наверх
27.01.202103:18
Курсы валют НБУ
  • USD28.15- 0.01
  • EUR34.19- 0.04

Назревающий протест и "странное дело" Януковича. Оценки политолога

Дело Майдана поссорило Луценко и Горбатюка (120)

(обновлено: )169021
Обвинения, предъявленные Генпрокуратурой Виктору Януковичу, выглядят как инструмент политического давления, при этом они не призваны привести к реальному приговору суда, считает политтехнолог Павел Кругляковский.

Почти все украинцы ощутили на себе последствия социально-экономического кризиса в стране, при этом всего 18% респондентов готовы выйти на акции протеста. Об этом свидетельствуют результаты социологического опроса, проведенного фондом "Демократические инициативы" и социологической службой Центра Разумкова.

В то же время представитель Украины в Венецианской комиссии Владимир Пилипенко заявил о том, что необходимо обеспечить право внутренне перемещенных лиц голосовать на местных выборах.

Следователи ГПУ сообщили о намерении допросить экс-президента Виктора Януковича в рамках уголовного производства о растрате госсредств в размере 220 миллионов гривен при приватизации "Укртелекома".

Важные политические события в жизни страны в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал политтехнолог Павел Кругляковский.

Как бы вы прокомментировали результаты озвученного соцопроса?

– Протестные настроения всегда измеряла любая власть. По-моему, необходим уровень от 20% опрошенных, твердо готовых принять участие в протестах. 

Тогда угроза появления массовых протестов, возможно даже силовых, становится реальной. И тут уже власть должна реагировать. При этом мне кажется, что украинцы стали более отзывчиво реагировать на предложения поучаствовать в массовых акциях протеста, словно стерся какой-то психологический барьер. 

По результатам этого опроса видно, что если они и не готовы лично идти и участвовать, то, по крайней мере, они над этим задумываются. Они допускают мысль, что можно менять ситуацию с помощью акций протеста или даже насильственным путем.

Разве мы больше не верим в выборы как демократический инструмент для изменений?

– Есть определенная проблема со смысловым наполнением процесса выборов как инструмента представительской демократии. На выборы приходит 30% избирателей. 

С одной стороны, это те, кто хочет получить гречку, с другой – это политики, которые хотят дать гречку. Больше никаких тем там не возникает. И как политтехнолог я теперь понимаю, что мне нужно разбираться в сортах гречки, а не в избирательных технологиях. 

Тут есть целый ряд проблем. Если мы хотим другую политику, нам нужны другие избиратели. Это должен быть избиратель, которые видит еще какие-то горизонты, кроме еды, или, к примеру, хотя бы понимает, как устроено государство, откуда берутся деньги.

Что нужно сделать, чтобы избиратель стал таким?

– Инструменты очень простые. Это просветительство: необходимо заниматься с избирателями, рассказывать, как устроена в том числе местная власть. В том же опросе есть очень интересная цифра: предварительно более 60% избирателей готовы проголосовать на местных выборах. 

Но это неудержимый оптимизм, хорошо, если придет половина. Скорее всего, избирательная кампания будет происходить точно так же, как в Чернигове. 

Но для того, чтобы избиратель был готов взять на себя ответственность за свою жизнь, ему необходимо образование, какая-то жизненная позиция.

Означает ли заявление Пилипенко то, что в законе о местных выборах не предусмотрена возможность реализации избирательного права переселенцам?

– Это отвечает нашим политическим традициям. Закон о выборах у нас всегда меняли накануне новой избирательной кампании, власти меняют правила под себя. И здесь мы пока не отходим от традиции ни на шаг. 

Мотивация, которая высказывалась в публичном пространстве готовящими законопроект депутатами, понятна: эти люди из других регионов, и к местным органам власти, по мнению депутатов, не имеют отношения. 

Также понятно, что подоплека совсем другая: переселенцы из восточных и южных регионов – это традиционный электорат "Оппозиционного блока", бывшей Партии регионов и КПУ, которая запрещена, но может появиться в каких-то других форматах. 

Отсюда чисто политологический конфликт – это борьба за голоса.

Почему Януковича обвиняют только в махинациях с "Укртелекомом"? Разве в отношении него нет какого-то основного дела?

– Это загадка. Почти никогда не предъявляется полный набор обвинений, и это касается не только Януковича, но и тех депутатов, которым постоянно угрожают снять с них неприкосновенность. 

Виктор Шокин может выйти и сказать: есть несколько депутатов, но фамилии не назову, и по каким делам они обвиняются, – тоже не скажу.

На кого рассчитаны эти заявления?

– В первую очередь, это элемент политического давления, мы должны это прямо говорить. Кроме того, обвинения, которые предъявляются, например, представителям радикальной фракции в парламенте, тоже выглядят достаточно странно. 

Депутат Андрей Лозовой поехал туда и побил прокурора, поехал сюда и побил главу сельсовета, еще куда-то поехал и кого-то побил. Конечно, он будет выглядеть как народный герой, который совершает люстрацию. 

Для людей это выглядит как политическое преследование. Но почему никто не ставит вопрос о рэкете, которым занимается радикальная фракция? 

Это реальные статьи, по которым нужно предъявлять обвинения. Что касается Януковича, то это тоже может быть элементом какой-то политической игры.

Интерпол поступил в рамках права, отказавшись объявлять Януковича в розыск по своей линии?

– Это последствия того, как предъявляются обвинения. При этом у нас уже второй случай применения спецпроцедуры заочного осуждения, первой в эту историю попала Раиса Богатырева. 

Насколько я понимаю, должен быть целый список экс-чиновников, скрывающихся за границей. Потренировались на Богатыревой, теперь попробовали что-то сделать с Януковичем. 

У меня складывается впечатление, что никто серьезно применять эту процедуру не собирается. Мы должны правильно понимать, что происходит, то есть, на какой конечный результат нацелены те, кто применяет этот механизм. 

Складывается впечатление, что им важно не столько осудить Януковича по предъявленным статьям, сколько создать некий механизм давления. 

Возможно, он направлен на минские процессы, возможно, это элемент внешней политики в отношении РФ, возможно, наши сегодняшние элиты до сих пор чувствуют угрозу со стороны Януковича или его окружения. 

Ранее сообщалось, что Апелляционный суд Киева отказал защите экс-президента Украины Виктора Януковича в рассмотрении апелляционной жалобы на решение Печерского райсуда, санкционировавшего заочное досудебное расследование в отношении бывшего главы государства.

Печерский райсуд в конце июля удовлетворил ходатайство Генпрокуратуры Украины и санкционировал процедуру заочного досудебного следствия по делу о незаконном присвоении госсредств, где подозреваемым проходит Янукович. Следствие подозревает, что по указанию экс-президента в госбюджет были неправомерно внесены изменения, в результате чего было незаконно профинансировано строительство выделенной телекоммуникационной сети спецсвязи.

Во вторник Янукович не явился на допрос в Генпрокуратуру Украины, которая планировала провести следственные действия в рамках уголовного производства по факту незаконного присвоения государственных средств Януковичем, а также другими бывшими украинскими политиками. Вместо него пришел его адвокат Виталий Сердюк.

Самое читаемое
    Темы дня