наверх
23.04.202118:18
Курсы валют НБУ
  • USD28.06+ 0.01
  • EUR33.81+ 0.11

Ядерное топливо: большая политика лишает Украину перспектив

(обновлено: )1523141
Атомный бизнес — шире рамок пропаганды и идеологии. Вполне возможно, что Украина и сейчас вместе с американским топливом продолжает реэкспорт российского обогащенного урана.

Глеб Суровягин, РИА Новости Украина

Ядерное топливо для наших АЭС было и остается вопросом высоких технологий и не менее высокой политики. Между тем, рядовой украинец мало знаком с этой темой.  

В лучшем случае, информацию мы черпаем из статистики о том, сколько топливных сборок мы закупили у российского ТВЭЛ, а сколько — у американского Westinghouse. Долю разнообразия сюда вносят еще эпизодические заявления чиновников о планах по строительству украинского завода по производству топлива для АЭС. 

Так импортируем или производим? Что именно и в каком объеме? Попытаемся разобраться. 

Для начала следует отметить, что мечты о собственном производстве в теории не так уж фантастичны. В идеальных условиях уже сейчас доля украинской продукции в тепловыделяющих сборках (ТВС) для наших АЭС может достигать 20-25%. А вот почему все не так уж просто на практике? 

Уран – не хватает с избытком

Начнем с начала. В случае с ядерным топливом – это добыча урана. Украина, как бы это непривычно ни звучало, славится не только своими черноземами, но и урановыми месторождениями. Правда используем мы и те, и другие, мягко говоря, далеко не на 100%. Так, например, Новоконстантиновское месторождение (все четыре наши месторождения находятся в Кировоградской области) по запасам урана входит в десятку крупнейших месторождений мира. В то же время обеспечить себя самостоятельно ураном мы до сих пор не в состоянии. 

Для производства топлива для всех 4 наших АЭС требуется около 2400 тонн урана руды. При этом единственное в Украине предприятие, занимающееся добычей и переработкой этой руды — "Восточный горнообогатительный комбинат" — дает лишь 40% от необходимого объема (до 1000 тонн). Разговоры о выходе на 100% обеспечение атомной промышленности собственным ураном ведутся уже давно. Однако сейчас одно из месторождений (шахта Смолинская) вот-вот закроется, исчерпав запасы урана. Вывести же на проектную мощность Новоконстантиновского вот уже который год мешает отсутствие финансирования.

Недостающие объемы мы закупаем. При этом альтернативные источники, по понятным причинам, весьма ограничены. По информации из открытых источников в 2014-2015 гг. Украина законтрактовала в Казахстане 400 и 500 тонн урана соответственно. Однако реальные поставки в 2015-2016 гг. оказались значительно ниже 251 т и 256 т. соответственно.  

Поставки урана из Австралии, анонсированные в прошлом году, остаются на стадии пиара для чиновников. Поэтому основным поставщиком урана для нас была и остается Россия. 

Услуга от узкого круга

Для того чтобы из природного урана можно было создать топливо для АЭС, его мало добыть и переработать. Урановое сырье должно еще пройти этап обогащения – повышения концентрации до необходимого уровня, делающего возможным ядерную реакцию.  

Читайте также: На Западе говорят о вероятности аварий на АЭС Украины

Услугу обогащения в мире оказывают считаные страны. Это связано с договором о нераспространении ядерного оружия, поскольку при наличии технологии обогащения можно сделать как низкообогащенный уран, на котором работают АЭС, так и высокообогащенный – оружейный. Это закрытый клуб, где на мировом уровне появление новичков не приветствуется совсем. 

С экономической точки зрения российское предложение – добыча недостающих объемов урана, обогащение украинского и российского сырья для наших АЭС, производство топлива — было очень сбалансированным. Однако необходимость диверсификации поставок топлива для АЭС привела к поиску альтернативы и здесь. 

Интересно, что долгое время обогащенный уран для топлива Westinghouse, которое поставляли в Украину, предоставляла компания "Технасбэкспорт", входящая в Росатом. Только в 2015 г. Энергоатом подписал контракт с французской Арева на обогащение урана. 

"Этот контракт является реальным шагом в сфере диверсификации поставок ядерных материалов для украинских АЭС", – заявлял тогда президент НАЭК "Энергоатом" Юрий Недашковский

Планировалось, что обогащенный французами уран пойдет на шведский завод американской компании. Правда, ни объемов, ни сроков, ни условий контракта в открытом доступе так и не появилось. 

При этом стоит отметить, что в атомном бизнесе кооперация уже давно перешагнула политические рамки. И нельзя исключать возможности, что мы и сейчас в процессе диверсификации вместе с американским топливом продолжаем реэкспорт российского обогащенного урана. По официальным данным, Техснабэкспорт имеет 25 контрактов с 19-ю американскими компаниями общей стоимостью порядка 6,5 млрд долларов США. 

Топливо как оно есть

Что касается производства топлива, то здесь, оказывается, Украина уже давно не только мечтает о собственном заводе, но и несколько лет назад сделала реальные шаги к собственной фабрикации. Причем не в рамках возможного сотрудничества с Westinghouse или Казатомпромом по строительству Завода по производству ядерного топлива в Украине: первые уже неоднократно заявляли о нецелесообразности такого проекта, а вторые просто не владеют необходимыми технологиями. 

Речь идет о более прикладных вещах. Дело в том, что в процессе подготовки к строительству ЗПЯТ с ТВЭЛ нашим предприятиям передали технологии производства комплектующих для топливных сборок — с использованием добытого в Украине циркония. Они были успешно освоены и даже был налажен выпуск продукции. 

Читайте также: Прорвались! Как Саакашвили и Тимошенко взяли Украину штурмом

По оценкам доцента кафедры АЭС Одесского политехнического университета Олега Зотеева, в среднем, с учетом добычи и переработки урана и производства комплектующих для ТВС, доля украинской продукции в топливе ТВЭЛ может достигать 20-25%. 

"Естественно, это положительно сказывается на себестоимости. Аналогичной кооперации с Westinghouse в этом вопросе нет. Использовать имеющиеся наработки для производства комплектующих к альтернативному топливу мы не можем, потому что та технология, которая у нас есть, предполагает использование специфических сплавов, которые подходят именно для российского топлива", — отмечает эксперт. 

Не все понятно и с объемами использования альтернативного топлива на наших АЭС. Чиновники уверенно рапортуют, ссылаясь на данные статистики, что закупки американского топлива вышли уже на 40%. 

Однако закупки и использование – это, как говорится, две большие разницы. Прежде всего, необходимо понимать, что оно используется пока только на 3 реакторах в смешанных загрузках. То есть, в активную зону реактора (где происходит ядерная реакция) загружаются одновременно и российские, и американские ТВС. 

По данным, опубликованным на официальном сайте Энергоатома, в 2017 г. в эксплуатации находится всего 250 ТВС-WR (доработанное топливо Westinghouse). То есть, в топливных загрузках на всех наших АЭС используется не более 9% американских сборок. Что является весьма скромным показателем, особенно учитывая, сколько внимания сейчас уделяется диверсификации. 

Что ограничивает Энергоатом и заставляет закупать в прок? Трудности внедрения альтернативного топлива и его сертификации, финансовые проблемы Westinghouse или другие причины? Ответить однозначно непросто. Скорее всего, речь идет о комплексе причин, большинство из которых, как и многое в атомной отрасли, не доходит до широкой общественности.

Самое читаемое
    Темы дня