наверх
12.06.202114:42
Курсы валют НБУ
  • USD27.04- 0.07
  • EUR32.79- 0.20

Закончился год декоммунизации в Польше. Итоги

(обновлено: )17610
Я противник сноса советских памятников, потому что не просто Красная Армия, а сотни тысяч простых советских людей, мужчин и женщин, парней и девушек отдали свои жизни за победу в войне с Германией, считает депутат Сейма Польши.

РИА Новости Украина 

Второго сентября исполнился год с момента вступления в силу в Польше Закона о декоммунизации. Органы местного самоуправления получили от центральной власти ровно 12 месяцев на консультации с жителями для согласования новой топонимики.

Центральная власть вменила им в обязанность в течение года изменить названия улиц, мостов и площадей, связанные с именами коммунистических деятелей Польши или бывшего Советского Cоюза. В этот день в Варшаве прошла акция протеста против сноса памятников советским воинам, участникам освобождения Польши от фашизма. За год из почти тысячи географических объектов, подлежащих декоммунизации, в Польше переименовали несколько десятков.

Местное население не желает участвовать в дискуссиях о декоммунизации и зачастую выступает против смены привычных названий мостов, улиц и площадей. Так накануне истечения отведенного ему годового срока выступил на сессии городского совета и объявил, что не введет в действие предписания закона о декоммунизации и не изменит названий улиц Гданьска, потому что сам закон абсурден, а горожане выступают против него. 

Отношение поляков к своему историческому прошлому продолжает оставаться актуальной темой в польских СМИ. Депутат Сейма Януш Саноцкий (Janusz Sanocki) разместил на портале “konserwatyzm.pl” статью с весьма красноречивым заголовком: "Не будем уничтожать памятники и фальсифицировать историю", тем самым включившись в дискуссию о проходящей в Польше декоммунизации.

Sputnik публикует интервью с депутатом Сейма.

Почему Вы включились в эту дискуссию?

— В ней принял участие Корнель Моравецкий, очень авторитетный и уважаемый мною человек. У нас с ним схожие жизненные истории. Во времена ПНР мы стояли в оппозиции к тогдашней власти, боролись с коммунистической идеологией, участвовали в движении "Солидарность". Но теперь, спустя многие годы, мне не нравится, что сносят как советские, так и постсоветские памятники. Нет уже СССР, нет в Польше коммунистической идеологии. Но, тем не менее, я считаю, что нам нельзя забывать главное: вторая мировая война стала крайне трудным испытанием для советских граждан, в той войне их погибло более 20 миллионов! И если вспоминать об этом, как у нас говорят, "с холодной головой", то, несомненно, что если бы в той войне победил Гитлер, то от нас, поляков, не осталось бы и следа. Возможно, нас ожидала смерть в печах, мы превратились бы в дым! Ведь гитлеровцы хотели всех нас физически уничтожить. И мне захотелось объяснить моим согражданам, что памятники погибшим советским солдатам – это не связь с идеологией коммунизма, но память о тех великих жертвах, которые понесла Россия. Надо их чтить. 

А каким образом память о советских воинах — участниках боёв за освобождение Польши в 1944-1945 годах связана с процессом декоммунизации, который проводит в жизнь Институт национальной памяти?

— Кстати, я во время голосования в Сейме не поддержал вторую часть этого Постановления. Напомню, что во времена ПНР я сидел в тюрьме, участвовал в оппозиционной борьбе против коммунистов. Но сейчас, спустя столь большой исторический отрезок, я выступаю против чёрно-белого восприятие нашего прошлого. Я не считаю, будто все члены ПОРП (Польская Объединенная рабочая партия – Ред.) были плохими людьми, предателями родины, это – неправда. Я знаю немало порядочных, честных людей, которые жили и работали в тех политических реалиях, какие тогда были. И они, как и мы, были патриотами. Ведь тогда принадлежность к ПОРП – это был некий канал, который помогал людям продвинуться по службе, такова уж человеческая природа! Но я не могу сказать, что все  эти люди были изменниками. А что же им, собственно, оставалось делать? Вести против властей партизанскую войну, бегать с ружьями, взрывать железные дороги? Это – абсурд. Но сейчас нет в Польше коммунистической идеологии, Советский Союз распался, а Россия не представляет для Польши никакой угрозы, не предъявляет к нам каких-то территориальных претензий…

Смотрите также: Рыбчинский о несвоевременной декоммунизации в Украине 

Я противник сноса советских памятников, потому что не просто Красная Армия, а сотни тысяч простых советских людей, мужчин и женщин, парней и девушек, отдали свои жизни за победу в войне с Германией. Та их победа над Гитлером стала спасением для нас, поляков от смерти. Вот почему я выступаю против фальсификации истории и против исторической амнезии. 

Что вы думаете о решении президента Гданьска Павла Адамовича, который после консультаций с жителями своего города решил не изменять названий улиц по рекомендации Института национальной памяти?

— Вот если сами жители города хотят изменить названия улиц или площадей, то это – их право. Но не надо навязывать им решения «сверху». Мне известен случай, происшедший в Бельско-Бялой. Во времена ПНР жил в этом городе Рышард Дзёпак, руководил заводом по выпуску малолитражных автомобилей "Фиат", был успешным менеджером, возводил жилые кварталы. Его очень уважали, он был настоящим патриотом. Этого человека нет уже на белом свете, год назад он умер. И городской совет в Бельска-Бялой решил назвать его именем центральную площадь. И вот было принято это решение, а потом Институт национальной памяти его опротестовал, потому что тот уважаемый человек был членом Польской Объединённой рабочей партии. Я тогда сказал сотрудникам Института национальной памяти: что же вы творите? Что из того, что он был в составе той партии, он был уважаемым, хорошим человеком, верно служил своей отчизне. Ведь тогда не было партии "Право и справедливость", у него тогда не было шансов вступить в эту партию! Я написал письмо руководителю Института национальной памяти, получил ответ, где был протест: раз он был коммунистом, значит, нельзя называть его именем площадь. По-моему, с этим безумием пора кончать! Я думаю, что пан Адамович, президент Гданьска, имел право так поступить. В Сосновце стоит вопрос о площадях имени Эдварда Герека и генерала Зиентка. И нельзя, по-моему, говорить, что всё время правления ПОРП был периодом оккупационным. Это – ложь. После смерти Сталина и потом, до кардинальных перемен в Польше, была, на самом деле советская доминация, но при Гомулке, по сути дела, Польша уже была суверенной и проводила свою независимую политику. Да, тогда в нашей стране главенствовала коммунистическая идеология, но всё же, по-моему, ПНР уже была суверенным государством.  

Самое читаемое
    Темы дня