наверх
12.05.202105:27
Курсы валют НБУ
  • USD27.67- 0.09
  • EUR33.67+ 0.18

Депутаты против Яценюка, "Правый сектор" вне закона. Мнение политолога

Перезагрузка правительства по-украински (264)

(обновлено: )235431
Правительство опубликовало годовой отчет о проделанной работе. Тем временем главный военный прокурор Анатолий Матиос заявил, что ДУК ПС остается незаконным вооруженным формированием.

На правительственном портале обнародовали отчет о работе Кабмина за 2015 год. Сообщается, что документ в электронном виде разослан для ознакомления народным депутатам.

Тем временем в парламенте предлагали внести изменения в закон о выборах народных депутатов, согласно которым уже после объявления результатов выборов кандидаты в депутаты могут быть исключены из избирательного списка по решению съезда партии.

Читайте также: Ротации Кабмина, предложения БПП. Опрос экспертов

Не прошел день и без громких заявлений. Так, главный военный прокурор Анатолий Матиос объявил, что Добровольческий украинский корпус "Правый Сектор" является незаконным вооруженным формированием на территории государства.

Политический эксперт агентства моделирования ситуаций Валерий Гончарук в эфире радиостанции Голос Столицы детально проанализировал последние ключевые события.

Отчет Кабмина опубликован. Что теперь может измениться?

– Если по результату этого отчета будет выражено недоверие Кабинету министров или премьер-министру, то должна быть отставка.

Мы можем рассматривать несколько сценариев, то есть либо будет исполняющий обязанности премьер-министра, либо останется действующий премьер-министр, но будет достаточно серьезное переформатирование.

То есть недоверие правительству сейчас можно выразить только на основе этого отчета?

– С формальной точки зрения, год выполнения программы закончился, и правительство уже не имеет неприкосновенности как таковой. То есть в любой момент можно ставить вопрос об отставке этого Кабинета министров.

Но опять же, чтобы ставить этот вопрос, надо иметь хоть какой-то формальный повод, и этот отчет, в принципе, может стать таким поводом. Надо понимать, что есть критическая масса депутатов, которые готовы проголосовать против Яценюка и против правительства, но нет той критической массы, которая сформировала бы новый состав Кабмина.

Если будет серьезное переформатирование, можно ли в таком случае спрашивать с премьера за весь Кабмин?

– Опять же, главное, чтобы в Кабмине не оказались политические и личные враги, и чтобы министерства не предавались как вотчина на откуп для протаскивания каких-то собственных схем.

Условно говоря, мы зарабатываем средства в такой-то сфере, а вы в такой-то, поэтому вы не вмешиваетесь в нашу сферу, а мы не вмешиваемся в вашу. По сути, по такому принципу и формировался предыдущий состав Кабмина.

Многие министры уже объявили о своей отставке, де-факто сегодня нет прежнего Кабмина. (Министр здравоохранения – Ред.) Квиташвили, (министр инфраструктуры – Ред.) Пивоварский, (министр экологии и природных ресурсов – Ред.) Шевченко уже не видят себя в этом правительстве, и понятно, что его надо переформатировать. Но если не будет единой команды, то ничего не изменится.

Также надо отметить, что Яценюк сегодня не является фигурой, которая сможет консолидировать большинство в парламенте, консолидировать правительственную команду.

Законодательство как-то регламентирует подход к формированию состава Кабмина?

– Нет, его формирует большинство, то есть срабатывают политические договоренности.

Кроме того, у нас часть министров предлагает премьер, а часть – президент. Например, кандидатуры министра иностранных дел, министра обороны подает президент. Получается, что у нас есть несколько источников этой правительственной политики.

С одной стороны, есть парламентские фракции, которые имеют свой интерес, с другой стороны, есть премьер, у которого свое понимание, и есть президент. И конфликт между этими субъектами может привести к очень сложным последствиям.

То есть, если президент не имеет большинства в парламенте, ситуация вообще может быть катастрофической, например, у нас не будет нескольких министров. Эта модель приводит к тому, что мы имеем очень сильно фрагментированное правительство, где каждый пытается тянуть одеяло на себя. Понятно, что это мешает эффективной работе.

В парламенте предлагали внести изменения в закон о выборах, согласно которым после объявления результатов партия может исключить кандидата из списка. Этот законопроект уже окрестили законом о партийном рабстве…

– У депутатов не хватило голосов, чтобы рассмотреть этот законопроект.

Дело в том, что у нас на парламентских выборах смешанная избирательная система. Это означает, что 225 депутатов избираются по мажоритарным округам, а 225 – по партийным спискам. У депутата, который избирается по мажоритарному округу, связь с партией слабая, потому что все же его выбирали в конкретном округе. Избиратели в целом голосуют за политическую силу, и очень часто случается, что кандидаты покупают места в партийных списках, а попадая в парламент говорят, что никаких обязательств у нас перед вами нет.

С другой стороны, партия говорит: это тоже ненормальная ситуация, когда вы проходите по нашим партийным спискам, а потом вдруг меняете свою позицию в зависимости от того, какой олигарх вам больше даст денег.

И сейчас речь идет о том, чтобы была возможность исключать из партийных списков тех потенциальных кандидатов, которые могут стать депутатами. То есть, если партия провела 20 депутатов, остается этот же партийный список, состоящий из 225 кандидатов, и потенциально каждый из них может стать депутатом.

Главный военный прокурор заявил, что ДУК "Правый сектор" остается незаконным вооруженным формированиям. Как урегулировать вопрос с деятельностью таких организаций?

– Люди могут представляться этой организацией так же, как представляться любыми добровольческими отрядами.

Мы видим, что в основном проблемы с "Правым Сектором" возникают не на востоке Украины, а в Закарпатской области, это самый запад страны. Поэтому здесь нельзя спекулировать идеями патриотизма, национальной идеей освободительной борьбы.

Очень много откровенно бандитских образований сейчас прикрываются этими добровольческими отрядами. Ни одна разборка сейчас не происходит без людей в военной форме. Но не надо и ставить под сомнение то, что сделали добровольческие отряды на Востоке, потому что когда не было никакой армии, никакой СБУ, никакой милиции, то появились добровольцы, и тогда почему-то никто не задавал вопрос, в каком они статусе.

Здесь надо иметь определенную принципиальность. А сейчас Матиос политизирует ситуацию тем, что поднимает вопрос "Правого сектора". А с другой стороны, его позиция проигрышная, потому что если вы применяете политические аргументы, то вам в ответ тоже будут приводить политические аргументы.

Матиос также сказал, что ДУК ПС не входит в состав национально-освободительного движения "Правый сектор". То есть сам бренд "Правый сектор" уже как-то размылся…

– "Правый Сектор" возник во время Революции Достоинства. По сути, этой организации не существовало. Затем многие начали себя идентифицировать с "Правым сектором", и понятно, что люди туда попадали разные.

Были определенные видения, что, возможно, этот проект будет иметь политическое будущее. Но что мы получили по факту на парламентских выборах? Что ни "Правый сектор", ни ВО "Свобода" не попали в парламент. После этого стало понятно, что несколько таких параллельных политических проектов этот правый фланг не потянет.

И на местных выборах эта политическая сила вообще не участвовала, поэтому говорить о каком-то партийном политическом будущем здесь очень сложно. В организационном плане там действительно произошел раскол, потому что (экс-глава ПС – Ред.) Ярош был вынужден покинуть эту организацию. Но хуже всего в этой ситуации то, что сейчас многие пытаются прикрыться "Правым сектором" или какой-то другой организацией и спекулировать на этих идеях.

Ранее эксперт по вопросам бюджетной политики Людмила Супрун в эфире радиостанции Голос Столицы заявила, что в годовом отчете Кабмина о проделанной работе не отражено реальное положение дел в экономике страны, в документе представлены только те цифры, которые положительно характеризуют работу министров.

К слову, правительство не торопится повышать размер прожиточного минимума, несмотря на тяжелый экономический кризис в стране. Директор общественной организации "Экономический дискуссионный клуб" Олег Пендзин рассказал, что 1218 грн при нынешних ценах не хватит даже на покупку продуктов питания.

 

Самое читаемое
    Темы дня