наверх
22.01.201814:04
Курсы валют НБУ
  • USD28.84+ 0.07
  • EUR35.35+ 0.14

Доносов мало не бывает, или "Стукачи" боятся адвокатов

(обновлено: )761190
Доносительство приобретает у нас характер стихийного бедствия, становясь нормой жизни. "Стучать", прикрываясь благом Родины, считается теперь не бесчестьем, а особой честью, обязанностью, священным долгом гражданина.

Павел Рудяков, эксперт

Проблема доносительства не может не вызывать тревогу сама по себе. Мировой опыт однозначно указывает на то, что там, где доносы приобретают массовый характер, государство и общество сталкиваются с серьёзными угрозами. Проблема становится ещё глубже оттого, что "стукачество" как-то незаметно перешло в разряд высоких моральных качеств. В нормальном обществе доносительство трактуется как мерзость и грязь. В нормальном государстве доносить стыдно, позорно. У нас  теперь не стыдно, а, наоборот, почётно, модно, престижно. Доносчики не прячут глаз от друзей и знакомых, а с гордостью и с чувством выполненного долга стремятся сообщить о своих доносах как можно большему числу людей. Ещё один шаг, и те, кто не балуются доносительством, останутся в явном меньшинстве. Тогда, видимо, "стучать" станут и на них. За то, что не донесли на кого-то другого.

Доносчики, никого и ничего не боясь, делают свое грязное дело с энтузиазмом.

Не успевают высохнуть, по старинке говоря, чернила на одном доносе, как его автор тут же, засучив рукава, берется строчить следующий. В самые страшные периоды сталинских репрессий число доносов исчислялось миллионами. В ряде исторических источников называется цифра порядка четырех-пяти миллионов (!). Ещё немного, и мы, судя по всему, не только выйдем на этот показатель, но и превзойдем его. Хотя Сталина и сталинизм во всего его проявлениях, вроде бы, осуждаем, отрицаем, запрещаем.

Украинское государство и активная часть общества доносительство в различных его формах активно стимулируют и поощряют. Вольно ли, или невольно это – другой вопрос, отдельная тема для обсуждения, но факт тот, что поощряют. В сложившейся атмосфере доносительство цветёт пышным цветом, превращаясь едва ли не в неотъемлемый атрибут патриотизма. Но, вот, внимание: лучик света в кромешной доносительской тьме. Оказывается, "стукачи" кое-чего, точнее, кое-кого боятся. Адвокатов. Хорошо. Не боятся, а опасаются, не всех подряд, а только "агрессивных". Но и это уже кое-что в ситуации, когда эпидемия доносительства, превратившегося в доблесть, разрослась до катастрофических масштабов.

Своё предположение автор строит на основании сведений, как принято говорить, из надежного источника. Польского. В материале под заголовком "Агенты влияния России активно действуют в Польше и Украине", опубликованном на сайте "Polradio.pl", читаем: "Украинские политики и политологи остерегаются комментировать деятельность этой структуры ("Украинский выбор" – Авт.). В частных беседах они утверждают, что в ее составе немало агрессивных адвокатов, бдительно отслеживающих и активно реагирующих на все упоминания об "Украинском выборе" в прессе, поэтому никто не хочет высказываться об этой организации, чтобы потом не тратить драгоценное время на юридические процедуры".

Читайте также: Враг нации определен — кот Матроскин. О запрете фильмов РФ и СССР

Значит, остановить доносчиков или, по крайней мере, охладить пыл некоторых из них возможно, хватая их за каждый публичный донос за язык и подавая на них иски в суды. На то, что такая логика, действительно, имеет место быть, что такого рода мотивация для воздержания от доносительства, на самом деле, присутствует, указывает другой пример, приводимый в том же материале на польском сайте. Речь идет о фонде "Открытый диалог", заподозренном в работе на Москву. В этом случае автор с удовлетворением сообщает, что "в Украине фонд уже привлек внимание правоохранителей. В отношении его председателя Генпрокуратурой возбуждено уголовное дело по государственной измене, содействию деятельности террористических организаций и финансированию терроризма". Особую гордость вызывает тот факт, что это произошло в ответ на "сигналы"от неравнодушных граждан из числа польских и украинских журналистов и экспертов (они, кстати, в одном пассаже именуются "следователями-журналистами", – видимо, не очень удачный перевод с польского – Авт.). После этой истории автор и переходит к рассказу об "Украинском выборе", не скрывая того, что ему и таким, как он, очень хотелось бы возбуждения дела и против этой организации.  

В завершение – пару любопытных деталей, позволяющих раскрыть содержательное наполнение доносов, выявить их предвзятость и заказной характер. Один из неотъемлемых элементов доносительского "наезда" на юридическое лицо это – компрометация его руководителей. В случае с "Украинским выбором" на орехи, понятно, достается Виктору Медведчуку. Кто б сомневался?! Пара-тройка строчек в тексте материала – и донос готов, и ушат грязи на голову того, кого доносчики избрали своей целью, вылит. 

В вину Медведчуку ставится и его работа на высокой должности при Леониде Кучме ("одиозный экс-глава администрации"), и участие в судебном процессе по делу Василя Стуса ("украинские диссиденты утверждают, что он был назначен адвокатом КГБ СССР"). Позвольте! Разве у него одного есть прошлое? А Петра Порошенко разве нельзя назвать "одиозным" основателем Партии регионов? Или министром в правительстве Николая Азарова. Тоже – "одиозным". Что же касается суда над Стусом, то тут вообще смешали грешное с праведным. Медведчука корят за то, что он выступал в судебном заседании адвокатом. А того же Дмитра Павличко, который вместе с еще двумя литераторами (кстати, ныне здравствующими) написал донос на коллегу по поэтическому цеху в КГБ (см.: архивы), на основании которого тот был арестован и осужден, даже не упоминают. 

Достается Медведчуку, само собой, и за действия, трактуемые польско-украинскими "следователями" как препятствование работе журналистов. Имеется в виду декабрьская провокация в аэропорту "Жуляны" людьми из программы "Схемы".  Она, как все помнят, бесславно провалилась. Это и вызвало, собственно, гнев праведный "честных" работников "независимых" СМИ. Обвинения бездоказательны, голословны. Кого, однако, это может волновать, если надо "мочить" врага? При этом о других инцидентах, прямо подпадающих под определение "препятствование работе журналистов", автор не вспоминает. Возможно, по неведению. Позволю себе помочь ему в сборе соответствующих материалов, приведя один яркий пример. В тернопольском селе Котюжини произошел захват храма УПЦ с целью его присвоения сторонниками Киевского патриархата. Вскоре после этого изгнанный настоятель, священник УПЦ Александр Кантицкий прибыл в село вместе со съемочной группой одного из телеканалов, чтобы отснять сюжет о происходящем. Группа жителей с применением силы не позволила ему этого сделать, совершив, таким образом, действия, прямо подпадающие под квалификацию: "препятствование журналистской деятельности". Силовые действия, несмотря на их очевидную противозаконность, были одобрены и позитивно оценены местным изданием "За Збручем". Трактовка свободы слова в лучших традициях доносительства своим – свобода, чужим – донос.   

Читайте также — Гриневич: нацменьшинства будут учиться на украинском языке

Темы дня