наверх
24.09.201807:46
Курсы валют НБУ
  • USD28.06+ 0.00
  • EUR33.00- 0.03

Виноваты ли мертвые? Трагедия в Одессе: годы спустя

Годовщина трагедии 2 мая в Одессе: никто не наказан (100)

(обновлено: )112082
Спустя 4 года официальное следствие так и не сказало окончательного слова, а новые данные о трагедии не публикуются уже больше года. Без ответа до сих пор и главный вопрос — кто и с какой целью планировал события, обернувшиеся кровавым массовым убийством в Одессе?

РИА Новости Украина

Что узнали за минувшие 365 дней?

Вот уже четвертый год подряд в конце апреля автор этих строк общается с многочисленными украинскими и иностранными журналистами. Ключевой вопрос этих интервью: "Как продвигается расследование дела 2 мая?". К сожалению, ответить на этот вопрос можно просто: практически никак, пишет главред одесского издания "Таймер" Юрий Ткачев.

К примеру, на официальном сайте "Группы 2 мая", ведущей собственное расследование трагедии, новые данные о событиях не публикуются уже больше года. А последняя публикация, датированная 22 апреля, повествует о поездке членов группы в Ригу, где они, цитируем, "рассказали журналистам, представителям украинской диаспоры, латвийским активистам об итогах их независимого расследования событий в Одессе 2 мая 2014 года". Раз есть "итоги", значит, расследование в группе считают законченным? По всей видимости, так.

Читайте также: Трагедия 2 мая в Одессе: расследование длиною в жизнь

Официальное следствие окончательного слова пока не сказало. В производстве украинских правоохранителей имеется целый ряд дел по различным эпизодам драмы, включая события на Греческой площади и Куликовом поле, действиям правоохранителей, пожарных. Правда, расследование дел ведется с совершенно разной интенсивностью, а материалы этих расследований вызывают больше вопросов, чем ответов.

Бои на Греческой: дела и думы

События на Греческой площади и в ее окрестностях считаются наиболее изученной и освещенной в средствах массовой информации страницей трагедии. Именно о них в "Группе 2 мая" говорят как о "провокации пророссийской группировки "Одесская дружина", что и стало спусковым крючком трагедии. Той же позиции придерживаются и в прокуратуре: там даже определили 19 ключевых участников "провокации", а впоследствии дополнили список еще несколькими фамилиями. Именно эти люди, мол, "с целью дестабилизации обстановки" решили напасть на шествие "евромайдановцев" по Дерибасовской, что и привело к возникновению конфликта.

Правда, в суде дело о событиях на Греческой площади с оглушительным треском развалилось. 18 сентября 2017 года городской суд Ильичевска, куда передали дело после трехлетних блужданий по судам Одессы, постановил: всех обвиняемых признать невиновными и освободить прямо в зале суда. 

Суд по делу о событиях 2 мая

Сухая формулировка "признал невиновными" не передает происходившего в зале суда в полной мере: фактически судьи устроили настоящую публичную порку гособвинению, последовательно разбив или иным образом отвергнув все предоставленные доказательства.

Видеозаписи? Они в большинстве своем такого качества,  что распознать на них обвиняемых проблематично, а никаких данных специальных экспертиз суду не предоставлено. Там, где обвиняемые даже и узнаваемы, они не совершают ничего противозаконного.

Свидетели? Большинство из них вообще не может опознать никого из обвиняемых или подтвердить факт их участия в беспорядках. Кое-какая конкретика содержалась в показаниях единственного свидетеля — Посмиченко. Однако суд счел, что тот давал показания, находясь в зависимости от обвинения. Именно благодаря согласию свидетельствовать против товарищей, Посмиченко, изначально проходивший по тому же делу в качестве подозреваемого, стал свидетелем, а позже вышел на свободу.

Читайте также: Одесса, трагедия 2 мая в Доме Профсоюзов: рассказ выжившего

Жесткой критике судей подверглась также формулировка обвинений. Заявляя о "завершении расследования дела о массовых беспорядках", следствие фактически не установило, кто стал их организатором, зачем он это делал и т. п. Материалы дела изобилуют формулировками "неустановленные лица", "неустановленное оружие".

Банальный факт: в настоящее время следствием не установлены подозреваемые в убийстве четверых из шести погибших на Греческой площади. Официально считается, что "евромайдановца" Бирюкова убил Евгений Будько (Боцман), а "куликовца" Евгения Лосинского — Сергей Ходияк. Насчет остальных убитых, "куликовцев" Яворского, Жулькова и Петрова, а также "евромайдановца" Бирюкова, следствие пребывает в замешательстве. Что не мешает официальным и неофициальным лицам называть расследование завершенным…

Подробнее о недочетах (мягко говоря) дела 2 мая детальнее можно почитать здесь.

Правда, выйти из зала суда свободными людьми удалось не всем: двоих обвиняемых, Сергея Долженкова и Евгения Мефедова, прямо в зале суда уведомили о подозрении по новому делу — на сей раз по ст. 110 УК Украины (сепаратизм). Там же они безотлагательно были взяты под стражу и вернулись в СИЗО. 

Немного иначе сложилась судьба еще одного обвиняемого в массовых беспорядках на Греческой площади "куликовца": 3 января 2018 года гражданина Белоруссии Олега Шабалина признали виновным в участии в массовых беспорядках. Он своей вины, впрочем, и не отрицал, за что и отделался весьма мягким сроком: 3 года с отсрочкой приговора, т. е. условно.

Таким образом, в сумме Шабалин с момента ареста в 2017 году провел под стражей менее года, тогда как отрицавшие вину обвиняемые из "основного" дела просидели в СИЗО без приговора по три с половиной. Как говорится, арифметика не в пользу принципиальности!

Кстати, прокуратура планирует обжаловать оправдательный приговор суда Ильичевска. Апелляционная жалоба назначена на рассмотрение в Николаевскую область. Правда, вероятность того, что в ближайшее время она будет рассмотрена в полном объеме, невелика: дело в том, что по крайней мере часть бывших обвиняемых предпочла покинуть пределы Украины, дабы не продолжать "знакомство" с отечественной судебно-правоохранительной системой. А без них рассматривать апелляцию по их делу нельзя…

"Мирный марш" vs "Антифашистское шествие"

Официальная (да и неофициальная — авторства "Группы 2 мая") версия событий на Греческой площади гласит: пророссийские провокаторы напали на мирное шествие украинских патриотов. Эту версию озвучивает и большинство "лидеров мнений", чью точку зрения предпочитают узнавать украинские СМИ. "Люди пришли туда с воздушными шариками, с девушками, детьми, собачками, кошечками", — рисует идиллическую картину собрания "евромайдановцев" одесский художник Александр Ройтбурд. Правда, считать его надежным источником сведений о событиях не приходится: сразу после событий он заявил, что все погибшие в Доме профсоюзов являются гражданами России и Приднестровья. В реальности же оказалось, что иностранных граждан среди погибших не было вовсе, однако как-либо извиняться за свою дезинформацию Ройтбурд, похоже, не собирается.

Но бог с ним, с Ройтбурдом — рассказы о "воздушных шариках" и "детях" можно услышать от сотен других людей.

Эти рассказы, по всей видимости, являются, мягко говоря, не вполне искренними. В настоящее время уже практически не отрицается тот факт, что в планах собравшихся на Соборной площади был силовой разгром палаточного городка Куликова поля, т. е. изначально "источником" агрессии были именно они. К такому же мнению пришли и в "Группе 2 мая", однако официального отражения в выводах группы этот факт не нашел. Дело в том, что часть членов группы отказалась его признавать, так как это "уравняло бы патриотов с сепаратистами".

"Евромайдановцы" на Соборной площади 2 мая перед началом столкновений

"Куликовцы", в свою очередь, утверждают: их целью было именно не допустить погрома на Куликовом поле, для чего силы "вероятного противника" было решено перехватить в центре. "Мы должны были пройти параллельно их маршруту по Жуковского, а если они повернут к Куликову полю, перехватить их и не дать им туда попасть", — уверял автора этих строк один из участников похода "куликовцев" в центр Одессы.

Верить рассказам "куликовцев" просто на слово сложно, тем более что они никак не объясняют, как именно в итоге оказались на Греческой площади — в нескольких кварталах от изначального маршрута.

Пролить свет на все странности и нестыковки в версиях событий (которые, повторюсь, нисколько не заботят ни правоохранителей, ни "общественных расследователей") мог бы Сергей Долженков — наиболее "высокопоставленный" активист Куликова поля, непосредственно присутствовавший на месте событий. Увы, пока Долженков остается за решеткой, он отказывается давать какие-либо пояснения в отношении себя — уж такую тактику защиты он для себя избрал.

Казус Боцмана

Еще один краеугольный камень официальной версии — тот факт, что первой жертвой уличных столкновений 2 мая в Одессе стал активист Евромайдана Игорь Иванов. Именно его жизнь оборвала пуля калибра 5,45 миллиметра, которую, как считается, выпустил "куликовец" Виталий Боцман Будько.

Кадры Будько, ведущего стрельбу из оружия, похожего на автомат Калашникова, видел каждый, кто интересовался темой событий 2 мая в Одессе. Однако сам Будько уверяет: он никого не убивал и убить не мог, так как его автомат стрелял холостыми.

Эту версию в свое время гневно опровергли в "Группе 2 мая". Проанализировав видео стрельбы Боцмана, члены группы пришли к выводу: он вел огонь в полуавтоматическом режиме. А при стрельбе холостыми патронами, считают в "Группе", это невозможно: уменьшенного заряда пороха в таких патронах не хватает для того, чтобы перезарядить оружие. Делать это можно, уверены общественные расследователи, лишь нацепив на ствол специальную насадку-компенсатор, которой на "автомате" Будько не было…

Все вышесказанное — чистая правда. Но не вся. Дело в том, что стрелять холостыми в полуавтоматическом и даже автоматическом режиме все-таки можно и без насадок — в случае, если подвергнуть оружие специальной доработке, так называемому "холощению". Правда, после нее стрелять из такого оружия боевыми будет уже нельзя, а вот патронами с имитацией пули (7Х3) — запросто.  Видео стрельбы из такого "оружия" в интернете более чем достаточно. Подробнее обо всем этом можно почитать тут.

Знали ли о такой возможности в "Группе 2 мая", когда делали свои выводы о том, что Боцман не мог стрелять холостыми, неясно. Однако факт остается фактом: утверждать о том, что он стрелял именно боевыми, мы не на самом деле не можем.

Установить истину помогло бы сравнение количества гильз, найденных на позиции Боцмана, с количеством пуль, обнаруженных на месте событий. Если бы эти цифры примерно совпали, то, скорее всего, Боцман лукавит, пытаясь выгородить себя. Если же на дюжину гильз приходилось бы всего несколько пуль, то это было бы аргументом в пользу того, что он стрелял все-таки холостыми, а роковую пулю, убившую Иванова, выпустил кто-то другой… Увы, провести такое сопоставление невозможно: одесская милиция провела осмотр места происшествия лишь две недели (!) спустя, когда улики были уже утеряны или уничтожены.

Экс-начальник одесской милиции Дмитрий Фучеджи, кстати, считает, что Иванова убил стрелок, находившийся на крыше гостиницы "Пассаж", и сделано это было специально для того, чтобы разжечь противостояние. К сожалению, Дмитрий Фучеджи не приводит никаких доказательств этих утверждений. И в настоящий момент Боцман-Будько остаётся всё-таки главным подозреваемым в первой смерти 2 мая — ведь он единственный был зафиксирован на месте событий с оружием, похожим на способное выпустить убившую Иванова пулю.

На этом простом примере хорошо видно, как мало о событиях 2 мая мы знаем на самом деле.

Дом профсоюзов: виноваты мертвые

Об официальном расследовании событий на Куликовом поле и в Доме профсоюзов известно весьма немного. Досудебное следствие пока не закончено, и все материалы расследования засекречены грифом "Тайна следствия". Поэтому выводы можно делать лишь на основании информации из открытых источников, да по результатам изучения тех немногих документов, которые просачиваются из недр правоохранительной системы в неофициальном порядке.

Относительно непосредственной причины пожара известно: он начался с возгорания баррикады, сооруженной активистами Куликова поля у входа в здание. Однако кто ее поджег? И официальное, и неофициальное следствие в этой части событий подчеркнуто невнятны: пожар, мол, возник, и все тут.

Однако виновные в произошедшем тем не менее названы. Ими стали… опять-таки активисты Куликова поля. В частности, подозреваемым в гибели людей в Доме профсоюзов и его окрестностях назван депутат Одесского облсовета Вячеслав Маркин. Именно он, по версии следствия, заманил "куликовцев" в Дом профсоюзов, где те и погибли в результате "возникшего" пожара. Осенью 2017 года он был объявлен подозреваемым по делу о пожаре в Доме профсоюзов: уведомление о подозрении в совершении преступления официально вручили его вдове. Вскоре после этого дело в отношении Маркина закрыли в связи со смертью подозреваемого.

Подобная версия вполне устраивает активистов Евромайдана. Дескать, "куликовцы" зачем-то спрятались в Доме профсоюзов, которое почему-то загорелось, в результате чего они и погибли. А активисты Евромайдана, мол, даже пытались спасти загнавших себя в ловушку людей.

Надо признать: слова о попытках спасения соответствуют действительности. После того как здание охватил огонь, часть активистов действительно пыталась спасать гибнущих в пламени людей.

Однако так поступали не все. Видеозаписи свидетельствуют, что некоторые из активистов не только не помогали спасать людей в здании, но и продолжали бросать в него бутылки с зажигательной смесью, а тех, кого выводили из здания, избивали.

Имеющиеся в распоряжении автора этих строк медицинские документы свидетельствуют, что некоторых избивали довольно жестоко. Так, Александра Г., получившего ожоги в ходе пожара, уже после него избила группа неизвестных. Наряду с термическими ожогами, вплоть до наивысшей IV степени, врачи диагностируют у Александра трещину черепа. Куда легче отделался Евгений Г.: в его истории болезни — отравление угарным газом, ожог верних дыхательных путей и… сотрясение мозга "от действия тупых, твердых предметов, индивидуальные особенности которых в повреждении не отобразились". "Пожарные" травмы Евгения М. относительно легкие: ожоги I-II степени 3% поверхности тела. Но, кроме них, медики диагностировали у него резаную рану головы "от действия острого, режущего (имеющего лезвие) предмета", открытый перелом носа, раны и ушибы рук и ног.

К сожалению, в распоряжении автора этих строк нет всех медицинских экспертиз выживших потерпевших — всего мне удалось познакомиться с текстами 98 экспертиз, притом что в ходе событий 2 мая ранения различной степени тяжести получили по меньшей мере 210 человек. Но уже по этим ограниченным данным можно сказать: случаи, когда после пожара в Доме профсоюзов группы "активистов" охотились на обожжённых, иногда находящихся в полубессознательном состоянии людей и избивали их, носили не единичный характер.

Да, людей в Доме профсоюзов избивали; но убивали ли их, как уверены многие в Украине и за ее пределами? В смысле, стала ли эта "охота" причиной смерти кого-либо из 42 погибших на Куликовом поле? По официальным данным, нет: все погибшие якобы скончались из-за отравления угарным газом и продуктами горения либо в результате травм, полученных после того, как выпрыгивали из здания. С этими выводами согласна и "Группа 2 мая".

Автору этих строк пока не удалось найти сколь угодно веских доказательств того, что умышленные убийства в Доме профсоюзов действительно были. Правда, в условиях, когда данные судебно-медицинских экспертиз тел погибших являются тайной за семью печатями, сделать это непросто. По крайней мере в отношении трех погибших места и другие обстоятельства обнаружения их тел дают основания подозревать, что причиной их смерти вряд ли был пожар. Однако подозрения — это лишь подозрения, и их ещё предстоит подтвердить или опровергнуть.

При этом следует признать: подавляющее большинство жертв Дома профсоюзов действительно погибли именно от действия огня, дыма или других поражающих факторов пожара. В тех местах, где нашли их трупы, условия в момент пожара были такими, что выжить там сколь угодно долго было попросту невозможно.

Но вернёмся к версии о том, что "куликовцев" заманили в здание, где и случилась трагедия, хотя на самом деле они могли "просто разойтись по домам". Вот с этим утверждением вряд ли можно согласиться. Дело в том, что и до, и во время пожара в Доме профсоюзов на Куликовом поле жестоко избивали людей, и не только избивали. Вот, к примеру, данные из медкарты Максима С., доставленного в ГКБ № 1 поздним вечером 2 мая. Согласно материалам дела, на Куликовом поле он получил "резаные раны шеи с повреждением глубокой яремной вены и подключичной вены справа, непроникающее резаное ранение передней брюшной стенки". Состояние при поступлении в больницу врачи оценили как крайне тяжёлое. По выводам эксперта, "повреждения причинены действием острого колюще-режущего предмета, которым мог быть нож". Этот случай — самый тяжелый из тех, которые мне удалось обнаружить. Зато есть масса более мелких: к примеру, Александру А. люди, избившие его на Куликовом поле, сломали ногу. Сергею Щ. и Максиму К. "организовали" сотрясение головного мозга. В этих и других случаях избиты, и подчас жестоко, были люди, не находившиеся внутри Дома профсоюзов, — те самые, которые "решили разойтись по домам". Но им не дали этого сделать.

Я вовсе не намерен утверждать, что идея забаррикадироваться в Доме профсоюзов была здравой и конструктивной. Однако следует признать: стремление людей на Куликовом поле спрятаться в здании было продиктовано вполне обоснованным страхом за свои здоровье и жизнь.

Вместо заключения

Что бы там ни говорили официальные и неофициальные расследователи, дело 2 мая пока содержит больше вопросов, чем ответов. Причем без ответов остались именно те вопросы, которые интересны больше всего. И главный из них — кто, как и с какой целью планировал события, в итоге обернувшиеся самым кровавым массовым убийством в новейшей истории Одессы?

Увы, уже сегодня ясно, что дать ответ на этот и другие вопросы будет весьма непросто, и неизвестно, узнаем ли мы эти ответы когда-нибудь вообще. Но в отличие от тех, кто уже "закрыл" для себя дело 2 мая, автор этих строк намерен и дальше вникать в детали случившегося. 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Самое читаемое
    Темы дня