наверх
25.11.201703:56
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Дело Муравицкого: и к штыку приравняли перо

(обновлено: )656131
Нет никакого преступления в подготовке репортажей и статей, в сотрудничестве с тем или иным СМИ, заявил на заседании суда обвиняемый в госизмене житомирский журналист Василий Муравицкий. Но все ли с этим согласны?

Захар Виноградов, Андрей Лубенский, РИА Новости Украина 

На предварительное заседание Королёвского райсуда Житомира по делу обвиняемого в госизмене журналиста Василия Муравицкого пришло много людей. Высокие сумрачные коридоры здания бывшего обкома партии то и дело озаряли фотовспышки, операторы включали подсветку, спеша отснять общий план. Дело вызывает все больший общественный интерес.

Муравицкого задержали 1 августа в роддоме, где незадолго до этого у его жены были тяжелые роды. Своего новорожденного сына он с тех пор не видел. 

Журналиста за его публикации в СМИ подозревают в госизмене, посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, нарушении равноправия граждан, создании террористической организации. По утверждению СБУ, его статьи публиковались на "сайтах, которые администрировались из РФ и временно оккупированных территорий Украины". Прокуратура сообщила, что журналисту грозит до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Как и на предыдущих заседаниях (ранее рассматривалась жалоба защиты на меру пресечения для Муравицкого), в зале суда и вокруг кипели нешуточные страсти — пришли как сторонники журналиста, так и группа общественной поддержки обвинения (среди последних, по словам местных наблюдателей, были представители «Нацкорпуса»). 

Перед началом заседания между оппонентами разгорелись жаркие споры о том, кого судят: «сепара» или патриота? И какая война идет на Украине, гражданская – или  с Россией?..

Суд по делу журналиста Василия Муравицкого.

Единственное оружие – колонка в СМИ

В зал ввели Муравицкого – черная с красным вышиванка, руки скованы наручниками. Едва его разместили в «аквариуме», как журналист обратился к присутствующим с краткой речью, в которой назвал все выдвинутые против него обвинения «политическими и идеологическими».

Читайте также: "На моем месте может оказаться каждый". Суд по делу журналиста Муравицкого

«Меня обвиняют в госизмене, но единственным моим оружием была колонка в информационном агентстве», — заявил Муравицкий, добавив, что для журналиста нормально сотрудничать со СМИ, написание статей и репортажей – не преступление. 

«Не преступление говорить то, что не совпадает с государственной идеологией, это – не госизмена! Но теперь такой же ситуации может оказаться любой журналист, любой гражданин Украины», — сказал он. И привел ряд исторических примеров несправедливых судилищ, расправ и — последующего (иногда через много лет) торжества справедливости.

«Пока будешь на Путина работать, будешь сидеть! «Сепар»!» — закричали из «патриотической» массовки. Такие выкрики звучали в ходе всего заседания.

Война или АТО? Спросите у Порошенко

Адвокат журналиста Андрей Доманский (в Житомир он приехал прямо из Святошинского суда Киева, где в ходе бурного заседания защищал главу ОУН Николая Коханивского), обратился с ходатайством, попросив разрешить подсудимому покинуть «аквариум» и находится рядом с адвокатами. По его словам иначе адвокатам весьма затруднительно работать во время процесса с подзащитным. 

Суд по делу журналиста Василия Муравицкого.

Суд удалился на совещание, а в зале сразу же началась перепалка между сторонниками и противниками журналиста. Услышав очередные обвинения в «сепаратизме» и в «работе на врага», прозвучавшие в адрес Муравицкого, приехавший на суд журналист Руслан Коцаба принялся выяснять у «обвинителей», что происходит в Украине – война или АТО? 

«Война!» — ответили ему. «А власть говорит, что АТО», — парировал Коцаба. Тут выяснилось, что постмайданной власти «патриоты» не верят: все врут, на самом деле – война с Россией, а Муравицкий работал на федеральное российское информагентство… 

Коцаба поинтересовался: ладно, но как же тогда быть с бизнесом Порошенко в РФ, что-то не сходится? И признают ли активисты действующий договор о дружбе и партнерстве межу Украиной и Россией? Ответы были в таком духе: это у Порошенко надо спрашивать… 

Что до договора о дружбе, то – «украинский народ его не признает». Но власть признает, а народ выбирал эту власть, заметил Коцаба. На это кто-то заявил, что он «не голосовал за Порошенко», другие активисты потребовали, чтобы Коцаба показал журналистское удостоверение. Раздались крики: «С какого телеканала?.. Ты зрадник!». 

Словом, содержательной дискуссии не получилось.  

Муравицкий тем временем рассказывает нам, что в камере с ним сидят «такие же люди», и что где-то рядом расположена камера, в которой сидел его прадед, расстрелянный в 1937-м и позже реабилитированный – об этом ему напомнили работники СИЗО…

Рассказывает, как задерживать его пришли в роддом на третий день после рождения ребенка.

«А почему, задайте себе вопрос. Да потому, что наиболее беззащитен человек именно в такой ситуации: когда жена лежит немощная, не может встать с кровати, а они приходят, арестовывают… Прямо в роддоме задержали. Сына Андрея с тех пор я не видел», — сказал журналист.

Спрашиваем, на какие средства живут жена и ребенок. «Я не знаю, — ответил журналист. – На ребенка государством выделяется 850 гривен, этого не хватит даже на подгузники. Я не могу ей ничем помочь, я ничего не имею. Ни машины, одну шестую квартиры арестовали, потому что статья — с конфискацией имущества…У меня нет никаких сбережений. Единственно, есть люди, которые помогают – приносят жене какие-то смеси, подгузники… Слава Богу, я всем благодарен…».

«На суд оказывается давление»

Ходатайство о выводе из «аквариума» суд оставил без удовлетворения («нет полномочий»). Тогда Муравицкий заявил отвод всей судебной коллегии, заявив, что «на суд оказывают давление, в том числе и в этом зале». 

Адвокаты Андрей Доманский и Андрей Гожый своего подзащитного поддержали, пояснив, что есть веские основания сомневаться в объективности суда: например, «СБУ устроила широкую информационную кампанию, заранее объявив Муравицкого преступником, и судьи не могли быть изолированы от этой кампании»… Но суд и это ходатайство не удовлетворил.

Суд по делу журналиста Василия Муравицкого.

Тогда Муравицкий попросил суд обеспечить присутствие всех его адвокатов: в зале два, но есть и третий, которого не пригласили. Сторона защиты просьбу поддерживает. По мнению Андрея Гожего, коллегу не пригласили умышленно, права подзащитного нарушены. 

На этот раз суд снова удовлетворил ходатайство защитников обвиняемого. Очередное, предварительное заседание суда перенесено на 2 ноября.

«Бог им судья…»

Муравицкий выразил признательность всем журналистам, проявившим солидарность. Но вспомнил и о другом: «есть в журналистском цехе «Иуда»… 

«Когда-то одну журналистку судили, потом… ее оправдали. Я лично писал статьи в защиту этой журналистки, наверное, она уже об этом не помнит. Фамилию называть не стану, — сказал он. – А теперь она выступает с заявлениями: порвите Муравицкого!».

Он добавил, что и некоторые другие журналисты выступают теперь как свидетели обвинения – а ведь «мы с ними вместе работали, мы с ними ели из одной тарелки фактически».

«Я их не могу осуждать, я их не осуждаю… Бог им судья», — сказал Муравицкий. Он также сообщил РИА Новости Украина, что после обысков и ареста исчезли материалы расследования, которое он и его коллеги проводили относительно «злоупотреблений в Житомире», по янтарю. Не для того ли и обыскивали?

«Очередной расстрел свободы слова»

Многие в Житомире считают, что с Муравицким показательно расправляются за критику власти: «если критикуешь, то тебя запросто объявят и «антиукраинцем», и «изменником», вот это и демонстрируют…».

Житомирский журналист Сергей Форест, комментируя ситуацию для РИА Новости Украина, заявил: «То, что сегодня происходит, это судилище – на мой взгляд, это очередной расстрел свободы слова».

«Власть подала очередной сигнал свободной прессе о том, что сегодня они закатают в асфальт Муравицкого, а завтра справятся со всеми остальными журналистами, у которых есть свое мнение, — подчеркнул он. – Сегодня в Украине есть одно мнение – это мнение власти, мнение Порошенко».

Как говорится, «других мнений быть не может».

Суд по делу журналиста Василия Муравицкого

По мнению адвоката Андрея Доманского, вряд ли можно рассчитывать на то, что в Житомире суд может объективно рассмотреть дело Муравицкого: здесь «уже создан определенный ореол, создано информационное поле». Так,  финансируемые провластными структурами СМИ дружно обвиняют журналиста.

«В нарушение всех норм законодательства, презумпции невиновности… они считают его (Муравицкого – Ред.) виновным и спорят только о мере наказания, которое он должен понести», — сказал адвокат в интервью РИА Новости Украина. В то же время, по его словам, в свое время в суде сторона защиты предоставит доказательства, которые «полностью отменят все обвинения».  

Темы дня