наверх
14.12.201923:40
Курсы валют НБУ
  • USD23.50- 0.07
  • EUR26.26+ 0.01

О "Роттердам+" и справедливых тарифах

Тотальная нищета, рост цен и тарифов (1004)

(обновлено: )152680
Выплата субсидий сравнима с топкой ассигнаций и с таким же успехом вместо использования газа можно забрасывать в котлы гривну, считает эксперт Валентин Землянский.

РИА Новости Украина — радиостанция "Голос Столицы"

С помощью формулы "Роттердам+" компания ДТЭК, "Центрэнерго" и "Донбассэнерго" получили дополнительно 15 миллиардов гривен. Об этом сообщил бывший член Национальной комиссии, осуществляющей регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг Андрей Герус СМИ.

По его подсчетам, примерно 80% от этой суммы получила компания ДТЭК Рината Ахметова. Остальные проценты достались "Центрэнерго" и "Донбассэнерго".

Формула "Роттердам+" — это стоимость угля. Цена угля, рассчитанная по такой методике, закладывается и в стоимость электроэнергии, которую отпускают ТЭС.

Способ получения дополнительной прибыли энергокомпаниями прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский.

Как удалось получить дополнительных 15 миллиардов гривен? Как это вычислили?

— Это нужно спросить у Геруса, как он считал. И как он нашел 15 миллиардов, я не готов сказать. То есть я не занимался такими глубокими подсчетами. Здесь нужно понимать четко от какой себестоимости мы отталкиваемся. Потому что то, что проходило в прессе, и то, что есть на самом деле, это немножко разные цифры. И нужно понимать, как расходовались в последствие эти цифры. То есть, с таким же успехом можно посчитать, сколько НАК "Нафтогаз" получил за 2015-2016 год после того, как были подняты цены на газ для населения. Кстати сказать, сколько с нас, какое количество миллиардов дополнительно, там же НАК отчитался про 25 миллиардов прибыли. Параллельно "Нафтогаз" еще забрал 25 миллиардов. Как бы это не совсем корректные подсчеты, потому что бухгалтерия, она же такими цифрами не апеллирует. Здесь нужно понимать, какой был денежный поток и как эти средства расходились. И какой объем их был.

Данная информация может спровоцировать расследование? И не приведет ли это к пересмотру формулы?

— У нас расследование идет. У нас НАБУ заявило, что "Роттердам+" незаконная, потому что было импортировано всего 3%. При том при всем, что как бы СНБО с начала 2017 года подтвердило блокаду Донбасса. И в этом году мы будем импортировать антрацит по полной программе. То есть, импорт дойдет где-то на 19-20%. В следующем году будет еще больше, потому что у нас нагрузка идет по марке Г и, к сожалению, у нас в государственном сегменте идет падение добычи. И соответственно марка Г, объем марки Г сокращается, спрос увеличивается, возникает дефицит, и его нужно покрывать импортом. Поэтому я думаю, что импорт еще процентов на 10-15 подрастет в 2018 году, и по какой формуле мы будем считать, это во-первых. Во-вторых, не совсем корректно говорить, что привязка "Роттердам+" — это привязка непосредственно к текущему индексу, потому что берется средневзвешенная за 12 месяцев, и отсюда уже как бы выводится цена. То есть, если, например, на сегодня закупка угля по Роттердаму, по индексу API-2 на внешних рынках составляет 90 долларов за тонну, то есть где-то порядка 2250 гривен, то по "Роттердам+", вот та формула, которая установлена внутри Украины, цена угля составляет 1900 гривен. Поэтому опять же тут как считать будем. И третий момент, очень важный, что "Роттердам+" и формула ценообразования на газ для населения, они абсолютно идентичны. То есть формула, по которой считается украинский газ, 80% которого добывается в Украине, вернее тот газ, который поставляется, они абсолютно идентичны. И они принимались в свое время, то есть было принято решение, когда проходили переговоры с МВФ. То есть, если незаконен "Роттердам+" и ведется расследование, значит с таким же успехом можно объявить незаконным NCG+. НАБУ должно начать расследование относительно того, почему появилась такая формула и почему население платит такие тарифы за газ. 

Читайте также: Должников лишат субсидий — чиновник КГГА

Кто в Украине заинтересован в том, чтобы формула действовала и в дальнейшем?

— Я думаю, что в этом заинтересованы все игроки рынка, потому что в принципе речь идет о том, что, когда принимался "Роттердам плюм", а происходило это в 2016 году, параллельно с NCG+ — эти два процесса шли параллельно, по газу и по углю. То есть принималось решение о том, что он должен был стать одним из механизмов перехода к рынку. То есть, таким образом, либерализовать ценообразование на уголь, потому что до этого оно определялось регуляторным путем. То есть выходил профильный министр и говорил, что считает, что цена на уголь согласно расчетам должна составлять 1100 гривен. И абсолютно не важно, что, допустим, на шахтах ДТЭК стоимость добычи 1500 гривен, а на государственных шахтах Львовско-Волынского угольного бассейна — 2,5 тысячи гривен. Вот я считаю, что должно быть 1100 и все. Поэтому считалось, что таким образом удастся уйти от каких-либо коррупционных действий, создать прозрачную схему, по которой будет формироваться цена на энергоносители. То есть формула NCG+ — это было формирование цен на газ. Формула "Роттердам+" — это формирование цены на уголь для производителей. И это, кстати, существенная разница, потому что, если ценообразование на газ на прямую касается населения, то "Роттердам+" касается как раз производителей тепловой электроэнергии и население затрагивает очень опосредовано.

Вице-премьер Геннадий Зубко заявил, что Украина должна уменьшить расход газа в два раза к 2020 году. Зачем и насколько это реально?

— Здесь дьявол кроется в деталях. Вопрос в том, как мы будем сокращать потребление. Если так, как последние три года, тогда речь идет об окончательной деиндустриализации Украины. И в дальнейшем повышение тарифов для населения, это два. Да, в таком случае даже больше, чем в два раза мы можем сократить потребление газа. Если же мы говорим о проведении мероприятий по энергоэффективности, то есть снижение удельного веса газа в себестоимости производства продукции, но при этом мы ожидаем экономический рост, но это совершенно другая история. Потому что она потребует очень серьезных усилий и со стороны правительства для стабилизации экономической ситуации, для стабилизации инвестиционного климата в стране, то есть это потребует привлечения огромных средств для того, чтобы добиться такого решения — в два раза сократить потребление газа в стране. Но пока, к сожалению, правительство идет первым путем. То есть, это сокращается все за счет того, что газ становится недоступен для большинства населения. Это видно по количеству субсидий, которые оформлены с одной стороны. И с другой стороны — путем закрытия промышленных предприятий — основных потребителей газа, например, химические предприятия, Одесский припортовый завод на сегодняшний день, для примера, да, либо химические предприятия, которые производили удобрения, они резко сократили объемы потребления. Если они остановятся окончательно, остановится металлургия, остановится производство строительных материалов, они, кстати, тоже очень энергоемкие с точки зрения потребления газа, мы сократим в два раза потребление газа внутри страны.

Зубко говорит, что такого результата можно достичь благодаря установке придомовых индивидуальных тепловых пунктов. Как устанавливать эти все счетчики?

— Это самый большой вопрос за чей счет будут производиться эти действия. Потому что, счетчик — это не экономия, и тепловой пункт в данном случае — это не экономия. Потому что одним тепловым пунктом или заменой котла в котельной, вы этого не добьетесь. Это должен быть комплекс мероприятий, который называется программа по внедрению энергоэффективности, то есть, энергосбережения в частном коммунальном секторе. И мы говорим о мероприятиях по увеличению энергоэффективности в промышленном секторе. Это совершенно разные истории, потому что здесь должна быть целевая государственная программа, которая четко предусматривает, если мы говорим с вами о доме, то помимо установки теплового пункта, нужно определиться что у нас со стенами, чердаком, крышей, окнами, дверями в подъездах. И когда будет проведена установка теплового пункта, приборов учета и замена, если это речь идет, скажем, о больших предприятиях коммунальной энергетики, замена устаревшего оборудования на более новое — да. Но мы же с вами понимаем, что речь по самым скромным оценкам, когда пробовали проводить даже предварительные расчеты, речь идет о десятках миллиардов долларов для того, чтобы реализовать подобного рода программу. Безусловно, это, скажем, более целесообразно и рационально, чем платить те же самые миллиарды долларов, выбрасывать на субсидии. То есть по сути дела, когда выплачиваются субсидии, это все равно, что топить ассигнации. С таким же успехом можно вместо газа гривну забрасывать в топки котлов. То есть, логика должна состоять в том, что тарифы должны быть приведены в соответствие с платежеспособностью населения — это первый шаг. И второй шаг — как минимум, начать реализацию программы по внедрению мероприятий по энергосбережению в частный сектор. 

Напомним, дальнейшая приватизация облэнерго не приведет к эффективной работе, а тем более — к снижению тарифов, считает политолог Алексей Якубин.

В стране сложилась такая ситуация, что несмотря на привлекательность энергокомпаний, желающих их приобрести почти нет, считает экс-глава ФГИ Александр Рябченко.

Самое читаемое
    Темы дня