наверх
18.08.201802:05
Курсы валют НБУ
  • USD27.90+ 0.23
  • EUR31.78+ 0.32

Позиция МВФ по Украине: что ими движет?

Новый транш: в ожидании чуда от МВФ (666)

(обновлено: )617943
МВФ не сможет оставить Украину вообще без поддержки, понимая, что главная проблема страны не коррупция, а бедность, считает директор Центра исследований Международных отношений.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

Международный валютный фонд ожидает коррекции законопроекта об Антикоррупционном суде во время его подготовки ко второму чтению и закона о пенсионной реформе. Откорректировать документы должны в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии. В МВФ также подтвердили, что Фонд направлял Украине письмо, в котором высказывал обеспокоенность президентским вариантом законопроекта об Антикоррупционном суде. 

Что касается пенсионной реформы, то она, по словам представителей МВФ, не обеспечивает формирование полностью справедливой и устойчивой пенсионной системы в стране. 

Требования кредиторов проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы директор Центра исследований Международных отношений Николай Капитоненко.

Насколько, по вашему мнению, эти пертурбации вокруг законопроекта об Антикоррупционном суде могут повлиять на дальнейшие отношения между Украиной и МВФ?

— Я думаю, вряд ли мы останемся вообще без денег, поскольку ситуация не меняется. И на протяжении последних лет у международных организаций и отдельных государств нет такой опции — оставить Украину без поддержки вообще. Кроме того, МВФ и характер его работы такой, что он создан для того, чтобы давать деньги таким бедным странам, как мы, взамен на некоторые условия, реформы, изменения в их политике внутренней с тем, чтобы они становились теоретически более устойчивыми экономиками. То есть это его обычная повседневная работа — давать рекомендации, получать время от времени отказ, не полное соответствие с тем, что он советует, но все равно продолжать работать. Но у нас возникает другая проблема, что денег мы можем получить меньше. И это, во-первых. А во-вторых, мы можем получить не очень хороший сигнал для других инвесторов, которые не являются международными организациями финансовыми, но просто будут с меньшей вероятностью вкладывать деньги в Украину. И получим, как следствие, внутренние уже экономические проблемы и рост курса возможный, и рост цен.

Что теряет Украина, не выполняя эти требования? 

— Нужно отметить, что вообще масштабы помощи, финансирования, которые Украина получает из внешних источников, не очень велики по сравнению с тем, во-первых, что нам нужно, а во-вторых, с тем, сколько денег вкладывалось раньше в другие страны в похожих ситуациях. Например, американцами — в Ирак и в Афганистан, или теми же европейцами — в страны Восточной Европы в 90-х годах. То есть мы, конечно, зависим от внешнего финансирования, но я не думаю, что это будет решающий аргумент. Тем более, на фоне приближающихся выборов для наших политиков. Поэтому очень интересна эта вот ситуация, которая возникла вокруг этого, с моей точки зрения, не очень принципиального закона, как и всей борьбы с коррупцией. Но у нас это возведено в ранг первоочередной проблемы. Нужно посмотреть, как будут расставлены приоритеты и насколько сильно будут готовы прислушиваться к сигналам из-за рубежа наши собственные политики, что для них будет важнее — борьба за власть внутри Украины, представленная, скорее всего, как сохранение суверенитета, хотя сложно об этом говорить в текущей ситуации, или сотрудничество с иностранцами в любом проявлении. Это будет интересно.

Украине в следующем году необходимо выплачивать реструктуризированные долги, в том числе и МВФ. Может ли этот инструмент стать рычагом давления на украинскую власть?  

— Конечно, угроза такая будет, то есть если мы не сможем уплатить долги, то это дает вероятность дефолта суверенного. Но я не думаю, что на такой жесткий прессинг пойдут чиновники из международных финансовых организаций. Тем более, накануне выборов. В следующем году все-таки важнее будут выборы, чем выплата долгов, которой мы занимаемся ежегодно. И я думаю, что высокий риск для них — получить в ответ реакцию украинских политиков в том духе, что мы, учитывая всю нашу сложную ситуацию, не будем идти на ваши требования, будем делать то, что нам более выгодно. И на этом могут спекулировать накануне выборов очень успешно. Даже более успешно, чем на решении каких-то экономических проблем, которые все равно не решаются.

На следующей неделе в Давосе Петр Порошенко должен встретиться с директором-распорядителем МВФ Кристином Лагардом. Накануне этого визита президент официально предложил ВР назначить нового главу НБУ. Насколько подобные вещи способны смягчить критику МВФ  в адрес Украины и украинского руководства?

— У меня иногда возникает впечатление, что борьбу с коррупцией используем, как ширму, не только мы для разных других интересных вещей, но также и наши иностранные партнеры. Потому что всерьез поверить в то, что представители МВФ, которые сталкивались с ситуациями, похожими на украинскую, десятки раз, думают или верят в то, что создав антикоррупционный орган или несколько органов, или поменяв главу НБУ, или вообще кого угодно поменяв, можно побороть коррупцию, верится с трудом. Скорее всего, все понимают, что коррупция в Украине — это следствие гораздо более глубоких процессов, и состояния экономики, и бедности, и слабости демократии или ее отсутствия, отсутствия правового государства — без решения этих проблем побороть коррупцию нельзя. Все это понимают. Более того, некоторые понимают, что коррупция — не главная проблема Украины. Наша главная проблема — бедность. Из нее вытекают все остальные. Если мы станем богаче, но при этом останемся в коррумпированном государстве, я думаю, это многих устроит. То есть то, что все говорят о проблеме коррупции, видимо, означает, что они используют ее как прикрытие для решения каких-то других вопросов. Поэтому я не думаю, что разговор президента Украины в Давосе с кем бы то ни было будет осень сложным. Скорее всего, дело обойдется дежурными фразами о том, что в Украине борются с коррупцией, вот делается то-то, те-то органы созданы, назначены те-то люди, да, есть проблема, но мы пытаемся с ней бороться. Ему скажут в ответ, что вы боритесь поактивнее, может быть, вы лучше сделаете вот это, а не это. И на этом, я думаю, все сложности закончатся.

Читайте также: Как Порошенко оставит Украину без безвиза. ЕС по антикорсуду

Зачем МВФ прикрывать какие-то интересы борьбой с коррупцией?

— Тут мы вступаем на такую опасную территорию, можно свалиться в теорию заговоров. Интересы очень разнообразные западных и государств, и компаний, и инвесторов, и отдельных юридических и даже физических лиц, связанные с Украиной. Они касаются и долгосрочного представления, что должно быть на этой территории: то ли она должна быть источником дешевой рабочей силы и какой-то продукции с низкой степенью обработки, или сырья, то ли она должна выступать плацдармом для обеспечения безопасности европейских стран, страной, которая будет сдерживать Россию до определенной степени. То есть могут быть разные представления о будущем Украины. Но в любом случае, я думаю, что стоят во главе угла экономические интересы, и МВФ, как инструмент, и правительства западных государств заинтересованы в том, чтобы Украина стала чуть более надежным партнером, с тем, чтобы в нее можно было выгодно вкладывать деньги и возвращать те деньги, которые уже были вложены или даны в долг. Если это не удается сделать в полной мере официально и прозрачно, то хотя бы, если частично Украина способна расплачиваться по долгам, вопрос возникает в том, с кем она будет расплачиваться в первую очередь. То есть вот эти внутренние интересы корпоративные внутри МВФ и других организаций, я думаю, движут их политикой по отношению к Украине.

На сегодня наибольший вкладчик в МВФ — США. Можем ли мы говорить, что такая риторика МВФ — это линия, которую проводит США? 

— Я думаю, что если так и можно говорить, то только до какой-то степени. И я бы провел параллель с той же риторикой в отношении НАТО. Действительно, США — крупнейший вкладчик просто в силу того, что это самая большая экономика и самое сильное государство, у них вклад наибольший в деятельность самых разнообразных организаций. Но далеко не каждая превращается в силу этого в инструмент американской политики. Любая международная организация — это общий знаменатель интересов многих разных государств, своеобразная коалиция. И не всегда государство, которое делает наибольший вклад, может диктовать свои условия. Остальные могут формировать временные коалиции с каким-то другими интересами. Они потом могут распадаться, они могут частично поддерживать политику этого государства. То есть международная организация обычно создается для того, чтобы, наоборот, интересы, желания и стремления самого сильного государства каким-то образом сдержать или уравновесить. То есть поэтому я думаю, что любые организации — это такая своеобразная форма симбиоза, где США получают более широкие возможности для продвижения своих интересов непрямым образом, то есть не навязывание конкретным государствам своей воли, а формирование каких-то определенных правил игры. А другие государства взамен получают более предсказуемое поведение со стороны и США, и других сильных государств.

Ранее экономист Сергей Фурса заявлял, что без Антикоррупционного суда Украины вылетит из программы МВФ.

А глава комитета экономистов Украины Андрей Новак в свою очередь отметил, что без траншей МВФ в 2018-2019 Украине придется объявить дефолт.

Самое читаемое
    Темы дня