наверх
07.04.202011:46
Курсы валют НБУ
  • USD27.24- 0.14
  • EUR29.38- 0.18

Бортник: в Минске все идет к заморозке конфликта на Донбассе

АТО: в предчувствии военного положения. (823)

337831
Роль трехсторонней контактной группы в Минске не была провальной, поскольку она не позволила достигнуть большей эскалации конфликта на Востоке, считает политолог Руслан Бортник. По его словам, сейчас группа работает на замораживание конфликта.

В Минске проходит последнее перед каникулами заседание трехсторонней контактной группы. Первой темой заявлено создание зон безопасности на линии соприкосновения на Донбассе и вывод вооружения и войск. Вторая тема — это освобождение пленных.

О чем смогут договориться стороны во время переговоров, и чего ждать в ближайшее время относительно решения конфликта на Востоке, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Вы рассчитываете на результаты переговоров в Минске?

— Рассчитывать на большие подвижки не приходится. Очевидно, что ситуация находится близко к точке замерзания этих переговоров. Я не исключаю, что могут быть сделаны красивые жесты и достигнуты договоренности в части обмена части военнопленных для того, чтобы в позитивном ключе закончить этот политический сезон.

И не дискредитировать трехстороннюю контактную группу перед каникулами?

— Да, абсолютно. Хотя, если обсуждать роль этой трехсторонней контактной группы, она не была, по моему мнению, провальной, она работает в дальнейшем на замораживание конфликта. Все-таки деятельность этой группы не позволила достигнуть большей эскалации. Да, не достигнуто каких-то политических подвижек, но слишком сложен комплекс интересов и слишком много игроков, которые находятся вне рамок этой трехсторонней контактной группы, поэтому надежды мало на то, что эта контактная группа что-либо действительно достигнет.

Задачи какие стоят перед этой группой? Если это замораживание конфликта, то зачем так регулярно встречаться и проводить дискуссии?

— Никто официально и публично не сознается в том, что цель — замораживание конфликта. Поэтому трехсторонняя группа по умолчанию сегодня работает для замораживания конфликта. Хотя, конечно, задачи формально перед ними стоят другие. Это, прежде всего, реализация Минских соглашений и комплекса мер от 15 февраля 2015 года, особенно в политической части, то есть проведение выборов, децентрализации, передачи контроля над границей Украине, всех ключевых пунктов политической части Минских соглашений. Здесь подвижек нет, хотя в то же время напомню, что контактная группа достигала отдельных договоренностей о прекращении огня и они были достаточно эффективными, достигала договоренностей в разминировании территорий, разведении противоборствующих сторон на отдельные направления. То есть какой-то эффект она давала.

Удастся ли договорится сейчас о создании зоны безопасности на линии соприкосновения и выводе войск?

— Я думаю, что не удастся, потому что здесь даже вопрос военнопленных и, тем более, о разведении зон безопасности рассматривается только в ключе стартовой точки реализации политических соглашений. Если не будет четкого понимания, четких договоренностей по реализации политических соглашений, то есть проведения и подготовки выборов на тех территориях как первого шага, то все остальное тоже не будет реализовано. Все же в значительной мере часть сторон переговорного процесса не заинтересована в замораживании конфликта, хотя ситуация туда катится.

Мартин Сайдик говорил, что Минские соглашения необходимо выполнить до конца этого года. Если они не будут выполнены, какие будут последствия?

— У нас уже были другие дедлайны. Напомню, что на самом деле, в Минских соглашениях указано было о выполнении их до конца 2015 года, части ключевых пунктов. Потом у нас было 15 июля. Говорили сегодня о конце года. Я думаю, что сроки выполнения Минских соглашений еще будут продлены. Реально какие-то подвижки в части выполнения Минских соглашений возможно, наверное, уже после президентских выборов в США, то есть это поздняя зима — весна уже следующего 2017 года. Каких-либо последствий я не прогнозирую, тяжелых последствий. Конечно, стороны будут друг друга обвинять в срыве Минских соглашений. В то же время никто не выйдет из минского переговорного процесса, потому что сегодня Минские соглашения — это не просто договоренности, это еще и резолюция Совета Безопасности ООН — очень серьезный документ, альтернативы которого пока даже не планируется и не может быть.

Говорят, что Сайдик может быть заменен на своей позиции. Это вероятно?

— Достаточно вероятно. Напомню, что у нас раньше Хайди Тальявини тоже сменилась. У нас был знаменитый план Мореля, который тоже сменился. Мы наблюдаем смену послов в Германии, США, России в Украине. Очевидно, проходит полномасштабная ревизия украинского кризиса и, в том числе, Минских переговоров как инструмента его решения. Я не исключаю, что смены продолжатся, и мы увидим реформирование уже новой политики в отношении разрешения украинского кризиса в начале следующего года.

Читайте также: Помощь США ВС Украины оружием не прекращается

Новой политики, устраивающей Украину?

— Я думаю, что Украину, в принципе, устраивает мир. Хуже, лучше условия — это уже вопрос переговоров, но, в принципе, без мира не будет демократии и экономического развития. А вот устроят ли новые условия украинскую власть нынешнюю, я в этом сомневаюсь. Я думаю, кредит доверия в значительной мере нынешние украинские политики уже исчерпали, в том числе и в глазах западных партнеров.

К слову, политолог-международник Олег Волошин считает, что основной целью визита Джона Керри в Украину был вопрос Донбасса, поскольку США действительно хотят наконец подтолкнуть не столько президента, а всех остальных к необходимости реализации политической составляющей минских соглашений.

Эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Николай Спиридонов допускает, что придется принимать самую невыгодную помощь от других стран, поскольку Украина сама не справится с восстановлением Донбасса.

Самое читаемое
    Темы дня