украинская экономика является передовой в мире, и продолжает открывать украинские рынки для иностранных конкурентов, подписывая все новые соглашения о свободной торговле. Власть надеется, что можно строить “реформы” только из пафосных слов и призывов. 

Следующий год будет предвыборным годом. Это как-то повлияет на экономику? 

— Все будет как всегда в Украине в предвыборный период. Разгул популизма. Потоки невыполнимых обещаний. Пропаганда невиданных успехов реформ. Денежные эмиссии для выполнения обязательств перед избирателями. Обострение борьбы за власть. Подкуп избирателей и избирательных комиссий. И – новое "торжество демократии"! 

Самое читаемое
    Темы дня