наверх
14.11.201906:48
Курсы валют НБУ
  • USD24.32- 0.15
  • EUR26.76- 0.18

Защищая Вятровича, можно попасть в опалу к полякам

Дружба Украины и Польши разбилась об закон о Бандере (555)

(обновлено: )7831111
Сценарий "дружба ради победы" в украинско-польских отношениях остается уделом будущего. В Киеве и в Варшаве предпочитают объяснять проблему влиянием "третьей стороны". В Москве в ответ только пожимают плечами.

Павел Рудяков, эксперт

Идиллическое состояние украинско-польских отношений, имевшее место, казалось бы, совсем недавно, уходит все дальше в прошлое. Число разногласий растет, часть из них консервируется, создавая все более неблагоприятный  фон для двухстороннего взаимодействия. Сферы истории и культуры в этом смысле остаются наиболее конфликтогенными. В  материале "Дойче Велле", посвященном отношениям Киева и Варшавы, положение дел в области межгосударственных связей охарактеризовано как  партнерское, продуктивное, в сфере же контактов на негосударственном уровне – как предконфликтное. С такой оценкой вполне можно согласиться, сделав при этом, однако, одно существенное уточнение: негативная энергия противоречий, накопившихся "внизу", уже оказывает влияние на идиллию, остающейся внешне непоколебимой "вверху". Между государственными органами Украины и Польши появились и усилились противоречия, часть из которых достигла такой степени, что может отразиться на визите президента Польши Анджея Дуды в Киев, запланированном на декабрь текущего года. На то, что такая возможность или, лучше сказать, угроза существует, уже успели прозрачно намекнуть официальные представители польской стороны.

В конце октября Киев и Варшава в очередной раз не пришли к общему мнению, не нашли общий знаменатель в подходах к некоторым проблемам исторической политики. Переговоры украинского министра культуры Евгена Нищука с польским вице-премьером, министром культуры и национального наследия Петром Глинским закончились, по сути дела, безрезультатно. По главному вопросу повестки дня не только не удалось достигнуть согласия, но даже подготовить более-менее благоприятную почву для его достижения в обозримом будущем. Заняв твердую, практически исключающую возможность достижения взаимоприемлемого компромисса, позицию, Нищук, по сути, взялся защищать директора Института национальной памяти Владимира Вятровича. С этим персонажем поляки уже достаточно давно не хотят иметь дела, считая именно его ответственным за целый ряд негативных явлений и тенденций, проявившихся в сфере исторической политики и политики памяти. С точки зрения Варшавы, Вятрович – одиозная фигура, которую следует отстранить от участия в украинско-польских проектах. Серьезные претензии к украинскому "директору памяти" у его польских коллег-историков есть и в отношении его компетенции как историка. При всем желании оставаться патриотом, с ними тут тяжело не согласиться.

Читайте также: Они удивили мир: Кушнер и сговор с РФ, Мадуро и Despacito, Дуда и протесты

Очередной раунд украинско-польского "сыр-бора" разгорелся в связи с обсуждением проблемы поиска и эксгумации участников войн и жертв политических репрессий, легализации памятников на территории Украины и Польши, сооруженных без формального соблюдения норм действующего законодательства каждой из стран. Камнем преткновения стало различное видение сторонами того, как бы можно было сдвинуть дело с мертвой точки. Варшава предложила вынести обсуждение на более высокий уровень, сформировав для этого специальную межправительственную комиссию или же использовав существующую межправительственную украинско-польскую комиссию по вопросам охраны и возвращения утраченных и незаконно перемещенных во время Второй мировой войны культурных ценностей. Киев устами Нищука выступил против этого, заявив, что считает неисчерпанным переговорный потенциал на уровне уполномоченных на сегодня структур – Институтов национальной памяти и министерств культур двух стран. За этой вполне благопристойной оболочкой скрывается стремление Польши снять запрет на эксгумацию польских захоронений в Украине, за чем, собственно говоря, вице-премьер Глински и приезжал в нашу страну. Наши чиновники с подачи Вятровича и "вятровичей" ставят решение вопроса в зависимость от того, разрешит ли, или не разрешит Варшава восстановить памятник УПА в Грушовичах, установленный без разрешения польских властей в 1994 году и разрушенный полгода тому назад. У нас эта тема всячески замалчивается, поляки же ее активно обсуждают, причем, в весьма нелестном для нас ключе. Один из последних материалов по этому поводу в газете "Речь Посполита" вышел под более чем красноречивым заголовком – "Шантаж Киева".

Формальный, на первый взгляд, момент, который в другой ситуации и в других условиях вряд ли возник бы, а, если бы возник, то был бы преодолен легко и непринужденно, теперь оказался непреодолимым препятствием. Министры разъехались обиженными друг на друга. Ряд польских СМИ воспользовался случаем, чтобы добавить маслица в огонь критики Украины. Довольным же результатами переговоров остался один Вятрович.

В свете этой истории по-иному, чем это подается в официальных источниках и комментируется официальными лицами, предстают некоторые другие совместные украинско-польские действия последнего времени. Это касается, например, польско-украинской декларации, посвященной проблеме образования и ее языковым аспектам. И у нас, и в Польше профильные ведомства поспешили объявить ее победой, в то время как в ряде польских СМИ по этому поводу была сформулирована дилемма: успех или хорошая мина  при не очень хорошей игре? Кое-кто из польских наблюдателей обратил внимание на то обстоятельство, что в документе не содержится никакой конкретики, одни только общие фразы, которые при желании и необходимости можно толковать и разворачивать в любую сторону. С одной стороны, так, вроде бы, и должно быть, речь ведь идет именно о декларации, с другой, – не совсем тогда понятно, зачем вообще министрам образования двух стран было что-то декларировать?

Комментарии по поводу документа от министра науки и образования Украины Лилии Гриневич отличались предельной степенью удовлетворения и оптимизма. Чиновница без преувеличения чувствовала себя триумфатором и изо всех сил старалась сделать так, чтобы ее чувства разделили остальные. Министр же народного образования Польши Анна Залевска не преминула "макнуть" коллегу носом в грязь, правда, только для польской аудитории. В украинское информационное пространство ретранслировать ее замечание никто, понятно, не стал. А зря! Замечание  важное, знаковое, раскрывающее всю меру непрофессионализма, "непрофильности" украинского профильного министерства. Польская сторона в момент закрыла рот стороне украинской в лице Гриневич, указав на тот факт, что новый "Закон об образовании"… противоречит целому ряду уже действующих двусторонних договоров. "В ходе примерно двухчасовой партнерской и жесткой дискуссии, – сказала она – мы вспомнили (!!! — Авт.) о документах, которые уже регламентируют проблему. И согласились в том, что новые акты не должны нести в себе односторонний отказ от договоренностей, достигнутых ранее".

Пока "пани чубляться", "холопи" по обе стороны украинско-польской границы живут своей жизнью. Разбираться в том, какова она у них и у нас, не будем даже пытаться, это – отдельная большая тема. Упомянем только один-единственный факт, приведенный в одном из авторитетных польских источников: существенное преобладание в Польше на социальных порталах антиукраинских комментариев превратилось в устойчивую тенденцию.

Читайте также: На ножах. Польша снова заговорила о СС "Галичина", назревает скандал

Самое читаемое
    Темы дня