наверх
15.12.201812:23
Курсы валют НБУ
  • USD27.84- 0.03
  • EUR31.41- 0.27

Год с захвата Харьковской ОГА: как это было

Год Революции (220)

265416
Год назад по Востоку Украины прокатилась волна захватов админзданий. Массовые беспорядки сопровождались ожесточенными стычками, в которых пострадали сотни человек.

Александр Белокобыльский, РИА Новости Украина, Харьков

Во время штурма облгосадминистрации в Харькове 1 марта 2014-го были избиты и подверглись унижениям более полутора сотен евромайдановцев. Прошел год, обвинительный приговор судом вынесен лишь одному из "освободителей" ОГА.

Глазами простого харьковчанина

Иван Лычаков – один из немногих "мирных" харьковчан, оказавшихся в это время на улице в гуще событий. Он – таксист, его машина стояла совсем рядом с эпицентром беспорядков.
Накануне по городу ходили слухи, что "Правый сектор" приехал на нескольких десятках автобусов. И в то же время говорили, что "привезли много каких-то людей из Белгорода".

"Мой друг работал директором магазина рядом с ОГА. Он мне позвонил и сказал взбудораженным голосом: "Вань, что-то будет сегодня. Какие-то масштабные провокации". Такое предчувствие было у многих. Словом, товарищ сказал, что закрываться будут раньше времени и попросил меня забрать с работы", – рассказывает харьковчанин.

Происходящего перед фасадом здания Иван не видел, но о начале штурма догадался, услышав несколько выстрелов со стороны площади Свободы. А затем побежали люди.

"Я в тот момент сидел в машине и видел, как прокатилась первая волна бегущих, а за ней нахлынула вторая. Тех из майдановцев, кого догоняли, принимались избивать. Битами лупили по головам прямо на моих глазах, людей били чуть ли не у меня на капоте", – вспоминает Иван.

Его машина уцелела, но так повезло не всем владельцам авто, припаркованных на улице. Бегущие сторонники евромайдана пытались спрятаться в магазинах, которые персонал стал закрывать, едва завидев надвигающуюся человеческую волну.

"Воспользовавшись небольшим затишьем, я бросился в магазин к своему другу. Туда же успел попасть один из майдановцев. Оказали ему первую помощь, потом отправили на "скорой" в больницу. Мы все были потрясены происходящим", – говорит Иван Лычаков.

Предыстория: "бархатный" захват

За неделю до этих событий здание обладминистрации взяли под контроль силы харьковского Евромайдана. 22 февраля Верховная Рада низложила бежавшего президента Януковича, в тот же вечер около 9 часов в Харькове активисты вошли в ОГА. Это не был силовой захват.

Активисты во главе с депутатом облсовета от "Батькивщины" Иваном Варченко предложили вице-губернатору Василию Хоме вместе с ними пройти в кабинет руководителя области Михаила Добкина. Убедившись, что в кабинете порядок, евромайдановцы попросили опечатать помещение, что и было сделано.

Единственный "акт вандализма", совершенный в кабинете губернатора, – активисты сорвали портрет Виктора Януковича. Впоследствии это фото сожгли перед входом в ОГА под ликование многотысячной толпы, собравшейся на площади Свободы.

Это было в ночь с субботы, 22 февраля, на воскресенье. В понедельник чиновников в кабинеты пустили беспрепятственно. Единственный, кого обещали не пропустить внутрь, – губернатор Михаил Добкин. Его отставка была основным требованием Майдана. А после того, как Добкин подал в отставку (в связи со своим с будущим выдвижением на пост президента Украины, как он объяснил), активисты хотели, чтобы с ними согласовали кандидатуру нового главы области.

За неделю в здании ОГА жизнь устоялась. На первом этаже разместились Координационный совет Евромайдана, пресс-центр, волонтерский штаб, буфет. Рядом со входом и внутри здания находилась милиция. Со стороны идейных оппонентов агрессивных действий не было. К ограждению, которое было установлено перед главным входом в обладминистрацию, подходили иногда оппоненты, но споры с ними не шли дальше словесной перепалки.

Трудно поверить, но 27 февраля майдановцы с носителями "георгиевских" ленточек провели баскетбольную встречу (выиграли "георгиевцы"), а за сутки до штурма, 28 числа был футбольный матч между политическими противниками!

Однако по городу упорно распускались слухи, что в областной администрации засели "фашисты".

"Легко отделалась"

"Мы понимали, что штурм возможен, но не думали, что это может произойти так скоро и так жестко", – признается Руслана Коренчук, которая курировала работу волонтеров.
Она занималась организацией медицинской помощи и питанием. К субботе процесс был налажен, все шло само собой, и необходимости присутствовать постоянно там, на первом этаже, не было.

Руслана и другие активисты IT-сектора в субботу обсуждали планы дальнейшей работы вместе с писателем Сергеем Жаданом, который был одним из координаторов харьковского Евромайдана. Группа работала на 4-м этаже в кабинете с окнами во двор обладминистрации. О том, что начался штурм, им возвестили крики и звон разбитых стекол с этой стороны здания.

"Мы с девушками забаррикадировали двери, но это не помогло. Минут через 15 к нам ворвались. Бывает "коридор позора" – а, когда мы спускались, это была "лестница позора". Нам выкрикивали оскорбления, старались ударить. Запомнились водочный перегар от нападавших и много людей с нехарьковским русским: насколько я могу судить, это был белгородский говор. Нас вывели во двор, там тоже многих девушек били – с особенной злобой нападали женщины лет 40-50", – рассказывает Руслана.

Она была без верхней одежды – куртка осталась внизу, на первом этаже здания. Руслану согласились отвести за ней. Но обратно на задний двор выйти уже не получилось: девушку повели через главный выход, со стороны фасада.

"Там была реальная бойня, звучали выстрелы. Меня вытащили через передние двери и поволокли через толпу к сцене, которая была сооружена на площади. По пути куда-то делся мой рюкзак, где был ноутбук. Я каким-то чудом осталась с паспортом и телефоном, которые были в карманах, и с медицинской сумкой – в ней лежали два бинта и пузырек зеленки. Я оказалась единственной девушкой на той сцене", – говорит Руслана.

На сцене были люди с тяжелыми ранениями, с окровавленными головами. Волонтер оказывала помощь, какую могла со своим скудным набором медикаментов. Затем "пленных" выводила с площади милиция, а самых избитых забирали "скорые". Руслана, говорит, что пострадала не сильно, хоть синяки на ногах не сходили еще три недели:

"Но синяки и потеря ноутбука – это, я считаю, легко отделалась. Мне очень повезло".

Почему произошло побоище?

Штурму предшествовал митинг "патриотично настроенных харьковчан" – вече "За Харьков", которое созвал мэр города Геннадий Кернес. Двухчасовой митинг, на котором главными ораторами были городской голова и к тому времени уже экс-губернатор Михаил Добкин, проходил мирно. Горожан призывали "воздержаться от провокаций" и в то же время "отстоять свои ценности".

Но после того, как сцена опустела, часть собравшихся на площади двинулась к обладминистрации. Митингующие держали множество российских флагов, на приступ шли с криками "Харьков! Россия!"

Горожане рассказывают, что вокруг ОГА передвигались несколько мобильных групп, по-видимому, не из местных. Например, они искали боковой вход в здание со стороны, где его нет.

"Я обратил на них внимание, потому что каждый харьковчанин знает – в администрацию можно попасть лишь с трех сторон. А с этой, четвертой, двор ОГА замыкается стеной дома", – говорит живущий неподалеку пенсионер Евгений Петрович.

Именно такие группы, очевидно, и стали передовым отрядом, за которым устремились на штурм остальные. Официальные лица после беспорядков говорили, что на штурм "мирных митингующих" спровоцировали из здания ОГА – будто из окон бросали взрывпакеты, палки и даже стреляли. Это отрицают евромайдановцы. Здравый смысл подсказывает: вряд ли кто-то стал бы провоцировать на насилие толпу из десятков тысяч человек.

Тем не менее, взрывпакеты в толпе бахали. В стриме из здания администрации после штурма можно увидеть пистолетные гильзы, но откуда они взялись, кто и когда стрелял, – об этом с уверенностью сказать нельзя.

Избитых активистов Евромайдана гнали к сцене "коридором позора", а их вещи и атрибутику, вынесенную из здания, жгли прямо у входа, свалив в кучу. На сцене и возле нее оказались несколько десятков окровавленных людей в изорванной одежде.

"Антимайдановцы" требовали от них представиться под запись на видео и просить прощения у харьковчан. Предполагалось, что все это приезжие. Действительно, часть активистов была из других регионов с Полтавщины, из Николаева, однако большинство "пленных" составляли харьковчане.

Тем временем на крыше здания вместо украинского флага был поднят российский триколор. Как выяснилось позже, флаг РФ поднял москвич, который под ником Mika Rokainen тут же похвастался на своих страницах в соцсетях, что "освободил Харьковскую ОГА", приложив фото с флагом.

Ближе к вечеру украинский стяг вернулся на флагшток над ОГА, "освободившие" здание "от бандеровцев" тоже покинули администрацию.

Вновь появившийся на площади городской голова Геннадий Кернес заявил:

"Я беру на себя персональную ответственность, чтобы мы сохранили порядок в Харькове, и чтобы здесь не было никаких призывов к сепаратизму".

И только один приговор

Всего за медицинской помощью после штурма обратился, согласно официальным данным, 121 человек. Из них почти десяток – младше 18 лет, большинство – с травмами головы.
В Харьковскую неотложку доставили 84 человека, из них госпитализировали девятерых. В госпитализации не нуждались 23 пострадавших, которым оказали помощь в областной больнице. 11 человек обратились в областную травматологию, им также оказана помощь без госпитализации. Один человек попал в стационар горбольницы №2, еще двоих положили в городскую офтальмологическую клинику.

Заместитель Харьковского городского головы Светлана Горбунова-Рубан сообщила, что не все пострадавшие называли свои реальные паспортные данные. Кроме того, по ее словам, ни один из пострадавших не попросил справку о характере травм для правоохранительных органов.

За минувший с тех пор год Харьковщина пережила десятки провокаций, диверсий и терактов, столкновений и драк на политической почве. Несмотря на это, штурм ОГА стоит в этом ряду особняком. Это были первые настолько массовые беспорядки в Харькове, которые вполне могли дать такие же всходы, как в Донецке и Луганске. И такого количества пострадавших Харьков за свою новейшую историю тоже не видел.

Тем удивительней, что к ответственности за этот штурм был привлечен до сих пор лишь один человек. По сообщению Виты Дубовик, пресс-секретаря прокуратуры Харьковской области, в октябре одного из участников беспорядков Киевский районный суд приговорил к 5 годам лишения свободы (ему вменялся еще и незаконный оборот оружия).

Также Дубовик рассказала, что еще одному задержанному участнику штурма суд определил меру пресечения "содержание под стражей" уже в этом году, 19 февраля. Залог установлен в размере 30 тысяч гривен, но по состоянию на прошлую неделю он внесен не был.

Для сравнения: после второго, апрельского штурма ХОГА милиция задержала 65 человек (часть из которых, правда, была выпущена позже под залог).

Сегодня обстановка в Харькове остается напряженной. Многие недовольны правительством, его экономическим курсом, падением уровня жизни. Однако большинство горожан понимает: если бы тогда руководство области и города не удержало ситуацию, все могло обернуться куда хуже. К обнищанию могли добавиться обстрелы и реальная разруха.
То есть, идя на поводу у провокаторов, они допустили ошибку.

Самое читаемое
    Темы дня