наверх
06.06.202023:07
Курсы валют НБУ
  • USD26.60- 0.09
  • EUR30.15+ 0.15

Есть ли свет в конце туннеля. Суслов об украинской экономике

Тотальная нищета, рост цен и тарифов (1004)

(обновлено: )5310160
Бывший министр-экономики Виктор Суслов в эфире "ГС" прокомментировал, с какими экономическими показателями Украина вошла в 2017-ый год, что будет дальше, и когда закончится кризис.

РИА Новости Украина – Радиостанция "Голос Столицы"

Прошлый год стал поворотным для экономики Украины, уверяют в Кабинете министров. Экономическая ситуация действительно несколько стабилизировалась после того, как страна прошла "дно" кризиса: ВВП, по официальным расчетам, за 2016-ый вырос на 1-1,5%, инфляция замедляется, промпроизводство стало периодически показывать рост. Но национальная валюта при заложенном в бюджете-2016 курсе 24,1 гривны за доллар, в декабре не раз опускалась ниже отметки 27 гривен.

Экономические последствия прошлого года и прогнозы на текущий год относительно кризиса, ЗСТ с ЕС, сотрудничества с МВФ и курса гривны, в эфире радиостанции Голос Столицы озвучил бывший министр-экономики Виктор Суслов.

Читайте также: Мы выживаем, нас выживают. Социалка, что ждет украинцев в 2017 году?

Каким 2016-ый был для Украины в экономическом плане?

— Безусловно, 2016-ый был годом экономической стагнации. Пока итоги года не подведены. Ожидается минимальный рост валового продукта в районе 1%. Но, знаете, после падения валового продукта в течение 2013-го, 2014-го, 2015-го годов, если считать в валюте, практически вдвое, этот процент, конечно, не спасает.

Но вопрос не только в темпах роста, вопрос в том, что за этот период обнаруживаются все новые и новые очень тяжелые проблемы, из которых на первое место я бы поставил тяжелый инфраструктурный кризис. Потому что известно, все мы наблюдаем кризис ЖКХ, например, разрушение теплосетей.

Я и сейчас читаю сообщения о том, что все время ряд домов даже в Киеве остается то без воды, то без тепла. Во многих домах лифты не работают. Это идет лавинообразно. Не случайно, как мы знаем, правительство пытается переложить расходы по ремонту и содержанию ЖКХ  на граждан.

Стимулируя создание объединений собственников домов, квартир, с тем, чтобы они взяли на себя содержание этой жилищной инфраструктуры, ремонт домов. Но это нереально. И понятно, куда мы идем.

Мы ничего не ремонтировали, ни во что не вкладывали. Деньги не выделялись потому, что их нет?

– Денег, естественно, нет. Денег у нас никогда достаточно не было. Но к этому мы можем добавить еще несколько таких направлений кризиса, ярких и всем понятных.

Вот, допустим, тот же финансовый кризис, в том числе, валютный кризис. Резкое падение экспорта. По итогам года падение украинского экспорта составит где-то в районе 9%, что очень много. Тем более, что в предыдущие годы экспорт тоже падал. А значит, что поступления валюты в страну постоянно сокращаются.

Если брать наши данные по платежному балансу, по счету текущих операций за январь-ноябрь прошлого года, то мы имеем минус 3,106 миллиарда долларов, в том числе и по балансу товаров минус 5,908 миллиарда. Это значит, что мы купили товаров почти на 6 миллиардов больше, чем продали.

У нас отрицательное сальдо торгового баланса, его приходится покрывать увеличением внешних долгов, наращиванием заимствований. Но страна не может непрерывно наращивать свои внешние долги, как мы прекрасно понимаем.

Поэтому этот кризис внешней торговли, который превращается в  финансовый кризис, в неустойчивость валюты, потому что падает и курс гривны. Это одна из причин — нехватка валюты, одна из причин падения курса гривны. А невозможность удержать курс подрывает доверие к гривне, подрывает доверие к банковской системе.

Все это сопровождается продолжающимся банковским кризисом, когда уже обанкротилось более 80 банков, в том числе стал неплатежеспособным и был подвергнут национализации самый крупный украинский банк — "ПриватБанк", о чем можно говорить детальнее. Все эти факты, говорят о том, что у нас нет преодоления кризиса. И если кто-то увидел свет в конце тоннеля, то, как любят говорить, – это поезд, идущий навстречу.

А нужно Украине такое большое количество банковских учреждений?

— Всем этим банкам НБУ, то есть государство, выдало лицензии. В разные годы НБУ выдавал лицензии, значит, считал, что нам нужно такое количество банков. Кроме того, любая попытка ограничить выдачу лицензий сопровождалась в прошлые годы  криками о том, что нельзя ограничивать свободу предпринимательства.

Поэтому я считаю, что совершенно ложная идея, что много банков, нам столько не нужно. Знаете, разное законодательство в разных странах. Есть страны, в которых тысячи коммерческих банков, в том числе и маленьких коммерческих банков. И они сотнями лет успешно работают.

Что происходит с курсом гривны?

– Последние события, безусловно, связаны с необходимостью восстанавливать платежеспособность "ПриватБанка" после национализации. Собственно, правительство наше объявило вместе с НБУ, что не хватает 116 миллиардов гривен у "ПриватБанка" для того, чтобы восстановить его платежеспособность. И постепенно эту нехватку капитала начали компенсировать, естественно, в конечном счете, за счет выпуска дополнительных денег в обращение за счет необеспеченной эмиссии НБУ.

А выброс таких больших объемов, уже десятков миллиардов гривен, которые уже выпущены, в обращение, они неизбежно приводят к тому, что возникает дополнительный спрос на валюту. И получается, что вот эту всю национализацию должны оплатить все граждане Украины за счет понижения своего жизненного уровня, за счет обесценивания гривны, и, соответственно, за счет роста цен.

Начался спрос на валюту, и за счет этого происходит повышение стоимости доллара…

– Когда у людей на руках большие, достаточно большие суммы гривны, они их должны как-то от обесценивания спасать. Вопрос не в том, мы, конечно, бедные. В том числе, и в гривне. Они скупают доллары, скупает бизнес. Доллары скупают и валютные спекулянты, которые рассчитывают оптом продать их дороже.

Ведь, наверняка, и у вас есть знакомые, которые с гордостью говорят, что как только начались волнения на Майдане, они пошли и скупили доллар по восемь. Сейчас они его продали по 28, и сами посчитайте, какой навар от этого получился.

Я знаю многих людей, которые тогда, как только на Майдане началась заварушка, решили, что это обязательно приведет к падению гривны, и всю гривну перевели в доллары уже тогда.

Можем ли мы жить, не оглядываясь на доллар?

– Видите, очень разные люди. Я просто хочу напомнить, что по уровню того же валового продукта на душу населения, правда, по итогам 2015 года, эти данные опубликовал МВФ, в Украине это было 2115 долларов на душу населения валового продукта, то есть 134 место в мире. Ниже многих африканских стран.

То, что Украина стала беднейшей страной Европы, об этом недавно в ВР рассказывал наш министр соцполитики Рева. Поэтому проблемы беднейшей страны в Европе, конечно, они такие, что у подавляющего большинства населения действительно денег нет. Но если вы считаете, что это решение проблемы, может быть.

Вы можете оценить в разрезе, например, последнего десятилетия, наши экспортно-импортные отношения. Мы постоянно теряем баланс?

– У нас кризис внешней торговли, по понятным причинам. Это следствие, конечно, конфликта с Россией, утраты рынков на Востоке, ведь полезно иногда вспоминать, что еще в 2013-ом году Россия покупала примерно одну треть украинского экспорта.

После введения санкций с одной и другой стороны, конечно, украинский экспорт в Россию начал резко падать, а украинский экспорт в ЕС, хотя были определенные надежды, он не увеличивается. Проявляются недостатки соглашения по ЗСТ, подписанной с ЕС.

Начался 2017-ый год. Между Новым Годом, 1 января, и Старым Новым Годом, Украина, вот пошло сообщение, исчерпала первую квоту по экспорту в ЕС меда.

Меда у нас хватает…

– Нет, не потому, а потому что квоты очень маленькие, понимаете? ЕС дал нам мизерные квоты, то есть, право на беспошлинный ввоз украинской сельхозпродукции на территорию ЕС, но оно крайне ограничено.

Читайте также: Чего ЕС хочет от Украины за предоставление безвиза? Мнение эксперта

Без льготного режима мы можем ввозить?

– Мы можем, да. Уплатив очень высокие пошлины. Но тогда мед становится неконкурентоспособным.

То же самое у нас и мясо птицы, и многие другие виды сельскохозяйственной продукции: везде квоты, и эти квоты исчерпываются за два-три месяца. Поэтому, видите, соглашение об ассоциации оказалось для Украины достаточно дискриминационным. А там, где квот нет, мы ничего не можем ввезти.

У нас нет квот по экспорту автомобилей в ЕС, но условно говоря, какие автомобили мы туда повезем? Потому и нет квот. То есть, там где Украина конкурентоспособна, торговля ограничена квотами. Там где мы неконкурентоспособны, не производим продукцию, для нас квот нет.

Другие страны хотят защитить своих производителей?

– Да, это понятно. Так это же называется зона свободной торговли. Получается, что свободной торговли нет, что против Украины используются методы протекционизма. И в итоге у нас в совокупности получается огромное падение экспорта, мы потеряли рынки на Востоке, но мы не приобрели рынков на Западе.

В итоге у нас резкое падение валютных поступлений, я вам приводил данные по товарам, когда за 11 месяцев на шесть миллиардов долларов мы больше купили товаров за границей, чем смогли продать. А следовательно, у нас нехватка валюты. А для того, чтобы быть конкурентоспособными в технологичных отраслях, надо перестроить эти отрасли.

А мы ведь обязались в промышленности ввести тоже технические регламенты и стандарты ЕС. Но чтобы их ввести и что-то экспортировать на основе этих стандартов, нам нужно потратить многие десятки миллиардов евро, которых у нас, опять-таки, нет.

Что с нашими экспортно-импортными отношениями? Вы говорите, что на отношения с РФ надеяться не стоит. В дальнейшем невозможно рассчитывать на сотрудничество?

– Нет. Невозможно рассчитывать на восстановление торговых отношений в прежнем объеме.

Нельзя забывать, что по ключевым для Украины направлениям и сейчас ведь сотрудничество идет в полном объёме, ведь РФ не отказывает Украине в поставках ядерного топлива. Украина вынуждена покупать на несколько сотен миллионов долларов в год у России то же самое ядерное топливо для атомных станций и, очевидно, это будет продолжаться, если только Украина не создаст своего собственного цикла производства ядерного топлива.

Специалисты говорят, что без кредитования не существует ни одной страны. Наше сотрудничество с МВФ, как сейчас выглядит?

– Украина очень зависима от внешних кредитов и поэтому заинтересована в дальнейшем получении кредитов от МВФ. Как мы знаем, очень обсуждается возможность получения следующего транша в один миллиард. Это связано, как всегда, с рядом политических условий. Сейчас уже эти условия уточнены.

В меморандуме написано  было, что для того, чтобы получить следующий транш, Украина обязана была до нового года принять закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, иначе говоря, купле-продаже земель сельскохозяйственного назначения. Закон не был принят. Мораторий до конца продлен, значит, не выполнено условие, очевидно, и транша не будет.

На чем все держится?

– За год мы получили один миллиард. За счет медленного умирания экономики пока и живем как-то. Но валюта летит, валюты не хватает. МВФ настаивает на повышении пенсионного возраста.

Сегодня опубликована уточненная информация, что речь идет всего-навсего о повышении пенсионного возраста до 63 лет для мужчин и для женщин.

Это повышение будет постепенным?

– Да. Постепенное. Каждый год на несколько месяцев. Есть еще целый ряд других условий, но все равно Украина вынуждена будет их выполнять ради того, чтобы получать эти кредиты.

Ситуация с внешними долгами достаточно плохая, потому что у нас, помимо государственного долга, есть еще большой долг коммерческого сектора, о чем забывают. Если взять официальные данные НБУ о краткосрочном внешнем долге Украины, то есть долг, который нужно погасить в течении года, то по официальным данным, считая с 1 ноября 2016-го года по 1 ноября 2017-го года, вообще-то 45 миллиардов долларов погасить нужно, в том числе, банки должны погасить достаточно много – 4,585 миллиардов долларов и постоянно, каждый год наши коммерческие банки возвращают эти огромные суммы.

За последние три года, например, с 1 апреля 2014 года, после Майдана, банки сумели свои задолженности сократить, то есть мы постоянно отдаем валюту, отдаем долги.

А где возьмут деньги на повышение минимальной заработной платы?

– В бюджете прописаны источники. Источники – это дополнительные налоги, то есть за счет повышения минимальной заработной платы бизнес должен заплатить больше ЕСВ и подоходного налога с физлиц, поэтому эти дополнительные поступления должны перекрыть повышение минимальной зарплаты в бюджетном секторе.

А в небюджетном секторе бизнес должен выплатить и дополнительную зарплату. Шаг был предпринят очень, я бы сказал, резкий, недостаточно, очевидно, просчитан, хотя можно только приветствовать желание повысить минимальную зарплату, если это получится.

Шансы есть?

– Я думаю, что поступлений, на которые правительство рассчитывает, не будет, следовательно, у нас просто вырастет безработица. Заработная плата увеличится, но одновременно сильно вырастет безработица.

А планы вывести рынок из тени?

– Скорее всего, доля теневой экономики повысится, потому что какие вопросы обсуждает правительство? Как не допустить перехода работодателей на частичный рабочий день как предлог, чтобы не платить минимальную заработную плату, как не допустить выплаты в конвертах, установлены дополнительно большие штрафы за скрытую неполную занятость и прочее. Поэтому очень большой вопрос, будет ли достигнут эффект.

Ранее эксперт по вопросам экономики Евгений Невмержицкий в эфире "ГС" заявил, что продолжение сотрудничества с МВФ очень важно для привлечения в Украину других инвесторов.

А исполнительный директор международного Фонда Блейзера Олег Устенко в эфире "ГС" заявил, что по результатам работы миссии МВФ формируется мнение об Украине в мире, поэтому нам очень важно продолжить сотрудничество.

Самое читаемое
    Темы дня