наверх
04.07.202202:17
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Анализ 25 лет борьбы за идеальное госуправление

25 лет Независимости. Праздничное похмелье (151)

(обновлено: )70782
Опыт последних 25 лет не специфичен для Украины – в ту же самую сторону двигали все без исключения постсоветские страны и продвинулись более или менее далеко. В целом, однако, эксперимент от этого удачным не становится.

Василий Стоякин, обозреватель

Одно из основных направлений перестроечного нового мышления было связано с осознанием тупиковости и неэффективности советской системы государственного управления. Была она невероятно бюрократизирована, коррумпирована, централизована и не давала возможности обновления кадров. Рецепт был найден довольно быстро – снести и построить заново, как в лучших домах Парижа и Лондона.

Бюрократия

В СССР было много бюрократии. Плач о раздутости штатов в советских учреждениях и сложности получения простейших справок многие лета раздавался сначала в форме сатиры и юмора на отдельные недостатки Советской Власти, а потом и в форме жесткой ее критики. Причем критика была вполне обоснована – если в стране практически все управляется централизованно, то понятно, что бюрократия должна быть нечеловечески раздута.

Украина двинулась по пути отказа от лишних функций госуправления и снижения бюрократии, достигнув в этом значительных успехов. Однако уже в конце 90-х я крепко задумался над тем, туда ли мы движемся.

При Советской Власти почти все органы власти Днепропетровской области занимали четыре здания на небольшом участке вдоль улицы Комсомольской: в одном находились облсовет и облисполком, в другом – обком партии (на самом деле обком там занимал два этажа, остальные площади сдавались другим организациям – обкому комсомола, профсоюзам и т.п.), в третьем – областное управление сельского хозяйства, в четвертом – относящийся к обкому Дом политического просвещения. Еще несколько отдельных структур (управление статистики, автодор, архив и т.п.) находись за пределами этого небольшого административного квартала.

Логично было ожидать, что минимум два здания (обком и дом политпроса) должны были освободиться вообще, а управление сельского хозяйства существенно «похудеть» – демократия ведь, фермерами не надо так управлять, как колхозами (кстати, в бытность главой управления Павла Лазаренко процесс создания фермерских хозяйств шел бодро и область занимала второе или третье место в стране по их количеству). Однако, в один прекрасный день я обнаружил, что все ровно наоборот – новая система власти заняла не только все четыре здания, которые уже были, но и новое административное здание, которое в советские времена только строилось. При этом областные власти жаловались на недостаток как чиновников, так и посадочных мест для них…

Истерика по поводу чрезмерно раздутых штатов и засилья бюрократии продолжается по сей день, причем средством борьбы с бюрократией по-прежнему видится сокращение функций государства. Однако, каждое сокращение этих функций оборачивается расширением штатов.

Коррупция

Собственно, сама по себе тема коррупции была не слишком популярной темой в силу довольно жесткой работы ОБХСС и КГБ. Только в перестроечные времена, благодаря гласности и использованию ее возможностей для самопиара Гдляна и Иванова, появилась тема среднеазиатской коррупции (а вот тема "грузинской панамы" оказалась прочно забытой).

Зато много и красиво говорилось на темы льгот и привилегий партаппарата. Особенно последовательно эксплуатировал эту тему первый секретарь Свердловского обкома Борис Николаевич Ельцин, явно знавший толк в этих самых льготах и привилегиях. Разговоры о спецраспределителях, спецсанаториях, обкомовских волгах и квартирах в номенклатурных домах (кстати, именно эта тема почему-то не была особенно раскрученной, хотя жилищная проблема в СССР была весьма острой) были всегда на слуху.

Справедливости ради следует сказать, что никаких суперзарплат в аппарате не было. Я, работая на заводе, получал больше инструктора в райкоме комсомола, а квалифицированные рабочие в горячих цехах – больше первого секретаря обкома и даже министра. Немонетизированные социальные услуги у чиновников, конечно, были, но были они и у всех остальных советских граждан. Так что разрыв в качестве жизни между чиновником и простым гражданином отнюдь не потрясал воображение.

Читайте также — Быстряков: страна СССР была великая, хотя мы и ненавидели коммунизм

Прошло 25 лет и что мы видим? Видим мы как скромный государственный служащий, отнюдь не занимающийся бизнесом и не распределяющий персонально какие-то особо ценные ресурсы, строит себе полное подобие Белого дома в качестве персональной дачи.

Собственно, и так все знают, что уровень коррупции в Украине за прошедшие 25 лет вырос запредельно и уровень жизни обычного чиновника намного выше очень даже не бедного бизнесмена. Причем достигается этот уровень отнюдь не общественными фондами потребления (которые сократились до минимума), а именно персональными финансовыми ресурсами.

Все 25 лет ведется борьба с коррупцией, создаются все новые и новые контролирующие и расследующие структуры, ускоряется приватизация (поскольку известно, что коррупция возникает из управления госсобственностью), но вернуть уровень коррупции и расслоения управляющих и управляемых до того уровня, который был при историческом материализме, не получается.

Децентрализация

Советская система была жестко централизована, поскольку все ключевые решения принимались в Москве – на уровне ЦК КПСС и СМ СССР. Правда, существовала система Советов, которые были полновластными на своих территориях и даже нарушали принцип разделения властей. Зато была система партийных комитетов, которая советы контролировала, а сама была построена в соответствии с принципом демократического централизма.

В общем, эта система была сочтена излишне централизованной, не дающей реальной возможности для организации самоуправления граждан.

Результат борьбы с советской сверхцентрализацией мы наблюдаем непосредственно сейчас – через 25 лет после начала децентрализации она остается наиболее актуальной задачей в сфере государственного управления. Во имя децентрализации меняется Конституция (не абы какая задача и идеологически, и технологически), принимаются все новые и новые законы, меняется структура органов исполнительной власти и местного самоуправления, проводятся административно-территориальные реформы…

Собственно, сейчас уже далеко не очевидно насколько централизованным был СССР, но очевидно, что нынешняя система неприлично централизована. Но каждая попытка ее децентрализовать приводит к еще большей централизации. Как пороблено.

Социальные лифты

Будем откровенны, к концу существования СССР социальные лифты работали из рук вон плохо. Анекдоты о том, что сын генерала не станет маршалом, потому что у маршала есть свои дети, были анекдотами только лишь отчасти.

Удивительно, но факт – политическая элита постсоветской Украины обновилась не столь уж и сильно. Главным образом, при власти оставались представители старой партийно-хозяйственной номенклатуры, слегка разбавленные цеховиками и бандитами. В общем, после некоторого прорыва случайных людей в начале 90-х, система довольно быстро стабилизировалась.

Более того, процесс разрушения социальных лифтов продолжился! Если в советские времена выходец из села мог поступить во в меру престижный ВУЗ (не МГИМО, конечно, но в университет – вполне), вступить в партию и сделать, в конечном итоге, неплохую карьеру. Наиболее типичные лазейки – армия и/или производственный стаж. А иногда даже обходилось и без этого (история простого сельского паренька Леонида Кучмы по сути мало чем отличается от истории простого сельского паренька Михайла Ломоносова, но выглядит на порядок менее фантастично).

Разрушение системы образования, армии, сокращение производства резко ограничили возможности для продвижения в политическую элиту простых людей. Зато рост числа вопросов, решаемых за деньги, резко усилил позиции самовоспроизводящейся элиты.

Слом шаблона произошел в 2014 года, когда социальные лифты внезапно заработали на полную мощность и вынесли на поверхность то, что под этой поверхностью находилось – Парасюка, Гаврилюка и Татьяну Черновол. Дефицит образования и воспитания, а также особенности работы лифтов в конкретной ситуации, в общем-то, предопределили, что ломоносовы на поверхности не появились.

Мне, откровенно говоря, жалко людей, которые в 91-м требовали покончить с властью шариковых и швондеров. Впрочем, они, похоже, ничуть не раскаиваются, а нынешнюю ситуацию как раз видят в самых розовых тонах. Тем более что их не пытаются уплотнить (только выселить из квартиры за неуплату коммуналки).

Между тем, реформы, которые планируются к проведению сейчас, ситуацию с социальными лифтами еще более усугубляют. Новая школа, штампуемая по американским лекалам, будет продуцировать функционально неграмотных людей, неспособных к логическому мышлению и чтению отвлеченных текстов. Ну а дети элиты будут учиться в частных школах, скорее всего – за пределами Украины. И тут уж различаться будет не только образование, но и менталитет, и язык…

Резюме

Попытка создать дешевое для граждан государство привела к тому, что государство это оказалось чрезвычайно дорогим и имеет тенденцию быть дорогим неподъемно. Правда, государство это никого не держит – не желающие в нем жить могут эмигрировать в другую страну или на тот свет. Никто не возмутится – только спасибо скажут.

Читайте также — Леонид Буряк: нынешнее время и годы СССР во многом похожи

Следует, правда, отметить, что опыт этих 25 лет не специфичен для Украины – в ту самую сторону двигали все без исключения постсоветские страны и продвинулись более или менее далеко. В целом, однако, эксперимент от этого удачным не становится. И даже сравнение с относительно успешной Прибалтикой, существующей на средства Евросоюза, оптимизма не внушает – бывшие советские республики потеряли почти всю свою промышленность и добрую четверть населения… Нас же ЕС содержать не будет.

Самое читаемое
    Темы дня