наверх
17.10.201919:22
Курсы валют НБУ
  • USD24.84+ 0.05
  • EUR27.38+ 0.10

Политические последствия финансовых кризисов и конец эры титанов

(обновлено: )13792131
"Великая депрессия" 1930-х, последовавшая за крахом Уолл-стрит в 1929 году, является наиболее очевидным примером для детального исследования сложившейся сегодня ситуации в ЕС.
Экономика. Архивное фото

Владимир Матвеев

Судя по риторике и принятым мерам регулирования, большинство правительств стран ЕС оказываются в лагере "колеблющихся" и ищущих "баланс вмешательства" в работу финансовых рынков в условиях кризиса, углубляющегося расколом элит и распадом традиционной двухпартийной политической системы. По мнению главы Royal Bank of Scotland Говарда Дэвиса, политика стран резко кренится вправо после финансовых кризисов, пишет Project Syndicate.  "Эра "слишком больших, чтобы рухнуть" окончена".

В первую волну посткризисных выборов сигнал был ясен в одном смысле, и не столь очевиден в другом. Однако каким бы ни было правительство в тот момент, когда нагрянул кризис, были то левые или правые, "их вытолкали и поменяли на правительство противоположных политический убеждений", пишет американское издание. Так было в США, Великобритании, Франции и ряде других стран мира. В то время как Франция в тот период качнулась влево, Великобритания ушла вправо. Хотя так ситуацию формировали не везде, о чем свидетельствует ситуация с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

Читайте также: Продэмбарго РФ и рынки ЕС на фоне бюджета-2016. Мнение эксперта

По данным группы западных экспертов, в настоящее время формируется более устойчивая тенденция: "политика резко кренится вправо после финансовых кризисов. В среднем число голосов в пользу крайне правых на выборах растёт примерно на треть в течение пяти лет, следующих после системного банковского кризиса", сообщает Project Syndicate.

Такой главный вывод труда трех немецких экономистов — Мануэля Функе, Морица Шуларика и Кристофа Требеша, опубликованный недавно на основе анализа итогов более 800 выборов, прошедших в западных странах на протяжении последних 150 лет.

"Великая депрессия" 1930-х, последовавшая за крахом Уолл-стрит в 1929 году, является наиболее очевидным примером. Исследователи отмечают, что попытка объяснить нынешний подъём "Национального фронта" во Франции личной и политической непопулярностью президента Франсуа Олланда не имеет смысла. Здесь задействованы "намного более мощные силы".

В этом контексте, например, ключевые страны еврозоны "выступают против расширения солидарности и совместной ответственности по рискам, а также против ускорения интеграции. По всей Европе набирают силу, как правые, так и левые популистские партии, выступающие против ЕС, евро, мигрантов, против торговли и рынка", пишет Project Syndicate.

Современному обществу требуется альтернатива, и "Национальный фронт", при всех его перегибах, заполняет в определенной степени, эту лакуну во Франции.

Другой вывод, к которому пришли исследователи, заключается в том, что после финансовых кризисов управление страной затрудняется в силу ряда причин. Подъём ультраправых происходит обычно на фоне "фрагментированного политического ландшафта, с большим количеством партий", при этом уменьшается число голосов, поданных в пользу правящей партии. В итоге, принимать решительные законы в парламенте становится сложно.

В то время как Бундесбанк выступает против политики количественного смягчения и негативных учётных ставок,  Европейский центральный банк (ЕЦБ) готов двигаться ещё дальше в этом направлении.

Результаты региональных выборов во Франции и парламентских в Испании показывают распад двухпартийной политической системы, которая ранее доминировала в большинстве стран Запада. Одновременно поднимается волна внепарламентской активности. Правительство начинает терять контроль над улицами. Недавно Греция помогла увеличить эти показатели.

Как отмечает профессор Валентин Катасонов, "эпоха, когда транснациональные корпорации и транснациональные банки делили мир "по капиталу" близка к своему завершению. Мы вступаем в эпоху, когда монополии начинают делить мир "по силе".

Сегодняшние события на Ближнем и Среднем Востоке – яркое тому подтверждение.

После включения юаня в качестве пятой валюты в корзину валют МВФ доля доллара США в этой корзине осталась практически прежней (почти 42%), однако доля США в мировом ВВП, по оценкам МВФ, уже упала ниже 20%.

Повышение процентной ставки ФРС и отмена США запрета на экспорт нефти несколько ослабит валюты развивающихся рынков и повлечет за собой дальнейшее снижение цен на нефть в контексте замедления темпов роста экономик в ряде стран.

Угрозой для развивающихся стран могут стать дальнейшее повышение ставки и ее сохранение на высоком уровне при дальнейшем снижении цены на нефть. Рост цены на нефть при сохранении увеличенной ставки,  с другой стороны, станет вызовом для долгового рынка нефтедоллара.

Сложившаяся в конце 2015 года ситуация с повышением ключевой ставки ФРС до уровня 0,25–0,5% иллюстрирует, что дальнейшее пребывание государств в мировой долларовой системе и попытки сохранения ими национального суверенитета не совместимы, особенно в контексте активного продвижения Соединенными Штатами Америки Соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве США и ЕС (Transatlantic Trade and Investment Partnership — TTIP) и Соглашения о торговле услугами TISA, в результате реализации которых крупные корпорации без пошлинных и таможенных ограничений смогут работать по всему миру.

Самое читаемое
    Темы дня