наверх
20.08.201815:25
Курсы валют НБУ
  • USD27.90+ 0.23
  • EUR31.78+ 0.32

РФ и США начинают совместную утилизацию постсоветского пространства

(обновлено: )7
Россия и США достигли компромисса в отношении постсоветского пространства. Характер недавней президентской кампании в Украине, первые публичные контакты Кремля с представителями прозападной грузинской оппозиции...

Андрей Серенко, Москва

Россия и Соединенные Штаты достигли компромисса в отношении постсоветского пространства. Характер недавней президентской кампании в Украине, первые публичные контакты Кремля с представителями прозападной грузинской оппозиции, изменение российской позиции в отношении Ирана, а также заметная активизация российских нефтяных компаний в Ираке, дают основания говорить о наступлении новой эпохи в российско-американских отношениях.

Речь идет о новом международном консенсусе элит, построенном на согласовании интересов в сфере геополитики и энергетики. Возможно, именно этот консенсус и подразумевала заявленная год назад "перезагрузка" российско-американских отношений.

У России и Америки сегодня на самом деле появились серьезные основания для нового политического сотрудничества.

Во-первых, китайская экспансия на постсоветском пространстве. Экономическое и политическое проникновение КНР в бывшие советские республики Центральной Азии, на Южный Кавказ, а также в Украину и Белоруссию является угрозой не только российским, но и американским интересам. Еще недавно американские политики и эксперты демонстрировали заинтересованность в вытеснении РФ с постсоветского пространства, периодически упрекая Москву в рецидивах имперского сознания. Однако очень скоро стало ясно, что на место уходящей Москвы в центрально-азиатские и кавказские республики «заходит» Китай, использующий для этого российско-американские противоречия и инструментарий Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Таким образом, вместо одного - слабого, уязвимого (хотя бы через счета в заграничных банках и иностранную собственность российской элиты) и непоследовательного - российского конкурента Америки на постсоветское пространство приходит новый жесткий и агрессивный соперник. Пекин до сих пор вполне успешно оспаривал у Вашингтона право стать «главным» на постсоветском и построссийском пространстве СНГ. Эта агрессивность и успешность китайцев, в конце концов, привела к тому, что Москва стала трансформироваться из реального противника США в потенциального союзника американцев.

Такой трансформации способствует и разочарование кремлевской элиты в «китайских иллюзиях». «Китайская партия» в РФ, которую некоторые эксперты связывают с именем ближайшего соратника Владимира Путина Игорем Сечиным и связанным с ним пулом российских нефтяных компаний, в 2009 году переживала серьезный кризис. Надежды «сечинской» нефтяной группировки на стратегический альянс с КНР обернулись крахом уже в первой половине прошлого года, когда китайцы отказали Сечину в многомиллиардном кредите для развития российских нефтяных компаний. А после того, как предложения о финансовой помощи последовали с Запада, остатки проекта «исторического альянса» России с «красным драконом» рухнули окончательно.

Кризисный 2009 год показал и русским, и американцам, что, пока они боролись друг с другом, безуспешно преодолевая фантомные боли «холодной войны», «китайские товарищи» начали активную приватизацию советского наследства и американских амбиций в Прикаспийском регионе и Центральной Азии.

Впрочем, к концу 2009 года появились признаки некоторого российско-американского политического отрезвления. Последовавшие вскоре президентские выборы в Украине показали, что отрезвление на самом деле произошло - Россия и США поставили первый опыт альтернативной (солидарной) утилизации постсоветских режимов. Виктор Янукович стал первой компромиссной фигурой Москвы и Вашингтона и символом нового российско-американского сотрудничества в СНГ.

 

В основе новой модели российско-американского взаимодействия находится согласие Соединенных Штатов признать за РФ право на пунктирное восстановление зоны российских интересов на постсоветском пространстве. Другими словами, американцы готовы санкционировать постепенное возвращение влияния Москвы в постсоветские состоявшиеся и несостоявшиеся государства-обломки СССР, с тем, чтобы предотвратить нарастающую экспансию КНР - стратегического конкурента США.

Таким образом, у России сегодня появилась реальная перспектива реанимировать - с санкции США - свое влияние на части территории бывшего СССР - хотя бы в фактическом статусе «американского шерифа», «большого евразийского полицейского», мягко вытесняющего «китайских друзей» из Прикаспийского и центрально-азиатского регионов, в которых сосредоточены основные запасы энергоресурсов на континенте.

Во-вторых, иранская проблема. Стратегический альянс Пекина и Тегерана является одним из главных политических инструментов экспансии КНР на постсоветском пространстве и в Прикаспийском энергетическом регионе. Соответственно - это также инструмент зачистки и ограничения российского и американского влияния в Центральной Азии и на Кавказе. До сих пор кремлевские политики в это верить не хотели, испытывая в отношении Ирана политические иллюзии, почти аналогичные китайским (Москва продолжала уверять саму себя в том, что она является «равноправным партнером» Пекина, в том числе, в части взаимодействия с Тегераном). Реальность, как всегда, оказалась более прозаичной: РФ могла рассчитывать лишь на роль статиста или «младшего партнера» в китайско-иранской интриге, ориентированной на сброс российского и американского влияния в регионе и на продвижение интересов Пекина в борьбе за энергетические ресурсы Каспийского анклава.

Поэтому изменение позиции Москвы в отношении Ирана было ожидаемым и логичным. Кремль сегодня демонстрирует готовность поддержать систему международных санкций против режима президента Махмуда Ахмадинежада (разумеется, при сохранении некоторых риторических условностей). Иран уже ответил на это закрытием корпункта одного из российских государственных информационных агентств в Тегеране, решением о высылке в РФ российских экипажей, работавших на иранских авиалиниях, а также нарастанием критического потенциала в сообщениях иранских информагентств, касающихся РФ. Очевидно, что это - лишь первые признаки охлаждения в российско-иранских отношениях. Но не последние.

Наметившаяся геополитическая переориентация РФ и новое российско-американское взаимодействие на постсоветском пространстве, на наш взгляд, может быть подержано Кремлем, как минимум, по двум причинам.

Первая причина - сотрудничество с американцами по ограничению китайского влияния на постсоветском пространстве объективно способствует усиления российского политического статуса и частичному восстановлению российской зоны влияния в регионах бывшего СССР. В результате этого к власти в постсоветских столицах приходят если не пророссийские, то лояльные Москве политики (Янукович в Киеве, в перспективе - Бурджанадзе в Тбилиси и т.д.). Такого рода кадровые перемены способствуют укреплению политической власти нынешней «питерской группы» в Кремле, росту ее международного авторитета.

Вторая причина - российская элита получает от нового сотрудничества с американцами и экономические преференции (то, чего не смогла получить от партнерства с КНР в 2009 году). Уже известно о начале крупных нефтяных проектов НК «ЛУКойл» в Ираке (что было бы невозможно без одобрительного «кивка» из Вашингтона).

На наш взгляд, пересмотр российской роли в иранской игре также может быть обусловлен интересами крупных нефтегазовых компаний РФ и связанной с ними российской «энергетической бюрократией», являющейся господствующим классом в нашей стране. Вполне возможно, что в Кремле уже получили от Соединенных Штатов гарантии участия российских энергетических компаний в эксплуатации иранских нефтегазовых месторождений после, по видимому, неизбежной «зачистки» режима Ахмадинежада.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

    Самое читаемое
      Темы дня