наверх
02.03.202107:41
Курсы валют НБУ
  • USD28.00+ 0.06
  • EUR33.72- 0.13

Казус Луценко, транш МВФ и бюджет-2017, "передумавшая" Европа. Итоги недели

Новый транш: в ожидании чуда от МВФ (666)

(обновлено: )1646171
В Харькове провели ряд громких обысков, Луценко заявил, что против Авакова расследуется криминальное дело, Кабмин внес в парламент проект бюджета, но текст пока никто не видел, а МВФ перечислил Украине третий транш.

В четверг, 15 сентября, сотрудники Службы безопасности Украины и Генеральной прокуратуры Украины провели обыски у мэра Харькова Геннадия Кернеса.

Также с обысками приходили и к народному депутату Михаилу Добкину. По его словам, депутат добровольно отдал документы, которые потребовали правоохранители.

Генпрокурор Юрий Луценко сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении министра МВД Арсена Авакова. Глава ГПУ не раскрыл подробности того, что инкриминируют министру, заявив лишь, что поводом стало письмо председателя Центра противодействия коррупции Виталия Шабунина.

Кабмин вовремя внес в парламент проект бюджета на следующий год. Сделали это в последний, согласно Конституции, день – 15 сентября. И уже на следующей неделе Кабмин готов предоставить госбюджет-2017 народным депутатам.

Премьер-министр Владимир Гройсман считает, что главная смета страны на следующий год основана на реальных доходах, которые заложены на уровне 876 млрд грн. Дефицит не должен превысить 3% и составит 77 млрд грн. Рост ВВП в 2017 году Кабмин оценил в 3%.

Совет директоров МВФ принял положительное решение о продлении программы сотрудничества с Украиной и перечислил Украине транш в 1 миллиард долларов кредитной финпомощи.

Также МВФ утвердил новые структурные "маяки" для Украины, выполнение которых необходимо для выделения четвертого транша по программе расширенного кредитования. Значительная часть новых требований Фонда связана с пенсионной реформой.

Ключевые события уходящей недели в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали директор Украинской политконсалтинговой группы Дмитрий Разумков, политолог Алексей Якубин и адвокат Иван Либерман.

Назовите три главных события, которые, по вашему мнению, были самыми значимыми на этой неделе.

Разумков: Наконец-то, все-таки подан так называемый честный бюджет. Это раз. Два – это получение транша от МВФ. Ну и, наверное, все громкие обыски, задержания представителей прошлой власти и обыски у действующих…

Либерман: Я думаю, что самое плохое, что есть в стране, — то, что до сих пор ни одно уголовное производство не было доведено до конца и не было передано в суд. Соответственно, страна не знает, кто, в чем виновен. Я говорю об одиозных делах. Второе – не уволен ни один чиновник, который причастен к тем или иным коррупционным действиям. И третье – государство и высшие эшелоны совсем не отчитываются перед людьми, не отчитываются о проделанной работе за эту неделю. 

Якубин: Достаточно позитивным на этой неделе  мне показалась победа наших паралимпийцев. Вторая топ-новость – это скандал вокруг падения Хилари Клинтон. Мы видим отражение и на Украине, на самом деле. И третье – это приезд министров иностранных дел Франции и Германии в Украину, и то, что они заявили, и некое молчание, или как раз громкоговорящее молчание, части политикума по поводу того, что они сказали.

Сначала обыски в доме Кернеса, в горсовете, и была попытка провести обыски в доме у Михаила Добкина, но ему повезло – его жилище, как народного депутата, — неприкосновенно, обысков там не случилось. Зато Добкин передал следователям все необходимые документы. В связи с чем были проведены эти обыски?

Разумков: По словам генпрокурора, эта операция готовилась длительное время, вот наконец-то ее осуществили. 

На самом деле не совсем понятно, почему так долго готовились к этой операции. Потому что по прошествии времени найти доказательства все труднее. 

И если такие данные были у ГПУ раньше, то, мне кажется, что было бы правильно провести такие мероприятия, как обыски, чем быстрее, тем лучше. Так гораздо проще достать весь объем информации, чтобы ее никто не уничтожил, не потерял и тому подобные вещи сделал.

Читайте также: Всем олигархам по серьгам. Кабмин расширил список объектов приватизации

Юрий Луценко заявил, что они нашли все, что им нужно.

Разумков: Наверное, было бы правильнее сказать – не все, что им нужно, а все, что нужно следствию в рамках уголовного дела, дабы доказать вину тех или иных личностей и чиновников. 

Но на самом деле, мне кажется, что действительно, это дело может кануть в Лету по одной простой причине. Потому что решения принимались коллегиально, и тогда нужно отправлять за решетку весь состав Харьковского городского совета. 120 обысков происходило, но это происходило не у депутатов тех или иных созывов. А если мы посмотрим временной промежуток, то там депутаты еще и разных созывов попадают. 

То есть, я так думаю, что там на круг выйдет человек за 200, кого надо будет отправлять в места не столь отдаленные. Поэтому у нас, когда нет персональной ответственности, возникает коллективная безответственность. И это как раз один из тех случаев, когда у Кернеса и Добкина с их финансовым ресурсом и адвокатскими группами, которые с ними работают, если они действительно виновны, есть возможность уйти от ответственности.

Юрий Луценко заявил, что против министра МВД Арсена Авакова открыто уголовное дело. Потом пресс-секретарь генпрокурора сообщила, что в результате проверки не обнаружили никаких правонарушений. И, соответственно, уголовное производство будет закрыто. При этом в ГПУ заявили, что это дело уже передали в НАБУ.

Разумков: И НАБУ это подтверждает.

В НАБУ отдельное уголовное производство по этому поводу?

Разумков: На самом деле, не до конца понятно, о каком уголовном производстве идет речь, потому что одна информация об уголовном производстве в рамках земли. А второе – о конфликте интересов со своими бизнес-партнерами. И подтверждения, о каком деле кто говорит, до сих пор нет.

Иван, ваше мнение, как юриста? Что это за непонятная ситуация?

Либерман: Мы живем в Украине, ничему не удивляюсь. Информация, которую я читаю, вижу, – сплошная манипуляция сознанием всех, кого это может касаться. Другой правовой оценки я здесь предоставить просто не могу.

После трагических событий в Кривом Озере был зарегистрирован проект постановления ВР об отставке Авакова. Но потом все спустили на тормозах, мол, поспокойней.

Разумков: Я всегда был убежден, что такие разговоры "поспокойнее" проходят в закрытом режиме. То есть его приглашают в гости, показывают весь пакет с доказательной базой.

Может, нет пакета с доказательной базой, но есть желание?

Разумков: Если есть желание, то так вы человека не убедите, быть посговорчивей. Если у вас есть папка, то она показывается в закрытом режиме, иначе эти данные перестанут быть компроматом. 

У меня складывается ощущение, что и у Авакова есть достаточно плотная папка по очень многим нашим чиновникам, депутатам и главам фракций.

Кабмин в очередной раз одобрил проект закона о спецконфискации. Что изменилось в законопроекте? Исчезли ли те спорные законопроекты, которые были в предыдущих вариантах?

Либерман: Все основное полностью осталось, остались основные требования, действия, которые Кабмин видит необходимым выполнять при спецконфискации. 

Читайте также — Закон о спецконфискации: с чем его едят?

Спецконфискация сама по себе вещь хорошая – это устрашающий фактор. Почему депутаты за него не голосуют? Мое предположение – потому что они понимают, что именно против них оно может быть направлено в любой момент. СБУ, полиция имеет возможность проводить негласные следственные действия, скоро НАБУ получит такие полномочия, появится и антикоррупционный суд. 

Таким образом, будет полная машина, если будет приказ найти скелет в шкафу, на любое лицо можно найти компромат.

Говорится, что это будет работать на основе гражданского иска – то есть Генпрокуратура подает гражданский иск против ответчика, и они должны доказать, что эти активы добыты честно. Что это за процедура? Насколько это освобождает нас от угрозы оспаривания этих решений в Европейском суде по правам человека?

Либерман: Статья 128 Уголовного кодекса позволяет еще даже в период досудебного следствия заявлять гражданский иск в рамках уголовного производства. 

В дальнейшем его поддержать может представитель Генпрокуратуры или силовых ведомств в суде и, безусловно, оспорить это решение можно в Европейском суде по правам человека. Это неоспоримое право наших граждан.

Министр юстиции заявляет, что нет рисков оспаривания спецконфискации в международных судах.

Разумков: Я думаю, что первый адвокат, который будет защищать своего клиента от спецконфискации, будет обращаться в Европейский суд по правам человека, и если есть хоть одно нарушение – ведь там 15 протоколов и сама Конвенция – и если хотя бы по одному из них будет хоть одно нарушение по так называемой неоспариваемой спецконфискации, то оно уже подлежит рассмотрению в ЕСПЧ. У нас очень сильные адвокаты, они найдут пробелы в законодательстве и достигнут своей цели.

То есть государство получит не прибыль, а будет платить штрафы?

Разумков: Я думаю, что будут разные ситуации в правовом поле, однако права людей попирать точно нельзя, или идеально проводите спецконфискацию, чтобы в ЕСПЧ даже не было возможности открывать производство. Обращение к ЕСПЧ является бесплатной процедурой.

В Латвии около 50 миллионов евро были выведены якобы Арбузовым, бывшими украинскими чиновниками. Латвия конфисковала их в свой бюджет, потому что Украина так и не смогла предоставить доказательств, что эти активы были нажиты коррупционным путем и выведены из Украины незаконно. На следующий день Кабмин одобряет очередной законопроект о спецконфискации, и Аваков говорит, что если бы у нас был такой закон, то мы бы не потеряли эти деньги. Совпадение?

Разумков: Где-то работают правоохранительные органы, где-то – не до конца. 

С другой стороны, спецконфискация – это разновидность конфискации. Конфискация имущества в нашем законодательстве предусмотрена. С момента революции прошло больше 2 лет. Этого времени достаточно, если есть доказательная база, довести дело до суда, принять законное решение, и у всех воров все забрать и вернуть в бюджет. Но воз и ныне там. 

Решение о передаче этих уголовных дел пока откладывается на неопределенное время. Поэтому говорят о том, что конфисковать по тому закону, который был, не получается. 

Объективно я понимаю, что там тоже были не идиоты, и они сделали так, что доказать их виновность будет тяжело. Поэтому решили придумать закон о спецконфискации. Но мы сегодня не можем защитить наш бизнес от рейдерства, в том числе и иностранный, который пришел в Украину. 

Где гарантия того, что, имея на руках закон о спецконфискации, не заберут это имущество у тех, кто вообще ни в чем не виноват?

Юрист Ростислав Кравец говорил, что закон о спецконфискации — это подготовка к переделу большой собственности.

Разумков: Передел крупной собственности и бизнеса был всегда. Но обычно это проводили ОПГ, рейдеры – это одна из разновидностей ОПГ, более цивилизованная и более грамотная. Но почему на эту стезю становится государство — для меня загадка.  

Читайте также: Прямое рейдерство под видом национализации. Кравец о спецконфискации

Несколько миллиардов гривен было запланировано получить в бюджет от этого закона. Закона нет, дыра есть. Не будет ли вынужден парламент и правительство в любом виде принимать этот закон?

Либерман: Я думаю, что примут. Если не примут по-хорошему, то примут по-плохому. Поскольку Кабмин возглавляет мощная личность, которая имеет влияние, понимаем, что Украина пытается выполнять указания, рекомендации ЕС, других международных организаций, поэтому депутаты сейчас не будет вершить то, что вершится на высшем уровне, на уровне президента, договоренностей, международного права.

Франция и Германия имеют определенную риторику, мол, господа, вы сами подписались под минскими соглашениями, давайте выполняйте. Как раз есть некоторые моменты в минских договоренностях, которые Украина бы хотела пересмотреть. Например, п. 9, который предполагает, что контроль над границей возвращается к Украине на следующий день после проведения выборов на Донбассе. Представитель Украины в трехсторонней контактной группе Леонид Кучма говорит: "Я вообще в этих переговорах участия не принимал". Мол, нам в Минске просто принесли этот текст, мы его подписали. Вот пусть Франция и Германия тогда и несут ответственность за выполнение минских договоренностей.

Якубин: В какой-то мере для Кучмы это типичная позиция – найти виноватого, крайнего. В случае чего можно сказать: смотрите, я просто функционер, мне сказали; все, что можно, я делал; а то, что не выполнили, так вот у нас есть страны, которые несут ответственность, не я же, не надо с меня спрашивать.

Разумков: Я позволю себе не согласиться с Алексеем. Видимо, Кучма не до конца может управлять этим процессом, потому что действительно он является просто представителем Украины в этой трехсторонней контактной группе. 

Но это наша территория, наша война, и то, что мы получаем помощь – дипломатическую, военную, информационную от наших европейских партнеров – это их желание, но абсолютно не их обязанность. А решать наши внутренние проблемы – это наша задача, для нас это жизненно необходимо.

Возможно ли, что в ближайшее время все фактически констатируют смерть "нормандского формата" и каким-то образом переформатируют мирные переговоры либо подписанием новых соглашений, либо же сменой состава переговорщиков?

Разумков: На самом деле, вопрос не в форматах и даже не в договоренностях. Вопрос в желании всех сторон – участников процесса реально выполнять то, что написали. 

"Минск" в какой-то мере – декларативный, но если вчитаться в эти пункты, это такие магистральные, это дорожная карта, которую при желании всех сторон можно было бы выполнять и решать эту проблему. 

Но я еще раз повторю: до сих пор не выполнен п.1 минских договоренностей. Пока он не будет выполнен, переходить ко второму нельзя, то есть там каждый следующий пункт начинает действовать с момента выполнения предыдущего.

Третий транш МВФ. Все его ждали, но ничего же страшного не случилось, пока мы его не получали.

Разумков: Больше начало происходить страшного как раз в преддверии того, получим или не получим, потому что у нас начала хаотично прыгать гривна по отношению к доллару и евро.

Решение МВФ о выделении одного миллиарда Украине было принято вместе с исключениями из общих правил, учитывая нынешнюю ситуацию в стране. О чем речь?

Якубин: Есть несколько нюансов. Не до конца понятен долг Украины перед Россией, а МВФ старается не давать странам, которые имеют такие нерешенные вещи, кредиты.

Но мы не выполнили один из маркеров МВФ – количество чистых монетарных резервов чуть ли не на миллиард.

Якубин: Мы должны понимать, что этот транш – политический. Решение было принято в том контексте, чтобы продемонстрировать некую лояльность к Украине.

К чему в итоге приведет эта политическая лояльность, учитывая те требования, которые выдвигаются, – и рынок земли, и повышение тарифов, и пенсионная реформа?

Якубин: Розенко на этот вопрос ответил так: там речь идет не о пенсионной реформе, а что мы будем корректировать возраст.

Разумков: Как это не назови, это все равно – пенсионная реформа. Суть в том, что большинство экспертов сходятся во мнении, что это отчасти политическое решение, потому что, если подходить с точки зрения экономики и с точки зрения стандартов работы МВФ, то вероятность получения этого транша Украиной была достаточно небольшая. 

Многие говорят, что это было по рекомендациям США, но я соглашусь, что, возможно, это было последнее китайское предупреждение. Меморандум с МВФ жизнь рядового украинца не облегчит, и это может привести к определенным негативным последствиям как экономическим, так и политическим.

15 сентября Кабмин подал проект бюджета. Текста не видели, отозвать могут в любой момент.

Якубин: Заявить – заявили, но насколько мы можем говорить о том, что бюджет и его текст предоставлен в ВР – это вопрос. 

Я думаю, что эта ситуация с бюджетом — попытка своеобразного пиара Гройсмана, что правительство Яценюка не подавало в нужный момент, а мы выдержали необходимые нюансы.

Замглавы Бюджетного комитета Рады сказал, что шансы того, что Кабмин отзовет бюджет, невелики.

Якубин: Но текста пока нет. В данном случае Гройсман старается выполнять, что обещает. Как минимум, формально этот бюджет попадет, и премьер не позволит его отозвать, но будут вноситься изменения, правки и корректировки, и это нормально, так и должно быть, чтобы бюджет принимали не в последний момент.

Смотрите также: Киев получил новый транш МВФ. Лучшие фотожабы

Получаются интересные маркеры. Расходы перевалили за 800 миллиардов гривен, и за две недели по сравнению с той бюджетной резолюцией, что была ранее, увеличились на 103 миллиарда гривен. На столько же увеличиваются доходы. Откуда правительство планирует взять эти деньги?

Разумков: У нас не прошел ряд запланированных вещей в этом году, таких как приватизация, спецконфискация, плюс мы не совсем понимаем, что будет с валютой, потому что изменение курса национальной валюты – это так называемые инфляционные поступления. 

Откуда они взялись, пока нет документа, мы можем догадываться. Возможно, где-то раньше их не учли, а тут нашли.

Якубин: Есть своеобразное распределение "плохой и хороший полицейский" со стороны Гройсмана и Данилюка. То есть Минфину в этом бюджете отводится роль плохого полицейского, и мы, возможно, услышим не очень хорошие вещи, с точки зрения граждан, со стороны Минфина, которые потом Гройсман сможет торжественно отменить. 

Бюджет – это в какой-то мере анализ крови ситуации в стране. Как он распределен, между кем распределен – мы понимаем, на кого работает страна. И потому нужно четко понимать, кто получает те или иные ключевые финансовые потоки в стране.

Ранее, кандидат экономических наук Илья Несходовский и народный депутат Богдан Дубневич в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали, как повлияет на экономику Украины очередной транш МВФ.

Напомним, экономист Александр Царук в эфире "ГС" заявил, что невозможно оценить, являются ли реальными показатели госбюджета на следующий год, поскольку текст документа не был обнародован.

Также ранее адвокат Оксана Абросимова и политолог Валерий Дымов в эфире Голоса Столицы пояснили, удастся ли вернуть активы Януковича в случае принятия закона о спецконфискации.

Самое читаемое
    Темы дня