наверх
06.07.202003:04
Курсы валют НБУ
  • USD27.17- 0.01
  • EUR30.51- 0.15

Дальнейшее сотрудничество с МВФ зависит от борьбы с коррупцией – Устенко

Новый транш: в ожидании чуда от МВФ (666)

(обновлено: )52711
Исполнительный директор международного Фонда Блейзера Олег Устенко в эфире "ГС" заявил, что по результатам работы миссии МВФ формируется мнение об Украине в мире, поэтому нам очень важно продолжить сотрудничество.

РИА Новости Украина – радиостанция "Голос Столицы"

Миссия Международного валютного фонда в Украине завершена. В пятницу, 18 ноября, представители МВФ подвели итоги своей работы в стране. Специалисты Фонда заявили, что дают украинской власти дополнительное время для реализации текущих задач, указанных в программе сотрудничества с МВФ. Кроме того, миссия Фонда заявила, что ожидает приговоров против высокопоставленных коррупционеров.

Также, в отчете миссии МВФ говорится, что украинская власть должна и дальше продолжать работу по ускорению реформы государственного сектора экономики и улучшения бизнес-среды. Еще одно из самых важных направлений работы для привлечения инвестиций — борьба с коррупцией.

Когда же МВФ будет готов предоставить четвертый кредитный транш в размере чуть более 1 миллиарда долларов, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал исполнительный директор международного Фонда Блейзера Олег Устенко.

Лично вы, какие можете подвести итоги работы миссии МВФ в Украине? 

— Я бы сказал, они смешаны. Я вижу позитивные моменты, но я вижу массу негатива, который открывается после работы фонда. Я думаю, что первое, что надо понимать, что миссия МВФ – это то, что формирует мнение основных функционеров МВФ в Вашингтоне, которые принимают решение продолжать или не продолжать сотрудничество с той или иной страной. Украине критически важно продолжить сотрудничество с МВФ и не только, потому что Украине нужно внешнее финансирование, а Украина не может выйти на внешние рынки, заимствовать капитал, чтобы сказать, чего бы я крайне не хотел, чтобы Украина вышла на внешние рынки самостоятельно, потому что самостоятельный выход для меня будет обозначать нежелание выполнять программу реформ, взятые на себя обязательства. Более того, для меня будет означать, что Украина, которая могла бы занимать от МВФ под 3% годовых, должна будет занимать минимум 8% при условии, что весь объем нашего государственного долга, внутреннего и внешнего находится на отметке практически 90% годовых. Это практически означает, что порядка 5% нашего ВВП мы просто отдаем за обслуживание наших внешних кредитов. Поэтому крайне нежелательна цена. Второе, я думаю, спекулируется украинскими политиками, неправильно подается, то, что МВФ не требует сейчас никаких реформ, которые, на мой взгляд, были бы непопулярными реформами. Я не могу объяснить для себя, почему была бы непопулярна борьба с коррупцией, почему, например, элементы, связанные с дерегуляцией бизнеса, были бы непопулярными среди населения, и почему непопулярной было бы проведение судебной реформы. 

Читайте также: Устенко: есть риск прекращения сотрудничества Украины с МВФ

Вопрос с четвертым траншем остается открытым?

— МВФ уехал, будет работать с первичными документами, которые он получил. Масса для него вопросов остались неясными, и для меня практически очевидно, что мы не получим кредит от МВФ до конца этого года. Практически я бы дал на это 90% вероятности и только 10% вероятности, что что-то изменится и вдруг Украина получит эти деньги. Это не так критично, это не повлияет на курс, на макроэкономические параметры, но это может оказаться достаточно критичным в следующем году. Надо понимать, что МВФ, в котором должна была заинтересована Украина, приехал и работал в Украине по просьбе украинской стороны, и меморандум, на который ссылаются украинские политики с массой оговорок, что это не нужный документ, что это подсунули, и мы подписали… На самом деле, по процедурах международных финансовых институций сначала документ высылается в Вашингтон и там читается, и он готовится украинской стороной, а потом на этом же меморандуме стоит подпись в случае с Украиной президента Украины, премьера Украины, главы Минфина и главы НБУ. Есть несколько вопросов, которые остаются открытыми, и от прогресса по этим вопросам или реформам или подвижек по ним зависит продолжение сотрудничества с МВФ, а, значит, продвижение страны на пути реформ, а, значит, возможность для Украины уйти от старой архаичной системы, на которую мы ориентировались 25 лет, даже больше, когда вся экономика зависела от экспорта с низким уровнем добавленной стоимости. Этот список включает в себя, прежде всего, борьбу с коррупцией. Это основное, о чем говорили представители МВФ здесь прямо открыто, в Вашингтоне на пресс-конференции. Это все, что мы слышим в экспертном сообществе, по крайней мере, со своими коллегами, с которыми я общаюсь и в Вашингтоне, и в Европе. Это один и тот же месседж – борьба с коррупцией. Она находится на 130 месте из 168 стран по уровню коррупции, и уровень коррупции высокий, как и пять лет назад, как и два года назад. Фактически подвижек нет. И это расстраивает колоссально. Да, МВФ отмечает, что есть серьезный прогресс по пути борьбы с коррупцией, например, е-декларирование. Но выказывает колоссальную озабоченность отсутствием, например, антикоррупционных судов.

Более того, все больше и больше к привязке к Украине обсуждают различные кейсы других стран, как они боролись с коррупцией и, например, то, что я слышу последний месяц–два – это пример Румынии, которая сделала серьезный скачок в борьбе с коррупцией в 2015 году. Но в 2015 году премьер Румынии, пять министров и больше, чем два десятка депутатов в парламенте оказались в тюрьме, и после этого страна сделала колоссальный скачок в коррупции. Обсуждается кейс, например, Перу, где премьер в 2001 или в 2002 году, если я правильно помню, убежал из Перу и был обвинен в коррупционных действиях, и объем коррупционных действий просто несравним с теми суммами, о которых, я понимаю, говорится в Украине. Это было 40 миллионов долларов. А потом его из Японии вернули. Обсуждается вопрос Гватемалы, которая смогла победить коррупцию благодаря тому, что организовала антикоррупционные суды, в которых были не местные судьи. Местных судей в Гватемале не было. Вы чувствуете аналогию? Не было доверия со стороны общества. Важно вернуть доверие со стороны общества. И Гватемала, когда делала эти антикоррупционные суды, она пригласила  представителей из США и Канады, и в результате президент оказался в тюрьме. Есть масса способов борьбы с коррупцией, а борьба с коррупцией – это основа для того, чтобы вернуть доверия общества и международных финансовых институций и инвесторов. Без этого Украина обречена на тот рост, который мы будем наблюдать в этом году — на уровне 1%, и при неплохом раскладе 2,5% в следующем, в то время как страна нуждается в 5%. Масса исследований, которые показывают, что Украина может делать этот рост, и 5% — это то, что позволит реально повысить уровень жизни украинского населения. 

Напомним, что Запад устал предоставлять Украине кредиты, финансовую помощь, инвестиции, которые в результате просто разворовываются коррупционерами. Об этом заявил ранее в эфире Голоса Столицы политолог Николай Давыдюк.

Самое читаемое
    Темы дня