наверх
15.10.201915:07
Курсы валют НБУ
  • USD24.54+ 0.01
  • EUR27.10+ 0.04

Жизнь в шоколаде. Сколько власти нужно Порошенко, чтобы успокоиться?

Старый новый Кабмин и развал коалиции в Раде (569)

(обновлено: )113420
Граждане не доверяют президенту, потому что ничего не знают о его настоящих планах, пишет Василий Расевич. А Порошенко, в этом время, уверенно движется вперед на своем "политическом бульдозере", собирая всю власть в свои руки.

Василий Расевич, (Василь Расевич), Zaxid.net

Согласитесь, все-таки было что-то интересное и точное в советских анимационных фильмах. И песенка со словами "Как вы яхту назовете, так она и поплывет" имела, к сожалению, почти пророческий для нас смысл, пишет в статье "Бульдозер Порошенко" Василий Расевич.

Материал опубликован в издании Zaxid.net.

Президент Украины Петр Порошенко вернулся в украинскую политику, на этот раз – на ее желанный политический Олимп, на тщательно подставленном системой бульдозере. 

Таинственный грейдер, появившийся во время масштабной провокации на Банковой, вывез Петра Алексеевича из политического небытия в президенты. При чем тут бульдозер и президент Украины – спросите вы. А вот к чему. 

Власть – это я

Оказывается, у второстепенного политика времен Революции Достоинства, министра в правительстве Азарова и вообще соучредителя Партии регионов всегда были такие большие властные амбиции, что для их реализации он был способен на все. 

Он никогда не говорил конкретно, не делился планами публично (возможно, такой деловой предрассудок) и не привлекал к реализации своих замыслов людей вне ближнего круга. 

Его выступления было трудно запомнить из-за отсутствия конкретики и непонимания того, куда же клонит выступающий. Его настоящая натура порой проявлялась во время наибольшего эмоционального напряжения. 

Тогда он, например, со стальными нотками в голосе называл олигарха Новинского "с…кой православной". Хотя и здесь непонятно, чего больше: позерства, искреннего негодования или затронутого собственного самолюбия. 

Но если тогда стиль криминального "сходняка" можно было списать на невероятное напряжение от смертей героев Небесной сотни, то своеобразный "почерк" Порошенко-президента проявляется почти во всех дальнейших действиях. 

В центре почти каждого события, связанного с Петром Алексеевичем, лежит авторитарный подход. Его избирательный лозунг "Время объединяться", оказывается, не был направлен на консолидацию украинского общества. 

Его надо понимать как единение вокруг одного человека, который хочет сконцентрировать в своих руках всю полноту власти, которая просто таки не терпит плюрализма. Порошенко стремился не просто стать президентом Украины, он хотел подмять под себя все, включая парламент и правительство.

Но, видно, какое-то провидение витает над Украиной. Или украинцы уже хорошо обучены предыдущим опытом. Именной Блок Порошенко на парламентских выборах оглушительной победы не получил. Он даже минимально уступил "дружескому" "Народному фронту". 

Такой провал заставил команду президента прибегнуть к активным действиям. Началась длительная "коалициада". Порошенко коалиционные баталии были нужны только для того, чтобы из-за подписания коалиционного соглашения превратить де-юре парламентско-президентскую республику в де-факто президентско-парламентскую. 

А приняв в ряды своей именной фракции массу бывших регионалов, фактически установил диктат двух крупнейших фракций в коалиции. Где не было дискуссий, где практиковалась одна тактика: решения Администрации президента должны безальтернативно приниматься всей коалицией. 

А пропихнув свое доверенное лицо, Владимира Гройсмана, на должность председателя Верховной Рады, Порошенко и его администрация стали "программировать" работу парламента в нужном только им направлении. 

Коалиционные гонки завершились тем, что Петру Порошенко пришлось смириться и отдать должность премьер-министра Яценюку, "нейтрализовав" действия правительства квотным принципом его формирования. 

Все фракции-участницы коалиционного соглашения, делегировав своих людей для работы в правительстве, становились, таким образом, ее заложниками. А дальше все пошло по наезженной колее. Проекты и идеи готовились в АП, затем согласовывались с близким кругом Гройсмана и Яценюка, а коалиция должна смиренно за них голосовать.

Некий "люфт" для малых фракций оставался только до момента, пока притирались между собой Блок Петра Порошенко и "Народный Фронт". Но, как только они поделили власть и контроль над старыми коррупционными схемами, жизнь малых фракций стала невыносимой. 

Благо, что президент никогда особо и не скрывал, что при первой же возможности заполнит отсутствие голосов от малых фракций за счет "Оппозиционного блока" и меньших пост-региональных групп в парламенте. Уже давно стало заметно, что для реализации "государственной" линии Порошенко милее и удобнее регионалы, чем, скажем, "Самопомич". 

Персональный стиль Порошенко было трудно не заметить: циничная "коалициада", грубое "усмирения" премьера Яценюка и "нейтрализация" через квотный принцип нового украинского правительства, ломка парламентаризма в Украине и преобразования Верховной Рады в дополнение к Администрации президента. 

Напомню, подавалось все это или под видом "государственной необходимости", или создания мировой коалиции против России, или для борьбы с агентами Кремля. 

Агенты Кремля и кабина бульдозера 

"Голосуй за мое кулуарное решение, или ты не любишь Украину", – написал я в статье "Порошенко и саботаж" еще в середине июня этого года. Через несколько месяцев эта фраза снова нуждается в коррекции. Теперь этот принцип от президента Порошенко звучит так: "Голосуй за мои тайные планы, иначе ты агент Кремля". 

Наибольшим недостатком политики Порошенко является кулуарность планов, таинственность настоящих замыслов и категорическое нежелание обсуждать, а тем более – идти на компромиссы. 

У Порошенко практически нет партнеров на украинском политическом поле. Он даже своих временных союзников, как правило, ставит либо перед фактом, либо в тупик. Это поведение не президента страны, а бизнесмена постсоветского образца: нахрапистого, грубого и эгоистичного.

Вспомним большинство кризисных моментов в украинской политике последнего времени. Большинство кризисов, вызванные навязыванием парламенту и правительству не до конца понятных планов. Без дискуссии в коалиции, без общественного обсуждения каждый раз парламент ставили перед фактом, что нужно проголосовать за. 

Даже если бы такая тактика объяснялась особенностями военного времени и необходимостью сохранения государственной тайны, то все равно нужно было бы найти механизм, который позволил бы, по крайней мере, обсуждать предлагаемое в парламенте. 

Ибо на практике получается, что, прикрываясь военной риторикой, в Украине уничтожается парламентаризм, а единственными обладателями истины остаются президент Порошенко и его канцелярия. 

Одним из самых ярких и, к сожалению, кровавых оказался последний политический кризис в Украине. Когда Радикальная партия Олега Ляшко вышла из состава коалиции, а на площади Конституции погибли трое военных и десятки людей были искалечены осколками гранаты. 

Это событие продемонстрировало, какая циничная, на самом деле, украинская политика. И речь даже не о безответственном ВО "Свобода", хотя дело должно быть расследовано, а все виновные – наказаны. 

(…)

Ни для кого из тех, кто внимательно следит за украинской политикой, не стало диковинкой, что в очередной раз, предлагая на рассмотрение Верховной Рады какой-то законопроект, Петр Порошенко обязательно пытается продавить какую-то свою "прихоть". 

И на этот раз, пропихивая изменения в Конституцию об особом статусе для отдельных территорий Донбасса, главным был вопрос децентрализации "а-ля Порошенко", то есть введение института префектов. 

Институт префектов, на самом деле, уничтожает местное самоуправление, будет  еще больше централизовывать и концентрировать власть в руках президента и столицы.

Поэтому в словах президентских спикеров – много правды, но в них же и много замалчивается. Правдой является то, что Запад требовал от Украины проведения децентрализации власти. Госпожа Меркель ранее была даже более категоричной и требовала федерализации Украины. 

Правда и то, что для сохранения солидарной позиции мирового сообщества против России Украине нужно было выполнить основные требования того сообщества. И децентрализация – одно из этих требований. А вот вопрос особого статуса для отдельных регионов в Конституции уже не является однозначным. 

Дело в том, что нормандское или Минское соглашение содержит в себе очень много наслоений, когда позиции ЕС и США по событиям в Донбассе существенно различались. 

(…)

Это теперь мы узнаем, что Петр Порошенко согласился на спецстатус для Донбасса и даже с внесением его в Конституцию. Это теперь мы услышали о требовании децентрализации, иначе "мир от нас отвернется". 

(…)

И все-таки, что пошло не так в Верховной Раде и под ее стенами? 

Вместо того, чтобы организовать широкое обсуждение в коалиции, с экспертами и министрами, объяснить ситуацию (включая тайными обязательствами), раскрыть истинные намерения и цели, Петр Порошенко пошел в наступление своим привычным, бульдозерным путем. 

Он поставил коалицию перед фактом: или вы голосуете так, как вам предлагаю я, или вы агенты Кремля. Кроме того, он совсем не отказался от своих привычных приемов и подал пакетом положения об институте префектов. 

Мол, проглотите и не подавитесь.

Не исключено также, что АП попыталась, наконец, привнести другой формат принятия решений в ВР, а именно – общее голосование с представителями предыдущего режима. 

Для сокрытия практически вычленения оккупированного Донбасса из состава Украины, введения префектов и, тем же, выхолащивания идеи децентрализации власти и фактически образования неформальной коалиции с безнаказанными преступниками, нужен было какой-то громкий отвлекающий маневр. И этим маневром стало кровопролитие перед Верховной Радой. 

Я далек от того, чтобы не только оправдывать, но даже пробовать понять действия "Свободы" и Радикальной партии Олега Ляшко. Но власть ничего не сделала, чтобы предотвратить кровопролитие. 

(…)

Почему дальше в мирном Киеве льется кровь и нагнетается общественное напряжение? Ради чего или кого? Ради института префектов, концентрации еще большей власти в руках президента? Ради расформирования добровольческих батальонов, чтобы избежать ненужного давления с их стороны? Для того, чтобы получить право ограничить митинги и протесты? 

Но это все мы уже проходили. Правда, не в таких критических обстоятельствах. И главный вопрос: сколько еще нужно власти президенту Порошенко, чтобы он,  наконец, успокоился?

P.S. Самая большая проблема украинской власти – недоверие общества. Граждане не доверяют президенту, потому что ничего не знают о его настоящих планах. Граждане должны быть постоянно настороже, чтобы власть не пропихнула в законы какое-то очередное бедствие.

Недавно известный блоггер Сергей Иванов обратился к активистам, которые радуются мелким достижениям гражданского общества в борьбе против Системы. Мол, зачем радоваться тем мелочам, если они добыты в противостоянии уже с новой властью, которую вы легонько подхваливаете? 

И действительно, представим ситуацию, когда нужно бороться за отставку генпрокурора Яремы, а теперь – за устранение его преемника Шокина. Если бы не надо было постоянно следить за принятием законов, если бы было полное доверие к депутатам из коалиции и, особенно, к самой президентской силе. 

Читайте также: В экономике Украины все стабильно, как на кладбище — эксперт

А теперь дадим честный ответ на вопрос, кто же назначил всех этих людей, против которых мы должны бороться? Кто же это такой пытается сосредоточить в своих руках всю полноту власти и закрепить это на законодательном уровне? 

Наконец, кто же это так усердно пытается сохранить Систему? Если на все вопросы дать правдивые ответы, то перед глазами снова появится олигарх, но уже не на подножке, а в кабине бульдозера.  

Самое читаемое
    Темы дня