наверх
26.05.202205:39
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Чем закончится суд по "ПриватБанку". Прогноз эксперта

Эхо национализации "ПриватБанка": арест активов Коломойского (370)

(обновлено: )82350
Советник президента Ассоциации украинских банков Алексей Кущ заявил, что из-за взыскания по кредитам экс-владельцев "ПриватБанка" стоит ожидать настоящую судебную дуэль, поскольку даже саму национализацию могут оспорить в суде.

РИА Новости Украина – Радиостанция "Голос Столицы"

Государство и "ПриватБанк" перешли к процедуре взыскания по кредитам экс-владельцев банка. Об этом сообщили в пресс-службе регулятора. 

По информации НБУ, срок добровольной реструктуризации кредитов для бывших владельцев "Привата" закончился первого июля, и эти обязательства они не выполнили. Именно поэтому государство начинает фактически процедуру принудительного взыскания средств. 

Читайте также: Политолог: G20 и "украинский вопрос"

Перспективы дела по кредитам экс-владельцев "ПриватБанка" в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал советник президента Ассоциации украинских банков Алексей Кущ.

О каких конкретных суммах взыскания идет речь? 

– Дело в том, что сейчас окончательной цифры вам не скажет никто, потому что сама процедура взыскания этих долгов, она достаточно сложная, и мы увидели пока только первый аудиторский отчет за 2016 год, который заверен международной аудиторской фирмой. 

Мы видим, что объем кредитного портфеля банка, если брать, скажем так, по уровню неработающих кредитов, то речь идет о десятках миллиардов гривен, которые необходимо взыскать, для того чтобы каким-то образом закрыть эту так называемую финансовую дыру, которая образовалась в банке за последние несколько лет. 

Максимальная планка, на которую можно ориентироваться, это те деньги, которые государство потратило на спасение банка, на его национализацию.

А сама процедура взыскания, сколько времени может занять? Алгоритм действий?

– Сейчас мы увидим судебную дуэль, которая будет разворачиваться между бывшими собственниками и государственными органами, которые будут заниматься этим взысканием. 

Бывшие собственники банка уже выстроили достаточно эшелонированную систему обороны, то есть в принципе весь 2016 год, как это видно из аудиторского отчета, в банке происходили процессы, связанные с реструктуризацией кредитного портфеля, когда менялась валюта кредитования, сроки погашения удлинялись, пролонгировались до 2024-2025 годов, снижался уровень процентных ставок, часть кредитов была заменена на договора финансового лизинга, и по этим договорам была произведена замена залогов. 

То есть мы видели, что собственники достаточно активно готовились к национализации, которая произошла в декабре.

С другой стороны, сейчас они сами перешли в судебное наступление, когда подают иски и оспаривают не только списание средств связанных лиц, но и оспаривают саму процедуру национализации. Они говорят о том, что, по сути, произошло рейдерство со стороны государства, и нормально работающий банк, по их мнению, был забран у легальных собственников, соответственно, эти судебные процессы будут идти не только в украинских судах, они потом плавно перетекут в международный арбитраж.

В дальнейшем все это плавно перетечет в судебные разбирательства. Единственное, что тут можно сказать, что, к сожалению, процедура национализации и та аргументация, которая под эту процедуру формировалась НБУ, все это происходило крайне некачественно, поэтому государству будет очень сложно в судах отстаивать свою точку зрения. 

А у бывших собственников банка, соответственно, есть очень серьезные юридические зацепки для того, чтобы оспорить процедуру национализации банка.

Вообще в истории банковской системы такие случаи были, когда государство, скажем так, хотело взыскать с предыдущих владельцев, частных владельцев, определенную сумму средств?

– Я думаю, что те средства, которые государство сможет, скажем так, заблокировать или отсудить, они будут просто несопоставимы даже по порядку цифр с теми средствами, которые государство потратило на национализацию банка. 

Условно говоря, на данный момент государство уже задекларировало внесение в уставной капитал порядка 120 миллиардов гривен. Естественно, все эти деньги пока еще полностью не внесены, но вносятся десятки миллиардов гривен, вот недавно опять Кабмин согласовал увеличение докапитализации банка на 38 миллиардов гривен, то есть так примерно 120-150 миллиардов гривен — это те деньги, которые по итогам нескольких лет государству придется потратить на национализацию и на спасение банка. 

Поэтому естественно, все что будет там арестовано, я думаю, что это будет просто по порядку цифр в десятки раз меньше, чем то, что государство реально потратило. 

А если оценивать процедуру международных судов, то уже сейчас в Лондонском суде находятся иски собственников еврооблигаций, которых по решению наших чиновников признали связанными лицами, и обнулили их активы, там иски порядка 270 миллионов долларов. Плюс сама процедура национализации может быть оспорена в судах, и государство еще может получить свой вариант дела "Юкос", только в таком, нашем уже формате. 

Поэтому здесь перспективы очень туманные, а причина всего этого, скажем так, процедура банковского надзора, которая осуществлялась в течение 2015-2016 годов и которая должна была дать четкий сигнал о том, что в банке формируются некие проблемные точки. И этих сигналов, четких сигналов, не было. 

Во-вторых, сама процедура национализации, когда собственники банка уже понимали, что национализация будет проведена, но в то же время НБУ выдержал паузу в несколько месяцев и только в середине декабря прошлого года принял соответствующее решение.

В Минфине успокаивали, что речь идет не столько о подпитке банка живыми средствами, сколько о каком-то номинальном переводе. То есть печатный станок включаться не будет, соответственно на девальвацию и все другие процессы влиять этот процесс выделения 30, 20, и т.д., и т.д., миллиардов гривен докапитализации не будет.

– Кстати, это такой очень яркий пример фарисейства со стороны государственных чиновников, когда происходит элементарная подмена понятий. 

С одной стороны, по форме сказанного – все правильно. Но с другой стороны, по содержанию, как бы, совершенно другой смысл. То есть, действительно, Минфин, который сейчас является собственником банка, представляет государство как собственник банка, он не вносит в уставной капитал банка живые деньги, совершенно верно, кстати, в бюджете на 2017 год не заложены средства на докапитализацию таких банков, поэтому вносятся государственные ценные бумаги, которые формируют уставной капитал банка. А уже потом эти государственные ценные бумаги выкупаются на вторичном рынке. 

Естественно, если бы у нас был нормальный рынок  государственных ценных бумаг и наша экономика была инвестиционно-привлекальной, эти ценные бумаги покупали бы частные инвесторы. Но на самом деле, никому, кроме государственных банков и НБУ, сейчас эти ценные бумаги не нужны. 

Поэтому естественно, все те ценные бумаги, которые Министерство финансов внесет в уставной капитал "Привата", они будут монетизированы, то есть выкуплены, исключительно за счет ресурсов либо НБУ, то есть НБУ включит печатный станок и купит эти ценные бумаги, либо за счет средств госбанков, которые опять-таки потратят те деньги, которые раньше на них потратило государство. 

Естественно, все это будет сделано за счет налогоплательщиков, и за счет включения печатного станка. 

Как банковский сектор реагирует обычно на такие действия в отношении принудительного взыскания, очередные баталии между бывшими владельцами одного из системообразующих банков и нынешними владельцами в лице государства?  

– Такие события действительно очень отрицательно влияют не только на банковский сектор, но и на, скажем так, потребителей банковских услуг. 

Тут оптимизма вкладчикам банка такие действия точно не добавляют. Потому что деньги любят тишину, и такие резкие движения, такие конфликтные ситуации провоцируют инвесторов, провоцируют вкладчиков забирать свои деньги. 

Тем более, что судьба закона о государственных гарантиях по вкладам в государственных банках до сих пор весьма туманна. То есть, с одной стороны, он передан на подпись президенту, и есть заверения президента о том, что закон будет подписан. С другой стороны, уже давно прошли все сроки, отведенные Конституцией, для подписания этого закона, опубликования либо наложения на него вето. 

То есть закон был принят фактически полгода назад, но до сих пор официально не опубликован, и судьба его неизвестна. Поэтому в данном случае, опять-таки, не понятна судьба по государственным гарантиям для вкладчиков  государственных банков. Нужно понимать, что в одном "Привате" сконцентрировано порядка 150 миллиардов гривен средств вкладчиков.

Ранее финансовый эксперт Алексей Кущ в эфире радиостанции Голос Столицы заявлял, что если произойдет денационализация "ПриватБанка", интересы государства, которое докапитализировало "Приват", не будут защищены.

Напомним, адвокат Егор Штокалов заявил в эфире "ГС", что если в судебном порядке будет отменена национализация "ПриватБанка", возникнет вопрос о возврате 117 миллиардов гривен докапитализации государству.

Самое читаемое
    Темы дня