наверх
13.12.201707:28
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Рудяков: Украина заплатила непомерную цену за Ассоциацию с ЕС

Украина-ЕС. Соглашение об ассоциации и заявление Юнкера (44)

(обновлено: )26713220
Соглашением об ассоциации с ЕС страна подтвердила свой стратегический выбор, но за него пришлось дорого заплатить - сюда вошел, в том числе, полный разрыв с Россией, отмечает политолог Павел Рудяков.

Евгений Стримов, РИА Новости Украина

Украина готовится отметить уже четвертую годовщину старта Евромайдана: 21 ноября в стране — День достоинства и свободы, посвященный началу акций протеста в 2013 году.

Одним из главных требований протестующих было "продолжение" евроинтеграции — подписание властями Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом. Уже после победы Евромайдана, 16 сентября 2014 года, Верховная Рада одобрила законопроект о ратификации Соглашения, а президент Порошенко в тот же день его подписал.

С 1 января 2016 года в режиме временного применения также начали действовать положения в отношении зоны свободной торговли. Ратификация Соглашения завершилась со стороны Евросоюза 11 июля 2017 года (утверждение Советом Европейского союза). Соглашение полностью вступило в силу 1 сентября 2017 года.

Какие политические последствия Украине принесла Ассоциация с ЕС, в интервью РИА Новости Украина рассказал директор Информационно-аналитического Центра "Перспектива" Павел Рудяков.

Каковы главные "плоды"? Что изменилось в Украине?

— Главнейшее и на стратегическом уровне единственное последствие — это формальное подтверждение стратегического выбора Украины в пользу интеграции в Европейский Союз. Это то, что можно считать позитивом — страна еще во времена Кучмы приняла государственную стратегию Европейской интеграции, она потом дополнялась, стратегия совершенствовалась… Сейчас она уже отменена, с мая прошлого года, указом президента Порошенко, поскольку формально цель достигнута.

Мы тогда, правда, в начале 2000-ых годов ставили перед собой задачу членства в Европейском Союзе, но это была наша идея, наша мечта — нам ее никогда не подтверждали, никогда перспектива членства не подкреплялась ни в одном из европейских и совместных с нами документах — это всегда была точка преткновения в наших переговорах. И сейчас этого нет.

Ассоциация — это закрепление этого выбора.

А если говорить о цене этого выбора…

— Сразу возникает вопрос цены этого выбора и того результата, который получен: экономического, социального, геополитического, геостратегического и так далее. И тут ясно, что тогда уже ответы, по крайней мере, неоднозначные. Даже с точки зрения политических групп, политических элит, которые пришла к власти под этими знаменами — все равно результаты неоднозначные.

То, что Европейский Союз сейчас нам предлагает, и будет в пятницу предлагать на саммите Восточного партнерства, какой-то усовершенствованный проект Восточного партнерства — "Восточное партнерство плюс", говорит о том, что в Европейском Союзе понимают, что ассоциация с Украиной — она, фактически вступив в действие, требует каких-то дополнений, уточнений. Называя вещи своими именами, дополнений конкретным содержанием. Потому что пока это наше европейское настоящее, которое мы получили в виде Соглашения об ассоциации, принесло только условный безвиз. Хотя, опять же, это не безвиз, а либерализация, упрощение существующего визового режима.

Поэтому политические последствия — это подтверждение выбора, а цена этого выбора оказалась слишком высока, потому что мы заплатили за это отрывом и полным разрывом с Россией. Чего в начале 2000-ых годов не предполагалось. Тогда в законе об основах внешней политики было записано: "Сближение с Европейским Союзом при сохранении стратегического партнерства с Россией". И это, мне кажется, модель, которая наиболее отвечала и продолжает отвечать украинским национальным интересам. А мы, получается, от нее отошли.

Но евроинтеграционный проект, даже на уровне идеологии, разочаровал украинцев: в ЕС страна так и не вступила, в самом Евросоюзе открыто говорят, что не ждут вступления Украины… В то же время власти в нашей стране пусть неформально, но поддерживают правые движения и организации. Могут ли уживаться стремление в Европу и национализм?

— С нашей стороны, тут, в принципе, нечего объяснять. Это совершенно естественная ситуация, потому что европейскими лозунгами, так называемыми «европейскими ценностями», всем, что связано с Европой, прикрывались, а делали другие вещи. По сути, это был перехват финансово-экономических потоков, имущества и так далее. Поэтому получился такой крен в сторону праворадикальных группировок — поскольку при смене режима Януковича использовались и силовые методы.

А с точки зрения Европы наша ситуация тоже вполне объяснима и логична, поскольку такие страны, как мы, европейцев не интересуют. Даже такие страны, члены Европейского Союза, как Болгария, Румыния, Словакия, Чехия и так далее — они не очень интересуют Европу с точки зрения внутреннего устройства. Европе важно, чтобы эти страны выполняли свои обязательства, были колесиками, винтиками общеевропейского дома, структуры — в первую очередь экономической и финансовой. А как они там внутри разбираются — это уже дело пятое. Ни для немцев, ни для Брюсселя это не важно.

Читайте также: Украина: демонтаж социального государства проведен успешно!

Это стабильная ситуация, которую у нас Европа не будет не разруливать, ни изменять. Это наше личное внутреннее дело, мы с этим будем жить, пока рак не свиснет.

Темы дня