наверх
25.11.201704:00
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Марш УПА: наблюдения постороннего

Марш за импичмент Порошенко и вече Саакашвили (359)

(обновлено: )498511111
Националисты собирались в стройные ряды, со своими старшими во главе каждой колонны. Сотни, если не тысячи флагов "Нацкорпуса" и ВО "Свобода" развеваются над головами демонстрантов.

Захар Виноградов, для РИА Новости Украина

Холодный осенний день в Киеве, 14 октября 2017 года. Правый берег Днепра, покрытый кудрями зелени, кое-где разъела ржавчина осени. Вот — Киево-Печерская лавра, а рядом памятник Родине-Матери, а вон там дальше спелые луковицы церквей и колоколен украинской столицы и, наконец, прямо над Подолом устремился ввысь космический корабль знаменитой Андреевской церкви. В голубоватом осеннем воздухе, как будто  вспыхивают искорки — это осенние листья, отражаясь на солнце, кружатся, покорно устремляясь под ноги прохожих. Кажется, в этом мире нет другого такого места, которое было бы столь чисто и столь космически воздушно, как Киев в день Покрова Пресвятой Богородицы — главного православного праздника осени.

Но это — ложь. Потому что украинские политики превратили этот святой праздник в мутный и грязный день Украинской повстанческой армии, 75-ую годовщину которой украинские националисты отметили факельным шествием. И Киев на наших глазах на несколько часов погрузился в дым и ненависть.

Как они обманывают друг друга

Небольшой по площади парк Тараса Шевченко, даже скорее сквер, где к вечеру этого дня собирались националисты, разместился напротив Киевского госуниверситета.

В центре Киева собираются националисты для участия в "Марше нации"

В центре сквера — высокий и величественный памятник писателю, поэту и художнику Украины Тарасу Шевченко, про которого известно, что большую часть жизни он прожил в России, в Санкт-Петербурге, и что все свои дневниковые записи, в отличие от украиноязычных литературных трудов, вел на русском языке. И вообще, к России и российской культуре относился с большим уважением. Чего не скажешь про собравшиеся у его ног (памятника, конечно) украинских политиков, депутатов парламента и Киевского городского совета. Они в основном говорили, наоборот, о своей ненависти к России. Один из совсем ошалевших нациков начал в такт националистическим лозунгам "зиговать". Поскольку вокруг было много иностранных журналистов из европейских стран, его куда-то быстренько увели. Чтоб не портил антироссийскую картинку, предназначенную для толерантных европейских телезрителей.

Националисты, в основном молодежь, собирались в стройные ряды, со своими старшими во главе каждой колонны. Сотни, если не тысячи флагов "Национального корпуса" и Всеукраинского объединения "Свобода" развеваются над головами демонстрантов. Справа от памятника разместилась группа обеспечения факелов — из пластиковых бутылок и канистр они разливают всем желающим горючую смесь для самодельных факелов. Присматриваюсь. Факел это пустая консервная банка, закрепленная на черенок от швабры.

Толпу, внимающую ораторам, разрезают, хаотично передвигаясь в ней,  люди в театральных масках — белых, черных, кто-то прячет лицо под шарфом. Почему, непонятно. От кого прятаться, если здесь все свои?

Есть какая-то во всем этом неискренность…

Да, собственно, как и в самом этом празднике, который приурочили украинские президенты, начиная с Кучмы, к святому для православных Покрову Пресвятой Богородицы. На Украине сначала его назвали Днем Казачества, потом Днем защитника отечества. А для националистов это почему-то день рождения Украинской повстанческой армии (УПА), 75-лете которой они и отметили в этот день 14 октября 2017 года.

Тем временем речи у памятника Шевченко, наконец, истекают. Политики спускаются от постамента к своим адептам для ритуальных рукопожатий. Виделись-то они все еще до начала митинга. А сейчас обнимаются и приветствуют друг друга для фото и видеосъемки.

Большинство националистов — молодежь от 16 до 25 лет, много людей в полевой форме, уже отслуживших или еще только призванных в армию. Очень много девушек с горящими от политического перевозбуждения глазами.

Факельное шествие националистов в Киеве

Вообще лица у всех искажены какой-то общей для всех здесь присутствующих гримасой "ненависти". Истеричный мужской голос периодически в мегафон выкрикивает речевки, которые заучено повторяют собравшиеся. "Слава Украине!" — взвизгивает мегафон. "Героям слава", — откликается толпа. "Слава нации!" — возбуждает с надрывом толпу диктор. "Смерть врагам!" — истошно вопят ему в ответ.

Кажется, они заводят друг друга — диктор националистов, а нацики его…

С глазами дохлой рыбы

В какой-то момент националистическая толпа начинает понимать, что здесь что-то не так. Стояние на холодном октябрьском ветру затягивается. И вот в толпу врезаясь, словно десятки острых гвоздей, проникают одетые абсолютно во все черное (одинаковые куртки и бейсболки без опознавательных знаков) молодые мужчины — это спецслужба "Национального корпуса", политической партии, образовавшейся из добровольческого батальона "Азов". 

В данный момент их задача удержать градус ненависти в толпе на приемлемом уровне, пока руководители нациков не встали в голове колонны. А те тоже не спешат — слишком рано. Как поясняют коллеги, руководители ждут, когда на Киев начнет опускаться вечерняя мгла, чтобы зажженные факелы выглядели более эффектно.

Смотрите также инфографику: Марши УПА и столкновения: 14 октября в фактах

Наконец, в голове колонны появляются лидер "Свободы" Олег Тягнибок и глава "Национального корпуса" Андрей Билецкий. У каждого — свой выверенный образ, свое специально подобранное окружение. Тягнибок — националист со стажем (более 20 лет), а Белецкий — бывший полковник добровольческого батальона, партию создал год назад. И соответственно этому — у каждого свой особый стиль — и в одежде, и в поведении.

Марш националистов в Киеве

Тягнибок облачен в пальто, из ворота которого выглядывает черная, расшитая красным, зеленым и желтым вышиванка. Он аккуратно подстрижен, натужно улыбается, очень хочет походить, что заметно, на идеолога украинских националистов Бандеру прежде всего внешне. Но у Тягнибока плохо получается — Бандера (портрет его как будто случайно оказывается рядом) даже внешне был похож на истеричного аскета, посвятившего жизнь националистической идее.

А Тягнибок любит поесть и вообще жизнелюб, превративший националистическую идею в хорошо налаженный бизнес. Известно, что за политическую поддержку Тягнибок кормился и у Партии регионов и у их противников во Фронте перемен Яценюка. Поэтому на фоне аскетичного Бандеры, Тягнибок выглядит объевшимся салом котом.

Совсем другое дело — Билецкий. Он по-современному одет, в темную, хорошо пошитую одежду (его окружение выглядит подчеркнуто дешевле), на лице легкая небритость, которую в той или иной степени повторяют все, кто рядом с ним — от охранников до  заместителей по партии. Билецкий строит свою карьеру расчетливо, его национализм хорошо продуман и математически выверен. Историк по образованию, он еще в начале нулевых понял, что в политике для него нет другой ниши, кроме нацисткой, поскольку остальные прочно заняты старшими товарищами. Поэтому он стал националистом с дальним расчетом и потихоньку потеснил всех — и Правый сектор, и "Свободу" и других, тех, что помельче.

И вот, в день 75-летия УПА эта встреча двух главных националистов Украины. Оба фюрера стараются не смотреть друг на друга и в тоже время показать всем, что они сегодня заодно. И надо сказать, делают это виртуозно.

Наконец, строй националистов, вооруженных исключительно флагами и ненавистью к России, двинулся вниз по Бульвару Шевченко к Крещатику. По улицам Киева вдоль всего движения нациков стоят сотни полицейских.

Чуть позже, уже выйдя на Крещатик, они зажигают факелы и начинают кидать на обочины взрывпакеты. Воздух наполняется едким, каким-то даже рвотным по цвету и запаху дымом. Звучат разрывы. Из дыма все с той же истеричной надоедливостью доносится "Слава нации — смерть врагам!"

Дойдя до Майдана Незалежности, толпа в 15-20 тысяч человек останавливается. Лидеры хотят объявить минуту молчания в честь павших здесь героев Небесной сотни.

Момент истины, так сказать. Потому что по информации канала BBC стрельба по митингующим велась из окон номеров гостиницы "Украина", в которых жили "свободовцы". Генпрокуратура даже по этому эпизоду возбудила в 2015 году уголовное дело и провела несколько обысков у главарей организации. Но потом дело было спущено на тормозах.

А Билецкий вообще на Майдане не был — сидел в это время за рэкет в Харьковской колонии, вышел на свободу, как политзаключенный уже после госпереворота.

Толпа мнется, объявить минуту молчания не получается. Потому что из специально установленных на Майдане динамиков льются украинские песни. Это в дело вступила еще одна сила — власть, которая хочет отжать себе националистическую молодежь.

И тут из толпы вырывается Билецкий. Он решительно направляется к тротуару, на котором стоят машины с громкоговорителями.

Так получается, что руководителю "Национального корпуса" нужно пройти буквально в 10 сантиметрах от меня. В какой-то момент наши глаза встречаются… Интеллигентное, не сказать, чтобы волевое лицо, не вождь, а просто тот, кто натянул на себя непомерную форму фюрера. Но вот что больше всего поражает: глаза. Равнодушные глаза дохлой рыбы.

Охранники Билецкого раздвигают небольшую толпу журналистов, он быстро проскальзывает сквозь нее к машинам с громкоговорителями, музыка мгновенно стихает. После минуты молчания и нескольких трафаретных речей про агрессию России, снова вспыхивают чадящие факелы, раздаются хлопки взрывпакетов и уже занудное, но такое же истерическое: "Слава нации…"

Шоу националистов продолжается…

Со швабрами в руках

Спустя час, когда Киев окончательно окутала ночь, а у националистов закончились взрывпакеты и горючее в консервных банках, то бишь факелах, вместе с молодыми националистами спускаюсь в метро "Контрактовая площадь".

Факельное шествие националистов в Киеве

Здесь, под землей они выглядят мирно и как-то даже беззащитно. Парни целуются с девушками, девушки мило улыбаются парням, люди постарше переговариваются о планах на воскресенье, один из бритоголовых помогает старушке спуститься по лестнице, нет ни масок, ни плакатов, большинство говорит по-русски и как-то совсем не "про смерть врагов".

Кажется, наверху они оставили не только своих оголтело-расчетливых фюреров, но и только что демонстрируемый ими фанатизм.

Но в какой-то момент понимаю, что это не так. Что все намного печальнее.

Читайте также — Марш УПА в Киеве: "власть-проститутка, победить Московию, урезонить венгров"

Национализм привлекателен для этих людей простотой решений сложных для страны экономических задач и возможностью реванша за поражения, которые после объявления независимости терпели миллионы украинцев. Тогда их обобрали несколько десятков доморощенных олигархов. Экономика рухнула, работы нет, жизнь впереди — безнадежно серая.

Но теперь власть и фюреры объяснили, что во всем виновата Россия. И это так просто и в тоже время так далеко от их личной жизни, что им хочется в это верить вопреки всему. И они верят. И они этого фанатеют.

Факельное шествие националистов в Киеве

И вот теперь они спускаются в метро, садятся в вагоны и едут домой. В руках у них — черенки от швабр, те самые, которые всего полчаса назад были грозными факелами.

И им кажется, что, пройдя с этими факелами в руках по главной улице столицы,  они сделали что-то очень важное и очень нужное для своей страны и своего народа. Им очень хочется в это верить.

Только никто им не объяснил, что швабры остаются швабрами. Даже если с их помощью нести над головой горящую паклю.

Читайте также: Долинский: украинцы вдруг резко забыли, за что боролся Бандера

Темы дня