наверх
10.08.202002:00
Курсы валют НБУ
  • USD27.65- 0.03
  • EUR32.68- 0.11

Генетические эксперименты украинского кино

Донбасс и "генетика" Нищука (31)

(обновлено: )65012
Насколько успешны произведенные за последнее время в Украине фильмы при поддержке государства? Оказывается, разговоров на эту тему много, а обсудить, по сути, нечего.

Макс Последышев, для РИА Новости Украина

Около недели назад министр культуры Украины Евгений Нищук, выступая в прямом эфире "Свободы слова" на канале ICTV, наконец-то четко указал, на что направлены усилия самых разнообразных государственных органов, особенно в области культуры – на исправление генетического изъяна, а точнее, на внедрение правильной (с точки зрения власти) генетики. Говорил он, разумеется, о Востоке Украины, но, думается, что можно вполне обоснованно перенести суть его высказывания на всю ту часть населения Украины, которая не практикует каждодневное использование украинского языка. Если это предположение верно, то становится совершенно очевидным, почему в пресловутом Законе №3081-д, который по идее должен был бы кардинально изменить условия бытования новейшего украинского кинематографа, национальным фильмом признается лишь то произведение, которое снято на украинском или втором титульном языке нации – крымско-татарском.

Со всей очевидностью, нынешнее украинское государство начинает понимать важность кинематографа для формирования мировосприятия и собирается активно его в этом нелегком деле использовать. Эти предположения вполне укладываются в русло прочих инициатив в области кино, вроде полного перехода отечественного проката на украинский язык. Тут было уместно вспомнить и об еще одной важной стороне этого процесса, а именно – о воспитании собственно творцов украинского кинематографа и тех людей, который бы творческий процесс фиксировали, анализировали и в меру сил и способностей направляли (речь о теоретиках и историках кино или, более глобально, аудиовизуального искусства). Но тут встает один немаловажный вопрос – а есть ли для этого соответствующая учебная база, в частности – учебники и пособия самого разного рода. Например, переведены ли на украинский (ну или хотя бы на крымско-татарский) труды французов Жоржа Садуля, поляка Ежи Теплица или же немца Вальтера Беньямина? Разработан ли профессиональный терминологический аппарат, при помощи которого можно было бы формировать режиссеров, монтажеров, операторов и всех прочих, кого принято именовать обобщающим термином "кинематографист", соотносящих себя с современными мировыми трендами и тенденциями? Думается, что вопрос это риторический.

Но "вернемся к нашим баранам", а именно – к генетическому эксперименту в области новейшего украинского кинематографа, который подспудно планируется осуществить в Украине. Эта тема была бы не столь животрепещуща, если бы не тот факт, что проводить этот эксперимент намереваются за счет рядового украинского налогоплательщика (подробнее о том, что новый Закон о кино, пусть и ветированный гарантом Конституции, предполагает поддержку национального кинопроизводства преимущественно за счет государственного бюджета мы писали подробнее в наших предыдущих статьях). А этот факт неизбежно подводит к размышлениям о том, насколько успешны произведенные за последнее время в Украине фильмы при поддержке государства.

Настоящий успех единичных фильмов на международном уровне не стоит трактовать однозначно, ибо и он бывает разным: с одной стороны, есть "Племя" Мирослава Слабошпицкого с его десятками самых престижных мировых наград, которое, впрочем, с легкостью было отодвинуто в сторонку в угоду куда более "правильного" "Поводыря" Олеся Санина при выдвижении на соискание "Оскара" в категории "Лучший фильм на иностранном языке" (тем самым, по нашему скромному мнению, был упущен реальный шанс попасть хотя бы в оскаровский шорт-лист); с другой стороны, многочисленные фестивальные успехи украинских фильмов стоит воспринимать с определенными оговорками – ибо фестиваль фестивалю рознь, а большинство из этих мероприятий давно уже превратились в удобнейший маркетинговый инструмент, что и привело к их неконтролируемому размножению. Так что остается лишь один критерий оценки актуальности и соответствия чаяниям простого украинского зрителя – национальный прокат. И тут за бравурными официальными рапортами так же скрывается подвох – производство национальных фильмов оказывается на поверку делом крайне убыточным и обременительным для бюджета. Про последний фильм отца нынешнего главы Госагентства Украины по вопросам кино, производство которого стало, по мнению многих едва ли не катастрофой для украинского кинематографа, и вспоминать не стоит – во сколько действительно обошлось производство "Молитва за гетмана Мазепу" наверное, узнать уже не суждено, да и дело давнее. Но вот даже самый успешный фильм за последние пару-тройку лет ("Поводырь") собрал в прокате около 14 миллионов гривен при бюджете в 16. Казалось бы, разница не велика, но не стоит забывать о том, что эти миллионы – совершенно разные по наполнению (в смысле курсовой разницы по отношению к доллару). Что уж говорить, например, о недавних релизах, самым показательный из которых – "Гнездо горлицы" Тараса Ткаченко, прокат которого еще продолжается. Можно предположить, что бюджет этого фильма составляет около 16 миллионов гривен (и это без учета рекламного бюджета, освоенного при подготовке проката), а сборы в украинских кинотеатрах на данный момент едва перевалили за 1 миллион гривен. Зрительская аудитория этого лучшего украинского фильма, по мнению жюри Национального конкурса 7-го Одесского ОМКФ составила 18 тысяч человек. Про фильмы вроде "Чунгула" братьев Алешичкиных, прокатные результаты которого просто потрясают до глубины души, мы даже не вспоминаем – благо он произведен на частные деньги. Но стоит вспомнить о других фильмах, которые по всем международным правилам и законам должны беспрекословно считаться, в том числе и украинскими национальными, но этот их статус, то и дело вызывает жаркие дискуссии в патриотических кругах – например, о лентах от "Квартала 95" (франшиза о восьми свиданиях). Именно их ленты на самом деле являются рекордсменами среди украинских (позволим себе настоять на этом, ведь в их производство вложены украинские деньги, что автоматически дает им такой статус независимо от того, на каком языке они сняты) фильмов в украинском прокате: только последняя лента из этой франшизы, вышедшая на экране в этом году под 8-е марта, собрала в украинских кинотеатрах не менее 35 миллионов гривен. В ее производстве государство участия не принимало. Чем не повод задуматься о том, что стоит разрабатывать не только генетические эксперименты, но и о коммерции иногда вспоминать.

Читайте также: Политика против генетики. Что Нищук, Фарион и Парубий говорили об украинцах

Самое читаемое
    Темы дня