наверх
16.02.202020:51
Курсы валют НБУ
  • USD24.45- 0.03
  • EUR26.49- 0.09

Тарифная буря, Украина и НАТО, холодная война 2.0. Итоги недели

Тарифные протесты. (299)

(обновлено: )207781
Киевсовет принял мораторий на повышение тарифов ЖКХ, Киев посетил госсекретарь США Джон Керри, а в Варшаве проходит саммит НАТО, где одна из важных тем - Украина.

Киевсовет ввел мораторий на повышение коммунальных тарифов с 1 июля по 1 октября. Кроме этого, запрещается начислять и взимать с населения пеню за несвоевременное внесение платы за предоставленные услуги.

Также депутаты Киевсовета поддержали предложение переименовать Московский проспект в проспект Степана Бандеры.

Государственный секретарь США Джон Керри посетил Украину. В ходе визита он провел переговоры с президентом Украины Петром Порошенко.

В Варшаве 8 июля начался двухдневный саммит НАТО. Накануне мероприятия было сделано несколько заявлений касательно взаимоотношений Альянса и Украины. Так, генсек организации Йенс Столтенберг заявил, что Украина сконцентрировалась на реформах и поэтому не подает заявку на вступление.

Эти и другие ключевые события уходящей недели в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали директор Украинской политконсалтинговой группы Дмитрий Разумков, эксперт по энергетическим вопросам Сергей Дяченко и политолог-международник Антон Кучухидзе.

Назовите три ключевых события, которые отразились или отразятся в дальнейшем.

Разумков: Три вопроса международного характера. Это польский Сейм, предложение признания Сенатом геноцидом Волынской резни. Второй вопрос — это приезд Керри. И третий — это, конечно, саммит НАТО.

Дяченко: Я в этом перечне события вокруг польского Сейма поменял бы на решение Киевсовета относительно моратория о повышении цен, потому что для украинцев, я думаю, с практической точки зрения ценообразование на энергоносители сейчас важнее.

Решение Киевсовета, который до 1 октября ввел мораторий на повышение тарифов: какова юридическая сила этого решения?

Дяченко: Отвечать надо деньгами за такое решение. Розенко правильно прокомментировал это решение, то есть имеют право, но должны из бюджета города компенсировать разницу.

Непосредственно в Киеве можно установить насколько угодно низкий тариф?

Дяченко: Да. Но компенсировать разницу — из киевского бюджета.

Кажется, в 2007 году так происходило.

Дяченко: Нет. До недавнего времени работала такая схема. Действительно, цены на тепло для населения, это по всей Украине было, устанавливались ниже стоимости примерно на треть, но компенсировали, дотации шли из государственного бюджета через местный. Такой механизм был. Плюс предприятия теплокоммунэнерго покупали дешевле газ.

Система была крайне несовершенна, деньги поступали нерегулярно, чем вызывали неплатежи предприятий теплокоммунэнерго, а это, в результате, основные неплательщики за газ, колоссальные долги в десятках, сотнях миллиардов гривен исчисляются.

Мы наблюдаем традиционные летние скандалы между "Нафтогазом" и "Киевэнерго" по поводу платежей за газ. Вот такая схема работала, сейчас ее могут поменять, примут решение о компенсации через местные бюджеты, и теперь будут не платить местные бюджеты, вызывая неплатежи за газ по такой же схеме.

Разумков: До 2014 года местные советы могли влиять на ценообразование, на тарифное образование. После 2014 года вся эта прерогатива ушла, в том числе, в НКРЭ.

Правильно было сказано, что местным органам власти можно было пойти по пути дотаций, и если есть лишние деньги в бюджете, я думаю, что горожане не откажутся от такой помощи Киевсовета.

Но в заявлениях, которые были, больше просматривается не какая-то экономическая логика, хотя, наверное, это было бы правильней, а это больше смахивает на популизм и банальный пиар. При том никто не думает, что будет происходить после таких заявлений. Они, в принципе, носят еще и очень серьезный и безответственный характер, поскольку такие заявления от городской власти влекут за собой дополнительный кризис неплатежей.

Если мы говорим о том, что у населения и так очень немного ресурсов для оплаты коммунальных услуг, то дополнительные информационные вбросы полностью дестабилизируют ситуацию в обществе, и это может привести к коллапсу местного значения в плане тарифов и в плане оплаты коммунальных услуг.

Чем руководствовались депутаты, принимая решение о моратории, в эфире ГС рассказал депутат Киевсовета Олег Петровец.

"Здесь есть политическая, есть юридическая составляющая. Если разбирать исключительно юридическую составляющую, то очевидно, что Киевсовет как орган местного самоуправления может влиять только на один вид тарифа — это квартплата. Квартплата в Киеве не поднималась уже несколько лет, и это также свидетельство того, что мы боремся за права киевлян и не можем повышать в данный момент любые тарифы.

То есть юридическая составляющая такова, что это решение носит более декларативный характер, чем такой, который должен был быть на уровне центральном, например.

Несмотря на это, существует политическая составляющая, которая указывает о наличии конкретных способов реакции на повышение тарифов. Вот какими способами обладает Киевсовет по защите прав киевлян? Может быть обращение к правительству и ВР, чем мы воспользовались на прошлом заседании, может быть принятие такого характера решения, которое еще раз подчеркивает четкую позицию Киевсовета, повышать тарифы в нынешних условиях нельзя и свидетельствует о противодействие де-факто такому явлению, как повышение тарифов в одностороннем порядке без индексации заработной платы, чем, по сути, Киевсовет и воспользовалась.

То есть это декларативное решение, которое позволило сейчас еще раз обратить внимание на позицию Киевсовета.

Олег Ляшко проанонсировал, что на следующей неделе во многих облсоветах пройдут внеочередные сессии, чтобы принять решения, аналогичные киевскому. Местные советы имеют такие полномочия?

Разумков: Не только Киевсовет решил попиариться на теме тарифов, сюда решили присоединиться еще и политические силы.

Действительно, никто не запрещает советам собраться, принять очередные декларативные решения, а что будет дальше — остается большим вопросом. В конечном итоге пострадает рядовой потребитель коммунальных услуг.

Если пойдет волна, Кабмин может отреагировать и по политическим мотивам снизить тарифы?

Разумков: А ему и сегодня никто не мешает отреагировать и снизить тарифы. Я далек от иллюзии, что в Кабмине не понимают, что те тарифы, которые существуют, — они непосильны для населения Украины. Если мы говорим про субсидирование, то, фактически, мы субсидируем сами себя. Субсидия — это те же налоги, что мы с вами заплатим в бюджет.

Гройсман заявил, что государство заплатит за каждого украинца, который не сможет заплатить за газ. То есть украинцам придется платить дважды: по высоким тарифам и с налогов?

Разумков: Мы финансируем, в том числе, и коррупционную составляющую. Немонетарная субсидия — это рассадник коррупции в стране, потому что мы не понимаем объема населения, который получает эту субсидию.

Дяченко: Немного знаковый момент произошел. Предложили судиться по тарифам с Кабмином, а нужно с НКРЭ.

Но сначала правительство приняло решение о повышении, а дальше — НКРЭ.

Дяченко: НКРЭ должен быть независимым органом и принимать решение, исходя из экономической целесообразности. У нас это не так, и все прекрасно понимают. Это существенный момент, который говорит о системе повышения тарифов или об ее отсутствии.

То есть, с одной стороны, — политическое решение, с другой стороны, — волна популизма с такой же политической подоплекой.

В решении повысить тарифы многие кивают на требования МВФ…

Дяченко: МВФ требует привести тарифы к рыночному уровню. Для этого нужно построить рынок.

Гройсман намекнул, что есть рынок газа. У нас теперь каждый может покупать газ, где захочет?

Дяченко: На бумаге да. Реально — у нас есть монополист НАК "Нафтогаз", который не пускает сюда независимых поставщиков. 10 октября 2015 года был дедлайн по выполнению закона об открытии рынка. Зашло сюда аж две фирмы, которые не делают погоды. Реально обеспечивает рынок НАК "Нафтогаз".

Несколько дней назад пришла новость из Польши. В пересчете на наши деньги получается, что поляки платят около 6,12 грн за кубометр газа. Почему у нас рыночная цена получается дороже, чем в Польше?

Сергей Дяченко: Конкуренция и рынок. У нас нет рынка. По большому счету, нашему монополисту все равно, по какой цене газ — все равно возьмут.

Нет, рынок есть, рынок неконкурентный. Ни в электроэнергии, ни в газе, ни тем более в угле. Мы имеем монополию. Кстати, сейчас уголь не поставляется в страну, идет срабатывание зимнего запаса.

Может подключить к этому вопросу АМКУ?

Сергей Дяченко: А толку? Если АМКУ примет решение, что этот сегмент рынка монопольный, значит, тогда будет монопольное ценообразование. Да оно и так происходит. С другой стороны, эти цены все равно непрозрачные, в такой сложной системе их определить фактически нереально. Их повышают, а реальную подоплеку себестоимости никто не смотрит.

Поговорим о протестах.

Дмитрий Разумков: Есть несколько категорий населения. Первая категория, это так называемые бабушки, которые будут платить до последнего. Они не будут покупать себе вплоть до каких-то продуктов и медикаментов, но старая закалка будет мотивировать их к тому, чтобы обязательно пойти и заплатить коммуналку. Но, во-первых, такого населения все меньше и меньше с каждым годом, а, во-вторых, и ресурса у этого населения очень немного.

Есть ряд граждан, которые просто считают, что могут себе позволить не платить. И таких тоже достаточно много.

И основная масса — это те, у кого действительно возникнут проблемы с оплатой коммунальных услуг. Кто бы что ни говорил, какие бы субсидии и дотации нам не обещали, но, тем не менее, денег у населения с каждым днем — все меньше. Рост тарифов идет, мягко говоря, непропорционально росту доходов населения.

Каков прогноз на осень? Некоторые эксперты высказывают предположение, что будут массовые акции протеста, потому что люди получат платежки, возмутятся и выйдут на улицы. Другие, наоборот, говорят: какой может быть социальный или политический протест, когда люди будут просто элементарно думать как выжить и где взять денег.

Дмитрий Разумков: К сожалению, я больше склоняюсь ко второй категории. И если это опять же не подымут на флаг какие-то политические силы, то реально поднять общество не получится. И насколько смогут решить проблему тарифов такие массовые акции протеста, тоже вопрос. Потому что если нет средств и нет реформ, то деньги из воздуха пока не появляются.

Есть заявление мэра Киева Виталия Кличко, что отопительный сезон — под угрозой срыва. В частности, он заявил, что на подготовку к отопительному сезону тратятся огромные деньги, но сейчас заблокированы счета 104 энергокомпаний по всей стране, и есть большой риск, что мы не будем готовы к отопительному сезону. Действительно есть риск?

Сергей Дяченко: Есть такой риск, и дело там не только в счетах, заблокированных теплокоммунэнерго, есть еще риск в отсутствии поставок в Украину угля. То есть, на сегодняшний день мы срабатываем запасы топлива, которые должны накапливаться. Вот сейчас должен идти очень активный процесс накопления.

Что тогда делать с этими монополистами?

Сергей Дяченко: Часть экспертов советует разукрупнять. Но это не поможет, собственник останется, будет несколько компаний с одним собственником, который будет контролировать. С газом просто надо пустить альтернативных поставщиков, это понятно. А в электроэнергетике — альтернативную генерацию.

Сейчас поставки с Донбасса идут?

Сергей Дяченко: На данный момент я не знаю, но еще несколько дней назад не шли.

И на сколько тогда хватало запасов?

Сергей Дяченко: То, что сейчас, — это на пару недель, не больше. То есть, даже если нам предлагали экономить, сокращать… Это по две-три недели и все.

"Киевэнерго", мы помним ситуацию с арестом счетов и так далее. И вот вы, Сергей, вспоминали, что ДТЭК — компания Ахметова — пытается использовать сейчас в политических целях нехватку угля на украинских ТЭС. И вот "Нафтогаз" сегодня выступил с заявлением, что "Киевэнерго" не должно шантажировать киевлян собственными долгами, очевидно, что компания пытается сделать своих клиентов заложниками в борьбе за возможность не возвращать долги. Кто кого взял в заложники?

Сергей Дяченко: Это летнее бодание, это на самом деле из года в год. Дело в том, что предприятия теплокоммунэнерго, из-за того, что дотировалась цена, а дотации поступали неравномерно, соответственно они не платили за газ, у них накоплены огромные, неподъемные долги. Но поскольку зимой мораторий на отключение, то все бодания между НАКом и теплокоммунэнерго происходят летом.

Из года в года пресса вопит про срыв отопительного сезона. На самом деле, к отопительному сезону готовятся: генерирующая компания и "Нафтогаз", который накапливает зимние запасы газа. Остальные просто проводят ремонтную кампанию.

Дмитрий, ваше мнение: удастся ли договориться Ахметову с руководством Кабмина и "Нафтогаза"?

Дмитрий Разумков: Если мы не хотим получить экономический отопительный коллапс и вообще коллапс всей системы ЖКХ, энергоснабжения и теплоснабжения, то договариваться придется, потому что это замкнутый круг. Если не получится договориться, то вместо них будет договариваться общество. И тогда мы можем прийти к вопросу массовых волнений.

Потому что один вопрос — когда непосильные тарифы. А другой вопрос, когда непосильные тарифы, так ты еще и услугу не получаешь.

Госсекретарь прилетел в Украину, встретился с премьером, главой ВР. Зачем Керри прилетал и что увез с собой из Киева?

Кучухидзе: Данная встреча была одним из подготовительных моментов для встречи президента Обамы и президента Украины, которая состоится в рамках заседания НАТО — Украина.

Неужели это никак не связано с Донбассом?

Кучухидзе: Донбасс — это основная тема как в двусторонних отношениях между США и Украиной, так и в целом для европейской системы безопасности и, в том числе и для евроатлантической системы безопасности это тоже принципиальный вопрос. И имплементация "Минска" стоит не только на встрече комиссии НАТО — Украина, но, также, по заявлению Столтенберга, 13 июля состоится заседание НАТО — РФ на уровне послов, но там две темы выделили — имплементация "Минска" и Афганистан.

У нас есть заявление посла США Джеффри Пайетта о том, что никто от Украины не будет требовать проводить выборы на оккупированных территориях, пока на линии разграничения умирают украинские солдаты. И есть заявление Керри, где он заявил, что готов закон о выборах на Донбассе, передан участникам переговоров и разработано ряд требований для проведения амнистии на Донбассе.

Кучухидзе: Это, может быть, последний визит Керри в Украине в статусе госсекретаря США. Обама хотел бы уйти с решенной проблемой по Донбассу, хотя бы дать толчок для решения этой проблемы, хотелось бы по максимуму, чтобы эта проблема была решена. Я сомневаюсь, что в ближайшее время получится в полном объеме решить эту проблему.

Что касается выборов. Это демократическая, европейская позиция, что проводить выборы надо, но никто не понимает, как и когда это делать, потому что пока говорят ружья, людей никто слушать не будет.

Можно переписать "Минск"…

Кучухдзе: Некуда переписывать Минск. У нас был "Минск-1", сейчас "Минск-2", "Минска-3" быть не может. Проблема не в "Минске", проблема в том, что он не выполняется. Можно написать 10 "Минсков", но если условия не будут выполняться, то нет смысла портить бумагу.

Сейчас споры об очередности Минска. Например, в Минских соглашениях зафиксировано, что выборы проводятся, и после них возвращается Украине контроль над границей, а сейчас официальная позиция Украины — сначала границы, потом выборы.

Разумков: В первую очередь позиция Украины, как это отображено в Минске, — это полное прекращение огня, которое не выполнено с февраля 2015 года, а в последнее время ситуация еще и ухудшилась.

Кучухидзе: Относительно заявления (посла США в Украине — Ред.) Пайетта. Там было еще одно заявление, что Украине необходимо выполнять свою часть соглашений, чтобы не говорили стороны, что принимают участие в нормандском формате, что помехой является Украина. Это означает, что украинский парламент должен показать, что он является активным, что он солидарен и законодательную базу украинскому парламенту необходимо принять.

Но любые выборы, то есть местные выборы должны соответствовать стандартам ОБСЕ, то есть проходить в ситуации, когда у людей есть право свободного выбора, доступ журналистов, наблюдателей и нет угрозы для жизни и безопасности людей. Как бы не критиковались минские соглашения, то там как раз центральная роль отводится украинскому парламенту.

Нет ли ощущения, что правительство заняло позицию о том, что лучше вести диалог со следующей Администрацией президента США, а с этой подождать?

Разумков: Давайте не сбрасывать со счетов действующую Администрацию президента США. Любое промедление с решением вопроса по Донбассу — это конкретные человеческие жизни.

Я не думаю, что это связано с тем, что мы ждем новой Администрации президента США. Это, в первую очередь, наша проблема, и мы должны прикладывать усилия для ее решения, потом ссылаться на поддержку и обращаться к иностранным партнерам.

Кучухидзе: Они не столько надеются на смену власти, потому что минские соглашения — это обязательный документ, который США поддержали в виде резолюции в феврале 2015 года.

Мы пришли к ситуации, когда нормализация ситуации на востоке Украины приведет к смене политической элиты в Украине. Учитывая политический кризис, в котором мы существуем, по сути, коалиции нет, есть 223 голоса, встанет вопрос о перезапуске системы власти. А в ситуации, когда у нас Донбасс находится в политическом строе, политики не получат дивидендов.

Относительно саммита в Варшаве. Насколько велик украинский аспект?

Разумков: Достаточно велик, с учетом того, что планируется встреча "Пять плюс один" — это урезанная встреча G7 без Канады, не будет Японии. Там половина субботы уделено именно украинскому вопросу и уделено очень много панелей под нашу проблематику.

Другой вопрос — что мы получим, кроме декларативной поддержки от НАТО, пока остается вопросом.

О том, что происходит в Польше, а также о решении Сената признать трагедию на Волыни геноцидом, в эфире ГС сообщил главный редактор Украинской службы Польского радио Игорь Исаев.

Насколько активно обсуждается на встречах тема Украины? 

— Именно Украина является одной из ключевых тем.

Какова была реакция на рекомендации польского Сената для польского Сейма признать события на Волыни в начале 1940-х годов геноцидом?

— Это дискуссия, которая уже длится некоторое время. Была дискуссия в Сейме в среду достаточно эмоциональна. Я бы не связывал все это с Украиной, поскольку 11 июля в Польше вспоминают жертв Волынской трагедии. Порошенко возле памятника Волынской трагедии, встал на колени и поставил свечу.

Сейм примет соответствующее решение или нет?

— Сейм будет принимать это решение где-то через полторы недели, то есть, если, например, хотели бы принять очень быстро решение, то они принимали бы в ближайший понедельник, когда отмечается память Волынской трагедии. По этого дня будут проходить большие политические торги относительно этого. Сенат только рекомендовал, он ничего сам не может принять. Это игра на телеэкран. Это еще не конец.

Насколько интенсивно в Польше идет обсуждение переименования Московского проспекта в проспект Степана Бандеры?

— Пока не так интенсивно, потому что саммит НАТО — это основная тема на всех сервисах.

Отношения между США и ЕС. Можем ли мы говорить, что в НАТО наметился определенный раскол? Потому что, например, министр обороны Италии в интервью заявил, что необходимо подумать ЕС над реализацией собственного проекта оборонительного союза, отдельно от НАТО. И вот сегодня мы услышали о том, как НАТО и ЕС подписали декларацию, специальное соглашение. Впервые в своей истории.

Кучухидзе: Нет, на самом деле, за общей логикой, принятой в западном политикуме, есть понятие того, что НАТО держится на двух столпах. Один столп — североамериканский, второй столп — европейский. И нравится это европейцам или нет, но их военный проект был похоронен в 1994 году, так называемый Западноевропейский Союз. Когда они не справились с кризисом на Балканах, и НАТО, в лице США в большей степени, взяло инициативу в свои руки и занялось и Боснией, и Югославией, и т.д.

То есть, как бы им не хотелось, но систему европейской безопасности обеспечивает альянс НАТО и США, как страна, которая больше всего тратит средств, она лидер по затратам средств на оборону в альянсе.

И, во-вторых, не стоит забывать, что есть определенные чувствительные тематики с точки зрения технического вопроса, то же размещение системы ПРО в большей степени ведется американскими специалистами, и стоит отметить, что не у всех европейских специалистов есть доступ на те или иные военные объекты.

Что касается непосредственно взаимоотношений НАТО и ЕС, то был призыв к единству, что все-таки те вызовы, которые есть сегодня в виде миграционного кризиса, в виде конфликта в Афганистане, в виде дестабилизации Ближнего Востока — это все-таки общие угрозы для всего евроатлантического пространства.

Но то же заявление мы слышали от Франции и Германии.

Разумков: В каком формате? Это может произойти только в том случае, если в ближайшем будущем развалится такая страна как Великобритания, и тогда НАТО потеряет одного из своих ключевых членов, тогда надо будет перестраивать эту систему коллективной безопасности.

Но параллельно создавать структуру, которая будет дублировать те же функции НАТО, только менее эффективно и сугубо на территории ЕС, просто нецелесообразно с точки зрения экономики, с точки зрения безопасности и с точки зрения политики.

Система ПРО — еще один камень преткновения на этом саммите. Их сейчас собираются размещать в Польше и Румынии. В Румынии уже заработала эта система. В западных СМИ пишут, что РФ уже подготовила свой ответ по этому поводу: увеличивает свои группировки войск в Калининграде, в Санкт-Петербурге, на границах со странами, которые входят в альянс. Для Украины это сулит что-то хорошее? Не окажемся ли мы между молотом и наковальней?

Кучухидзе: Нет, это однозначно негатив, потому что любое противоречие двух глобальных государств, между которыми мы находимся, как бы там ни было, но технически, особенно в военном плане, блоковое противостояние продолжается даже после падения СССР, то есть это негатив для Украины, потому что как показывает история, Россия всегда отвечает ассиметрично.

Вот 2008 год — Косово признали в одностороннем порядке, потом была война в Грузии и одностороннее признание Южной Осетии и Абхазии. То есть, они всегда отвечают.

Что касается более глобальной системы ПРО, то тут вопрос достаточно сложный, потому что по программе ВС США, до 2018 года они попытаются еще развернуть морскую систему ПРО, чтобы не брать разрешений у национальных государств на размещение систем ПРО там, где им это нужно будет. И этот конфликт еще не закончен.

И сейчас еще нарастают противоречия между США и РФ относительно размещения систем ПРО в Южной Корее, как противовес северокорейской ядерной программе. Любые такие противоречия всегда плохо сказываются на меньших государствах, как Украина.

Это Холодная Война 2.0?

Разумков: Да.Это Холодная Война 2.0. Притом, в более глобальном смысле, потому что сегодня технические и военные возможности у противоборствующих сторон достаточно серьезные.

Если мы говорим о ПРО, то сама система фактически уже замкнута вокруг России. Если будет полностью доделана морская система ПРО, то это будет уже второе кольцо. Но Россия действительно отвечает оперативно и сейчас идет речь о том, что будут размещены так называемые "Искандеры" в Калининграде.

То есть, мы выходим на то, что мы остаемся фактически единственной страной, которая находится между двумя этими лагерями.

В то же время другие эксперты высказывают другие опасения, что если мы конкретно выберем одну сторону, тогда нас разорвет.

Разумков: Хорошо, мы сейчас говорим про две стороны, которые существуют: РФ и НАТО. По-разному оценивают, но мы понимаем, что у нас существует конфликт с Россией. Как мы можем сегодня выбрать сторону России? Это не получится.

Выбирать сторону НАТО, конечно, это хорошо и вопрос, наверное, правильно звучит, надо ли нам в НАТО. Но, тем не менее, представители НАТО и ключевых игроков в этой структуре нас туда не приглашают.

Потому я и говорю, что мы находимся между жерновами. Нас и туда не взяли, и сюда пойти мы не можем. Поэтому получается вот такая проблема. Но я уверен, что мы сможем выбраться из этой ситуации.

Смотрите также: Открытие саммита НАТО и первые заявления: полное видео

Ранее специальный корреспондент ГС Александр Ивасивка сообщил, что депутаты Киевсовета проголосовали за обращение к ВР и Кабмину относительно запрета повышать жилищно-коммунальные тарифы без индексации зарплат и пенсий.

Также "Радикальная партия" и "Батькивщина", обратившись с исками в суд относительно необоснованных коммунальных тарифов, пытаются набрать политические очки. Однако реальных инструментов изменить тарифы у них нет, считают адвокат Артем Афян и политолог Алексей Толкачев.

Самое читаемое
    Темы дня