наверх
25.08.201911:05
Курсы валют НБУ
  • USD25.06+ 0.02
  • EUR27.73- 0.02

Как Украине закончить АТО. Мнение военных экспертов

Будет ли мир на Донбассе? (400)

(обновлено: )754847
В Украине уже давно идут разговоры о реформировании Министерства обороны и других силовых структур. Оборона государства − это комплекс не только военных мероприятий, но и политических, экономических, внешнеполитических, информационных и прочих направлений деятельности.

В Украине идет частичная мобилизация, которая продлится 210 дней. Новые военнослужащие заменят бойцов, которые служат с весны прошлого года. Мобилизованные, которые будут служить в зоне проведения АТО, будут получать стопроцентную надбавку к заработной плате. Об этом сообщил спикер АТО Андрей Лысенко.

В Министерстве обороны заявляют, что не будут мобилизовать "всех без разбора". Как заявил руководитель ведомства Степан Полторак, "главная задача − качественный отбор кандидатов на службу".

Как происходит набор в Вооруженные силы, и с какими проблемами придется столкнуться во время проведения мобилизации, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказали заместитель начальника управления информационных технологий Министерства обороны Сергей Галушко и генерал армии, экс-председатель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж.

Господин Галушко, есть ли какие-то подвижки в реформировании сектора обороны?

– Прежде всего, любая реформа Минобороны, любого другого органа военного управления, должна быть направлена на эффективное выполнение тех функций и задач, которые возложены на министерство. Открываем соответствующий приказ президента, открываем постановление Кабмина, которыми утверждены в том числе положения о Минобороны, и читаем. Есть определенные функции, задачи и полномочия. С точки зрения стратегического менеджмента, под эти функции и задачи должны быть созданы и эффективно работать соответствующие структурные подразделения и должен быть реализован соответствующий механизм их работы.

Читайте также: Мобилизация во Львове. Все, кто нужен армии, уже за границей

Каких результатов удалось достигнуть на сегодня?

– Можно говорить о том, что на выполнение прежде всего президентских инициатив, на выполнение коалиционного соглашения запущены процессы реформы как самого Минобороны, так и Генштаба, и других органов военного управления. Есть четкое разделение, что функции военно-политического и административного управления – это функции Минобороны, а непосредственное управление войсками − это функции Генштаба. Что касается Минобороны, уже неоднократно проводились соответствующие исследования, функциональные обзоры, работали разные комиссии, которые анализировали работу тех или иных структур. И наконец-то вышли на какие-то решения, и они были буквально недавно утверждены министром обороны.

Прежде всего, четко разделены функции и полномочия между заместителями министра обороны, соответственно, разделены и те структуры, которые на них замыкались. Существенно пересмотрен блок, который занимается вопросами материально-технического обеспечения Вооруженных сил Украины и все, что касается вообще обеспечения, как такового.

Во-вторых, будет уменьшена общая численность как Минобороны, так и Генштаба. Кроме того, некоторые структурные подразделения, которые дублировали функции друг друга, будут также трансформированы в сторону объединения. Например, блок структур, которые занимались финансовым обеспечением. Есть департамент капитального строительства и квартирно-эксплуатационное управление − уже само название говорит о том, что их функции и задачи очень близки. Министр обороны принял решение, что в перспективе это будет один орган управления.

Господин Маломуж, насколько сегодняшние реформы адекватны угрозам?

– Мы столкнулись с новыми угрозами, и с учетом этих новых угроз мы выстраиваем военную доктрину, систему безопасности и обороны, тут должно быть комплексное решение. Я хочу отметить не только ВСУ, Минобороны, Генштаб, а и все силовые ведомства − МВД, СБУ, МЧС, пограничные службы, которые должны решить комплекс задач по обороне нашей страны.

Читайте также: Боец АТО: нас атакуют, часто – успешно, а мы несем потери

Вызовы и угрозы – нестандартные, мы говорим сегодня о "гибридной" войне, поэтому должна быть четко разработана целая система идейной, стратегической, военной разведки, пограничной разведки, пограничных войск. Это также очень эффективная работа СБУ, потому что это и террористы, и экстремисты, и диверсанты… Это как раз основная функция, которая сейчас очень актуальна. И конечно, это комплексное задействование всех вооруженных сил.

Важно, чтобы была новая военная доктрина с учетом этих угроз, новая структура ВСУ − это силы быстрого реагирования, новейшее оснащение бронетанковых войск, тактических войск, стратегических, возможно, ракетно-тактических, авиации, ВМФ. Важен и переход на новый качественный уровень, как в построении видов ВСУ, так и в боевой технике и оснащении − это системы связи, управления, системы ПВО, радиоразведки…

В этой ситуации использования ВСУ недостаточно. Только комплексный подход, вместе с другими силовыми структурами, вместе с правоохранительными органами обеспечит эффективную защиту государства.

Господин Галушко, как идет мобилизация? Можно ли рассчитывать на то, что учтены все ошибки прошлого?

– Первый этап мобилизации был очень тяжелым, потому что впервые после длительного перерыва заставить эффективно работать структуры, которые отвечают за мобилизацию, было тяжело. Второй этап пошел "веселее", более того, был учтен фактор прихода добровольцев, и можно говорить о том, что появились подразделения и части, полностью укомплектованные добровольцами. Но проблем намного меньше не стало.

Мы подошли к четвертому этапу, и работа велась по трем основным направлениям. Первый блок работ – кого мы будем призывать по мобилизации. Второй блок – как будут решены вопросы личной подготовки и боевого слаживания, чтобы бойцы не оказались необученными на передовой. И третий блок – чтобы люди были одеты, обуты, получили необходимые средства экипировки, защиты, были вооружены и обеспечены всем необходимым.

Направления правильные, но насколько эффективно по этим направлениям идет работа?

− Я добавлю еще четвертое направление. Было четкое понимание − на основе деятельности разведки, правоохранительных органов − что наш противник будет стараться любой ценой сорвать мобилизацию. Это был приоритет и один из наших основных ориентиров. Уже вскрыты факты их работы по срыву мобилизации.

Прошло несколько дней с момента начала мобилизации, сейчас военкоматы решают основную задачу – это оповещение мобилизационных ресурсов, то есть каждый потенциальный военнослужащий, который будет мобилизован, должен получить повестку в руки и понимать, что его ждет. Вторая задача − это оповещение владельцев транспортных и других средств, например, дорожно-строительной техники, которые будут поставлять технику в интересах ВСУ, они также должны быть оповещены.

Прошла половина срока, который отведен на вопросы оповещения. Сегодня можно говорить о том, что по личному составу оповещение прошло на 50%, по владельцам транспортных средств – на 85%. Поэтому миф о том, что люди будут массово уклоняться от повесток, уже начал развеиваться.

Читайте также: Минобороны без волонтеров не справится с обеспечением армии

Какая ситуация сейчас с подготовкой военных?

– Как было раньше? Конкретная воинская часть приводилась в полную боевую готовность, которая включала получение каких-то мобилизационных ресурсов и после этого происходил процесс боевого слаживания. Были программы этого боевого слаживания, они были разной продолжительности. Условно говоря, для батальонов теробороны это длилось около месяца. Некоторым из них повезло, до отправки в АТО они занимались около двух месяцев. Но это была подготовка по старым стандартам и подходам, которые перешли к нам по наследству.

Что происходит сейчас, какие новые формы будут опробованы на первом этапе? Первые две недели с момента прибытия военнослужащего в учебный центр – независимо от того, офицер это, сержант, или солдат срочной службы – это будет его личная общевойсковая подготовка. Он будет вспоминать, что такое военная топография, как оказывать первую медицинскую помощь, то есть вспоминать азы. Замечу, что наша установка очень простая – в первую очередь призываются те, кто имеет опыт службы или же имеет какую-то конкретную воинскую специальность, которую он получил, например, на военной кафедре вуза.

После этого по категориям − офицеры отдельно, сержанты отдельно, экипажи каких-то боевых машин отдельно − проходят личную подготовку по специальности. Офицеры, как правило, на базе краткосрочных курсов, на базе военных вузов. То есть, те преподаватели, которые готовили кадровых офицеров, будут заниматься с мобилизованными офицерами, и это займет примерно три-четыре недели в зависимости от программы. То же самое с сержантами, с членами экипажей и так далее.

Читайте также: Батальоны вооруженных людей в политической системе Украины

И когда люди выйдут на какой-то уровень своей личной подготовки, их собирают в составе будущих военных коллективов – взвода, роты, батальона, дивизиона – где они проходят боевое слаживание уже в составе подразделения. И акцент делается на том, чтобы прежде чем собирать людей и готовить их в составе коллектива, нужно восстановить их личные знания, умения и навыки.

Господин Маломуж, а что вы думаете о таком подходе к мобилизации?

– Действительно, мы должны очень щепетильно и избирательно подойти к подготовке людей. Здесь важна работа военкоматов, чтобы очень внимательно отобрали людей, которые готовы к воинской службе. Особенно тех, кто уже находился в боевых условиях, кто прошел боевую подготовку или был в горячих точках. Например, когда к нам приходили бывшие афганцы, их просто не призывали. Сейчас ситуация изменилась и будет более эффективный призыв именно таких представителей специальных войск, которые уже наработали не только боевой опыт, но и моральный опыт руководства подразделением.

А будет ли кто-нибудь нести ответственность за то, что столько лет армию доводили до такого состояния?

– Действительно, каждый будет нести ответственность в соответствии с содеянным. Это и бывшие министры обороны, и действующие руководители всех ведомств, включая президента Украины. Это и политическая ответственность, которую он на себя взял, и, конечно же, юридическая ответственность. Поэтому никто не уйдет от ответственности, будут отвечать, если действительно будут для этого поводы.

Президент вернулся из Давоса полным сил, сейчас у него совещание. Каковы ваши ожидания?

– Я считаю, что президент должен находиться на месте, а не ехать в Давос. Он должен готовить мероприятия вместе с командованием ВСУ, спецслужб, работать на предупреждение захвата аэропорта, других объектов, и на развитие наших успехов на восточном направлении. Нужно всегда действовать на упреждение. Зная за несколько месяцев, что будет эскалация конфликта, зная, что она началась, нужно действовать на упреждение, чтобы не допустить ни жертв, ни новых успешных операций со стороны противника.

Господин Галушко, вы также считаете, что заграничные визиты президента неэффективны в этой ситуации?

– Оборона государства − это комплекс не только военных мероприятий, но и политических, экономических, внешнеполитических, информационных и прочих направлений деятельности. И поверьте, именно сейчас эти вопросы в комплексе обсуждаются у президента.

Самое читаемое
    Темы дня