наверх
13.11.201823:13
Курсы валют НБУ
  • USD27.92+ 0.01
  • EUR31.44+ 0.01

Продление Большого договора: чего ожидать

(обновлено: )484
1 октября истекает срок, когда Россия или Украина могут заявить о выходе из Договора о дружбе. На сегодняшний день ни одна из сторон не заявила о своем намерении этот документ дезавуировать.

Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной (так называемый "Большой договор") был подписан в Киеве в 1997 году. Договор был заключен на десять лет, и срок его действия истекает 1 апреля 2009 года. Документ автоматически продлевается на следующие десять лет, если ни одна из сторон не заявит о своем желании прекратить его действие за шесть месяцев до окончания срока. 1 октября истекает срок, когда та или иная сторона (Россия или Украина) может заявить о выходе из этого договора. На сегодняшний день ни одна из сторон не заявила о своем намерении этот документ дезавуировать. Зато украинский президент Виктор Ющенко 1 октября в интервью шведской газете заявил о пролонгации договора. О том, что будет значить «Большой договор» в течение следующих десяти лет для российско-украинских отношений, ведущие украинские политологи рассказали корреспонденту РИА «Новости» Андрею Лубенскому.

Владимир Фесенко, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента»:

Продление этого договора - это, прежде всего, сохранение пусть не очень позитивного, не очень радостного status quo в отношениях между нашими странами, которое, конечно же, нельзя называть в полной мере стратегическим партнерством. Этот термин, скорее, относится к нашим экономическим взаимоотношениям. И Россия для Украины, и Украина для России в экономическом смысле являются стратегическими партнерами. А вот во всех остальных смыслах, к сожалению, о партнерстве говорить не приходится. Но лучше нынешнее status quo в отношениях, нежели их ухудшение, резкое обострение, создание новых проблем, неизбежных в случае, если этот договор был бы не продлен. Поэтому лучше здесь - не навредить. Вот это главный мотив, из которого исходили обе стороны в желании продлить действие договора.

Скорее всего, до следующих президентских выборов, до хотя бы относительной политической стабилизации, до преодоления нынешних проблем в международных отношениях, в том числе проблем, вызванных кризисом на Кавказе, говорить о каком-то кардинальном изменении в украино-российских отношениях не приходится.

Но, тем не менее, то, что у нас сохраняются и, самое главное, развиваются экономические отношения, создает базу для того, чтобы эти отношения были улучшены и в других сферах. Вот самое главное - не менять ту договорную основу, которая была создана 10 лет назад, а потом, даст Бог, при наличии обоюдной доброй политической воли, удастся решить имеющиеся ныне проблемы, в частности, связанные с условиями пребывания Черноморского флота ЧФ в Украине, проблемы, связанные с делимитацией границ и другие проблемы в наших отношениях.

Так что главное сейчас - не навредить хотя бы нынешнему состоянию наших отношений, а в перспективе, я думаю, есть возможности для их улучшения. 

Андрей Ермолаев, президент Центра социальных исследований «София»:

Дело не в самом договоре, а дело в том, что Украина и Россия, точнее, нынешние политические режимы Украины и России, оказались заложниками этого документа. Они оказались не в состоянии на деловой и конструктивной основе пересмотреть и изменить его - а, по большому счету, любой документ требует постоянной работы, ведь речь идет, ни много, ни мало, о десятилетних периодах. Есть взаимные претензии, есть вопросы, требующие уточнения, над этим необходимо, в контексте данного договора, работать. Но эта работа фактически не была сделана.

С другой стороны, и разрывать этот документ никто не осмелился, хотя много было заявлений, в том числе эпатажных, со стороны украинских и российских политиков. А правящие режимы просто молча дождались дня, когда истекло полугодие возможных изменений, дождались пролонгации. Это говорит о том, что они просто заложники этой ситуации.

В чем смысл этого дела? Мы можем констатировать как факт, что в последние 2-3 года Украина и Россия перестали себя позиционировать как стратегические партнеры. Более того, в 2008 году украинский и российский политические режимы поставили две страны на грань информационной и политической войны, вследствие целого ряда событий на рынках, в связи с кавказским конфликтом, с рядом других проблем.

Формула «стратегическое партнерство» так и осталась благим пожеланием 90-х. Вместе с тем эта формула сопровождает и сопровождала все десятилетие действующий договор о дружбе - так называемый «Большой договор», который трактовался Киевом и Москвой как договор стратегических партнеров. Так вот, сейчас как раз и наступает момент истины. Договор по умолчанию продлевается, но открыт вопрос, а будет ли это договор стратегических партнеров, или это будет дипломатическая уступка ситуация в силу бессилия Киева и Москвы?

Именно сейчас, по факту продления договора, появился реальный шанс резко активизировать политику и позицию в отношении развития этого договора. Ведь данный документ действительно предлагает двум странам и решать проблему новой системы безопасности (такое обязательство заложено в пунктах договора), и решать проблему социокультурного сотрудничества, такие положения есть в договоре. И что самое главное в нынешней ситуации - договор предлагает сотрудничать и реализовывать совместные программы экономического развития.

Я считаю, что та политическая сила, которая возьмется с завтрашнего дня, условно, в парламенте России и в парламенте Украины, продвигать идею полноценной реализации договора в следующем десятилетии, даст свои акценты и возьмет на себя инициативу по реализации данного договора (ведь он сейчас бездействует), может резко изменить ситуацию. Более того, это может существенно повлиять на дальнейший ход политических событий и международных отношений.

К сожалению, нынешние политики Киева и Кремля пока еще (говорю о сегодняшнем дне) превращают этот документ лишь в сугубо дипломатический такой факт. Факт того, что, мол, наши отношения еще поддерживаются. А те политические силы, которые являются сторонниками формулы стратегического партнерства, либо пассивны, либо находятся в оппозиции. Так что здесь сначала надо менять политики, а потом, на этом основании, выстраивать следующее десятилетие.

Ведь загадка формулы стратегического партнерства кроется в том, что два участника, два партнера, намерены вместе «стратегировать», создавать будущее. Вместе - в этом смысл. Пока, в эти годы, да, по большому счету, можно говорить, что на протяжении всего времени действия этого договора, никто не брал на себя смелость «стратегировать» будущее вместе. Сейчас эта проблема актуальна.

Что касается рисков, то если отношения между Россией и Украиной будут конфликтны, какими они стали в 2008 году, то не исключена угроза того, что даже после пролонгации договор может быть в одностороннем порядке разорван. Такие оценки, такие прогнозы, в частности, часто звучат из уст российских политиков и экспертов, которые являются критиками договора, вынуждены признать дипломатический факт, но считают, что в случае, если Украина будет продолжать такой антироссийский курс, то у России будет право разорвать договор.

Конечно, это самый негативный вариант развития событий, которого следует избежать. Но для этого нужно менять политики, причем менять и политику Киева, и политику Москвы. Движение должно быть двусторонним.  

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

Почему все-таки решили продлить договор? Очевидно, что лучше продолжать кооперацию и сотрудничество на проверенной и испытанной временем правовой основе, не нужно ничего тут нового придумывать, поскольку независимо от конкретных внешнеполитических ориентаций, нюансов и коррекций во внешнеполитическом курсе Украины и России, тем не менее, наши страны остаются стратегическими партнерами. И у украинского руководства, и у руководства России нет намерений обострять проблемные вопросы в отношениях двух стран, а есть стремление совершенствовать международно-договорную основу отношений и укреплять сами отношения.

При этом есть понимание и у украинской, и у российской стороны, что существует комплекс проблем, которые необходимо будет тихо, спокойно, в рамках дипломатии, решать, излишне их не драматизируя.

Проблема номер один - флот. Вопросы, связанные с условиями пребывания Черноморского флота РФ не только в Севастополе, но и в Крыму в целом. И, конечно же, вопрос о намерениях, то есть - собирается ли Россия выводить флот из Украины, поскольку в последнее время были противоречивые сигналы по поводу перспектив пребывания ЧФ России в Украине после 2017 года.

Кстати говоря, последние события на Кавказе и последовавшие указы президента Украины о порядке пребывания Черноморского флота России в Украине являются свидетельством того, что подобного рода эксцессы в отношениях двух государств являются следствием снижения активности работы в рамках комиссий двух президентов, в данном случае это комиссия «Медведев-Ющенко», и, в частности, такой важнейшей подкомиссии, как комиссия по Черноморскому флоту.

Очевидно, сейчас это проблема номер один. Как найти все-таки компромиссное решение о начале подготовки к выводу Черноморского флота России из Украины. Это проблема не только России, но и Украины, поскольку остается ряд вопросов местных, вопросов, связанных с экономикой Севастополя за рамками 2017 года.

Конечно же, еще один раздражающий момент в отношениях двух стран - это декларируемое украинским руководством стремление Украины в НАТО. Россия тут провела «красную линию», мне кажется, это позиция недостаточно гибкая, потому что речь здесь должна идти об озабоченности проблемами своей национальной безопасности. Украинская сторона должна объяснять необходимость включения в систему коллективной безопасности, а России надо рассказать о том, почему все-таки вступление Украины в НАТО, по выражению президента Медведева, является не просто угрозой, а экзистенциальной угрозой существованию России. Думаю, что это достаточно драматичная формулировка, которая лишает (возможности) маневра.

Еще один момент, который в Украине рассматривается в последнее время не без определенной опаски - это новая внешнеполитическая доктрина России и тезис о регионах привилегированных интересов России на постсоветском пространстве, в том числе в Украине. Очевидно, что подобные формулы, формулировки, тем более доктринального толка, нуждаются в более серьезном пояснении украинской стороне. Ну а главное, чтобы такие формулировки или новые нюансы внешнеполитической стратегии России на постсоветском пространстве не ухудшали климат доверия, взаимовыгодного сотрудничества, стратегического партнерства двух стран.

Следующие десять лет придется думать о развитии договорно-правовой базы в отношениях двух стран, о разрешении основных проблем, которые я уже описал. И, конечно же, необходимо усовершенствовать существующие дипломатические межгосударственные механизмы для проработки всего комплекса проблем, которые есть и которые могут возникать в отношениях двух крупнейших государств постсоветского региона.  

    Самое читаемое
      Темы дня