наверх
28.11.202022:18
Курсы валют НБУ
  • USD28.47+ 0.03
  • EUR33.96+ 0.11

Райнер Вендт: Германия в опасности и молчать уже нельзя

(обновлено: )202732
Он написал большую книжку-исследование о том, что дела в Германии очень плохи. Книгу он назвал "Германия в опасности". В ней он раздает всем - и властям, и мигрантам, и в целом немецкому обществу, которое стало очень-очень мягким.

РИА Новости Украина

Глава профсоюза сотрудников полиции Райнер Вендт на протяжении 25 лет был полицейским и прекрасно знает, с какими проблемами приходится сталкиваться сотрудникам правоохранительных органов и каковы непривлекательные моменты службы. В своей новой книге "Германия в опасности" он раскритиковал приукрашивание  криминальной статистики, недееспособность юстиции и политиков, отказывающихся прислушиваться к страхам своих сограждан.

Читайте также: Полный текст резолюции ПАСЕ по Донбассу

Корреспондент Sputnik Илона Пфеффер пригласила Райнера Вендта в студию, чтобы обсудить с ним его книгу и недостатки немецких властных структур.

"Всех критиков политики "открытых дверей" выставляют правыми радикалами, а многие люди с некоторых пор и вовсе не осмеливаются на публичные критические высказывания. А те, кто представляет эту политику "открытых дверей", сразу говорят: "Это всё правые популисты!" Такая культура дискуссии вредна для нашей демократии — ведь доля граждан, не осмеливающихся высказываться вслух, например на тему беженцев, уже превышает 50%. Это коллективная потеря права на свободу, что совершенно неприемлемо! Люди предпочитают молчать, а при демократии молчать нельзя".

"Партия "Альтернатива для Германии" (АдГ) использует любую возможность, чтобы перетянуть критиков правительства на свою сторону, и тем самым, к сожалению, сильно облегчает задачу правящей партии. Надо поглубже вникнуть в программу АдГ, вести с ней содержательную полемику, вести с ней диалог и высказывать критику той политическую линию, которую она проводит. На мой взгляд, ей нельзя позволить расти – лучше всего, чтобы ее завтра больше вообще не было. Но этого не добьёшься, если вести себя так, как ведут себя ХДС, СДПГ, "зеленые" или Левая партия, которые игнорируют АдГ, замалчивают её, выставляют ее этаким исчадием ада или обзывают нацистами. Так АдГ только увеличит число своих сторонников. Лично я готов дискутировать с ней, но лишь потому что хочу, чтобы АдГ больше не росла и навсегда осталась мелкой партией".

"Меня никто и никогда не выгонит из ХДС – и уж тем более не загонит в АдГ!"

"Некоторые люди думают, что должны сами обеспечивать свою безопасность. Создаются народные ополчения – люди стремятся получить разрешение на ношение газовых пистолетов. И это еще лучший вариант, поскольку эти граждане соблюдают законы. Другие же просто берут и добывают оружие. Я считаю это неправильным, потому что в правовом государстве монополия на применение силы должны быть у государства. Но и государство должно пользоваться этой монополией, потому этот принцип может отстаивать только то государство, которое способно защищать своих граждан".

"В Кельне ситуация была оценена неверно, но главная проблема состоит в том, что мы долгое время не хотели знать, что происходит в параллельном обществе. Проблема этих рецидивистов родом из северной Африки, существует в Кельне уже лет двадцать. Мы их ловим по восемь раз в день, но до сих пор так и не смогли сами себе ответить на вопрос: как нам с ними обходиться. А теперь, когда разразился миграционный кризис, они получили большое "пополнение"".

"Здесь государство оказалась совершенно неспособным справиться с ситуацией. Органы юстиции не в состоянии посадить этих преступников за решетку и оградить граждан от этих рецидивистов. Это связано со структурой юстиции, но также и с недостаточной последовательностью законодательных органов. Ведь речь идет почти поголовно о людях, которые и так не получат статус беженца. Законодателям необходимо срочно позаботиться о том, чтобы защитить население от преступников, приняв законы, предусматривающие высылку лиц, совершивших тяжкие преступления. Они должны быть отправлены в депортационную тюрьму и потом действительно доставлены на родину".

"Сейчас мы как бы говорим "параллельному обществу" североафриканских преступников: ты можешь делать, что хочешь – немецкое государство тебе ничего не сделает".

"Есть районы, куда мы можем войти лишь усиленными нарядами, потому что полицейские там сразу же подвергаются нападениям и вынуждены защищать собственную жизнь. Эта ситуация существует уже давно, но тенденция эта в последнее время усилилась – "параллельные общества" становятся все сильнее. Может так получиться, что мы будем больше не в состоянии противостоять им, потому что у нас не будет достаточно сил, и ситуация станет слишком опасной".

"Когда все этнические, политические, религиозные конфликты выносятся на наши улицы, ситуация в целом тоже становится опаснее, но я надеюсь, что мы всё-таки сможем удерживать её под контролем".

"В Гёрлитцер Парке (Görlitzer Park – парк в Берлине, где много наркоторговцев. – Ред.) нашим коллегам удалось добиться больших успехов: там конфискуются большие объёмы наркотиков, там задерживают большое количество преступников. Но чтобы избавиться от этих преступников, необходимо вмешательство политиков. Последняя депортационная тюрьма была закрыта в прошлом году, просто потому что политики не были готовы выделить деньги на её содержание". 

"Юстиция часто неспособна – а иногда и не желает – своими приговорами подавать правильные сигналы, и мы имеем скорее правосудие, чем правовое государство".

"Если судьи всё время  будут полагаться на мнение одних и тех же экспертов и благоприятные социальные прогнозы, то вменяемых приговоров не будет. Судьи должны понять, что народ, от имени которого они выносят свои приговоры, внимательно следит за тем, какие именно приговоры выносятся".

"В Германии, когда человек переезжает, он обязан в течение двух недель зарегистрироваться по новому месту жительства. В Берлине же люди по три месяца не могут записаться на приём в органах регистрационного учёта. Это означает, что государство с самого начала не в состоянии обеспечить структуры, которые позволят человеку действовать в соответствии с законом. Это не правовое государство, это его противоположность".

"Вопрос о депортации нельзя отдавать на откуп местному мэру: эта тема должна вернуться в ведение федеральных властей. Нам нужно пересмотреть реформу федерализма (изменения в соотношении компетенций федерации и земель в ФРГ. – Ред). Федерация не может отдать все свои полномочия землям, потому что земли не справятся с их осуществлением".

"Хватит рассматривать государство как предприятие, которое можно приватизировать соответственно своим желаниям и капризам. Нам нужно вернуть сильный государственный аппарат, государство должно инвестировать в свои структуры гораздо больше. Нельзя, чтобы школы разрушались, а учителя не справлялись с воспитанием детей, потому что в классе слишком большое количество учеников".

"Государство, не обладающее авторитетом, – это не просто слабое государство. Это государство, которое в итоге перестанет быть правовым, потому что в нём будет действовать только право сильного и богатого".

"Никто не хочет жить в контролируемом обществе,  никто не хочет тотального видеонаблюдения. Всё то, что часто приписывают полиции, – всем этим она не может и совершенно не хочет заниматься. Но если мы хотим установить видеонаблюдение в каком-то криминальном районе, то это вовсе не значит, что мы посягаем на защиту персональных данных. Это значит, что мы хотим защитить людей".

"Идеальные полицейские операции бывают только в сериале "Место преступления".

"В реальной полицейской операции всегда выясняется, что что-то можно было сделать лучше. Мы, полиция, – организация, которая умеет учиться".

Самое читаемое
    Темы дня