наверх
12.05.202121:05
Курсы валют НБУ
  • USD27.67- 0.09
  • EUR33.67+ 0.18

Амнистия для Украины: невыполнимое обязательство

"Нормандские переговоры" по Донбассу в Минске (417)

(обновлено: )565195
Амнистия для представителей ЛНР и ДНР планируется в Украине по хорватскому сценарию. Эксперты подтверждают, что нашей стране следует обратиться к европейскому опыту, и не только в плане амнистии, но и касательно принципов решения конфликтов в целом.

Евгений Стримов, РИА Новости Украина

Одним из итогов договоренностей парижской встречи "нормандской четверки" стал пункт об амнистии для участников боевых действий и сторонников самопровозглашенных республик Донбасса в Украине.

Это требование вызвало в стране жаркую дискуссию, а у многих – откровенное недоумение: "как можно амнистировать вчерашних (или даже сегодняшних) официальных врагов?".

Ведь в СМИ в целом и по телевидению в частности регулярно рассказывается, что украинцы героически сражаются в Донбассе, а тут, получается, грядет амнистия?

Спорный пункт договоренностей, как и необходимость проведения выборов, лишь повышает градус политического кризиса внутри страны. Он дает возможность "партиям войны", строящим собственную риторику на популистских слоганах по типу "Только победа, война до победного конца!", новые поводы для политических атак на "слабого", согласного на компромисс президента.

Впрочем, Порошенко еще предстоит решать, как собрать в парламенте необходимые голоса для реального выполнения минских и парижских договоренностей… Но это – другая история. Сейчас поговорим об амнистии.

Принуждение к примирению

Амнистия для бойцов и сторонников ДНР и ЛНР – одна из необходимых составляющих настоящего перемирия (а в перспективе – мира) в Донбассе и Украине в целом.

Запад устал от украинской войны, устали от нее и жители страны, о чем говорят многочисленные социологические опросы. И, как бы ни боялись политики растерять симпатии электората, который сами же регулярно "кормили" военной риторикой, даже они уже, похоже, понимают, что нужны дискуссия и процесс национального примирения.

Пусть им это жестко объяснили, но лучше так, чем жить в постоянном нагнетании военной риторики.

По механизму амнистии в Украине уже высказались официальные лица. Так, заместитель главы Администрации президента Константин Елисеев заявил, что амнистия ополченцев ЛНР и ДНР будет проходить по закону 1996 года, и никакого нового законодательства Украина принимать не собирается.

"У нас нет необходимости принимать ни закон об амнистии, ни закон о специальном статусе Донбасса. У нас существует вся правовая база для того, чтобы урегулировать эти проблемы. Эта правовая база полностью отвечает минским соглашениям. У нас есть и остается действующим закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Там есть статья 3, которая четко предусматривает механизм амнистии. Амнистия не будет происходить автоматически, амнистия будет происходить согласно украинскому законодательству. У нас есть закон 1996 года", – сообщил Елисеев.

Согласно действующему законодательству, амнистия не применяется для осужденных к пожизненному заключению; для имеющих две и больше судимости за тяжкие и особо тяжкие преступления; для осужденных за преступления против нацбезопасности Украины, терроризм, бандитизм, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах; для осужденных за убийство двух и больше лиц; для ранее амнистированных и снова попавших в тюрьму.

Амнистия объявляется специальным законом.

"Не политический, а правовой процесс"

Озвучил условия амнистии и министр иностранных дел Павел Климкин.

"Начало процедуры (амнистии) возможно только после проведения выборов. Это важно в юридическом плане, поскольку до выборов у нас нет никаких местных легитимных органов власти. Соответственно, у нас не будет настоящих органов прокуратуры Украины, настоящих судов", – сказал глава МИД.

Он добавил, что "проводить выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей нужно только после проведения амнистии членов незаконных вооруженных формирований согласно украинскому законодательству и доказательству их непричастности к совершению преступлений".

Климкин подчеркнул, что амнистия – "это не политический, а правовой процесс".

"Если ты хочешь, чтобы тебя амнистировали, то ты пишешь заявление и идешь в прокуратуру – украинскую прокуратуру, которая работает по украинским законам. Потом, после расследования, дело должен рассмотреть суд – и это должен быть украинский суд, который тоже работает по украинским законам", – отметил он.

Кого не коснется амнистия

В свою очередь, заместитель председателя фракции "Блока Петра Порошенко" Игорь Кононенко, которого называют "серым кардиналом" и "смотрящим" БПП, заявил, что амнистию для ополченцев Донбасса планируют проводить, учитывая соответствующий опыт Хорватии.

"Ключевая позиция президента такова — никакой стопроцентной одновременной амнистии не будет. Каждый персонаж, каждый преступник, каждое дело будет рассмотрено судом, и уже после рассмотрения судом будет принято решение по каждому конкретному человеку", – сказал Кононенко.

По его словам, в Хорватии амнистия проходила 11 лет.

"Мы, пожалуй, планируем идти по этому пути", – добавил Кононенко.

А глава фракции БПП Юрий Луценко отметил, что амнистия будет касаться "только тех боевиков, кто не заподозрен в убийствах и пытках украинских бойцов и мирных граждан".

Как было в Европе

Заявления Кононенко заставляют вспомнить опыт Хорватии и Европы в целом относительно амнистии: идеей амнистии в Хорватии была нормализация послеконфликтных ситуаций; "прощение" действий, которые продолжались в ходе конфликта, и возвращение к нормальной жизни.

Амнистия применялась к уже совершенным политическим преступлениям, таким, как измена, призыв к мятежу и восстанию.

Был создан хорватский Закон об амнистии, который вступил в силу 3 октября 1996. Также были проведены переговоры между миссией ООН и правительством Хорватии, чтобы конкретизировать исключения в этой общей амнистии, в результате чего возник список из 150 возможных "военных" преступников.

Два типа преступлений официально освобождены от всеобщей амнистии: военные преступления и преступления против человечества, а также "обычные" уголовные преступления.

Автоматически амнистировались все, кто совершили преступления против государства (государственная измена, антигосударственная пропаганда и агитация, участие в насильственных действиях и восстании).

При этом, Хорватия обязалась прозрачно расследовать военные преступления как сербов, так и хорватов.

Вывести Донбасс из "серой зоны"

О европейском "амнистийном" опыте и его уроках для Украины говорили в четверг на пресс-конференции в "Главкоме".

Аналитик Института мировой политики Дария Гайдай рассказала, что нашей стране нужен реальный механизм решения конфликта, комплексный подход, как это происходило в Хорватии. Выборы же, по ее словам, не могут быть самоцелью, они не решают проблемы.

"Выборы – это не начало, это может быть конечным этапом. А сейчас, к сожалению, выборы (на неподконтрольных Украине территориях Донбасса – ред.) названы рецептом для решения конфликта. В Хорватии выборы прошли через 2 года после решения конфликта", – сообщила Гайдай.

Она добавила, что очень важный момент – возвращение переселенцев в Донбасс: нужно создать условия, чтобы они могли вернуться. Это покажет людям, живущим сейчас на территории ЛНР и ДНР, что ситуация меняется. Также, отмечает эксперт, просто необходимо изменить восприятие большой части Донбасса как "серой зоны", вывести регион из этого состояния.

В целом же, по словам Гайдай, процесс амнистии в Хорватии был подготовкой к выборам, а на территориях конфликта было широкое присутствие международных организаций, в том числе ООН, которая и осуществляла фактическое управление.

"Пока обе стороны не согласились, что ООН может покинуть территорию Восточной Славонии (где разворачивались боевые действия – ред.), практически все вопросы там решала миссия ООН", – рассказала эксперт, добавив, что ООН заставляла стороны идти на переговоры и сама их координировала.

"Нужен комплексный подход, а не пиар"

Об опыте Северной Ирландии говорила руководитель программы поддержки демократических процессов Украинского независимого центра политических исследований Юлия Тищенко.

Она отметила, что Украина может вынести из истории подобных конфликтов в Европе "ценностные вещи": в первую очередь, что нужно договариваться, а не стрелять.

Тищенко отметила, что главный принцип, по которому действовали европейские политики – не пиар, а ежедневная, без камер, работа с людьми, с населением территорий, где происходил конфликт.

"Там были не пресс-конференции, а ежедневная работа. Работали специальные комитеты, целые администрации. Даже на бытовом уровне – делали крыши в школе, помогали комбатантам. Просто приходили к семьям, пили чай и рассказывали, для чего нужна амнистия", – сообщила эксперт.

Также по ее мнению, крайне важно просто не спешить, не принимать поспешных решений: важнейшие для страны процессы не проводились за 3 месяца, шло долгое обговаривание конкретных деталей. И так – практически по всем вопросам.

"После конфликта, который длился несколько нет, нельзя все вернуть, как было, за несколько месяцев", – сказала эксперт.

Согласилась с такой точкой зрения Дария Гайдай. Она сказала, что нужны другие решения – не те, которые сейчас экстренно принимает Украина, "но международное сообщество давит и тоже действует неправильно, чтобы все решалось быстро, забывая об уже имеющемся успешном опыте".

"Еще до выборов хорватская власть провела кампанию (при помощи ООН) – выкуп оружия у населения. То есть все делалось комплексно. Украине нужно комплексное решение. Не "давайте выберем законных представителей, с ними будем вести диалог, а потом – как-то стабилизируем ситуацию, чтобы не велись боевые действия". Это временное решение – да, не будет военных потерь, но это приведет к еще большим проблемам в дальнейшем", – сказала Гайдай.

"Слово амнистия применять некорректно"

Свое мнение по вопросу амнистии высказал и правозащитник, сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

Он отметил, что сама формулировка "амнистия" в контексте данного договора звучит весьма странно, поскольку амнистировать можно осужденных, вина которых доказана в судебном порядке.

"Сам факт амнистии говорит о смягчении наказания. Амнистировать же тех, чья вина судом еще не доказана, нельзя. По презумпции невиновности до вступления приговора в силу человек преступником не является. А амнистия для человека, не признанного преступником – бессмыслица. Поэтому все парижские договоренности, строго говоря, находятся за пределами права. Это исключительно вопрос политической целесообразности, поэтому слово "амнистия" здесь в принципе некорректно применять", – написал Захаров.

Политолог-международник Олег Волошин считает, что "к сожалению, нашей власти и конкретно Климкину не хватает смелости не играть в игры с нашими ура-патриотами, а объяснять необходимость компромисса для достижения мира".

"Коль скоро президент выступает за мир, нужно иметь мужество это признавать и понимать, что мир имеет свою цену. Поэтому, когда мы начинаем рассказывать уже теперь про преступления против человечества, нужно помнить, что это должен квалифицировать международный суд. Нужно понять, что 90% участников боевых действий придется амнистировать. Иначе просто не будет никакого урегулирования, это международный опыт", – сказал Волошин.

Самое читаемое
    Темы дня