наверх
17.08.201720:25
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Украина, ЕС и НАТО. Берем аптекарские весы, чтобы взвесить шансы

(обновлено: )922011
Общим местом в рассуждениях большинства находящихся в сознании экспертов является то, что шансы Украины стать полноценным членом ЕС и НАТО очень низкие, если не вообще нулевые. Собственно, это правда.

Василий Стоякин, обозреватель

Если говорить о ЕС, то еще задолго до Майдана европейские чиновники говорили, что Украина вступит в ЕС после Турции, которая не вступит в ЕС никогда. Вот и последний саммит "Украина-ЕС" закончился скандалом из-за того, в частности, что представители ЕС не захотели подписывать итоговое заявление, в котором за Украиной признавалась бы перспектива полноценного членства в ЕС. На настоящий момент Украина явно достигла предельного уровня евроинтеграции.

Говоря о НАТО, обычно обращают внимание на внутренний конфликт и территориальный конфликт с соседней страной. Помимо этого большую роль играет недовольство России, с которой большинство членов НАТО ссориться не хочет, независимо от текущего статуса межгосударственных отношений.

И тем не менее есть несколько обстоятельств, которые могут вывести европейскую и евроатлантическую интеграцию Украины из тупика.

Формальные моменты

С чисто формальной точки зрения никаких препятствий для членства Украины в ЕС и НАТО нет. Обе организации открытые, и требования к вступлению ограничиваются выполнением формальных критериев. Выполнить их трудно, но вполне реально, как показал опыт стран Восточной Европы.

Разумеется, для Украины ситуация немного не такая, как для Эстонии или Болгарии.

Главное препятствие для вступления в ЕС для Украины – наличие крупного национального капитала. В странах Восточной Европы приватизация изначально проводилась таким образом, чтобы все получили все и, соответственно, никто – ничего. В результате "честной" приватизации крупные предприятия отошли транснациональным корпорациям. У нас – не так.

Тем не менее процесс деолигархизации идет и у нас. Сейчас он, правда, притормозил, но если на ближайших выборах заменить президента-олигарха на президента-грантоеда, его удастся завершить.

Второе препятствие, относящееся к критериям обеих организаций, это уровень демократии. Однако значение этого критерия в условиях «российской агрессии" снижается. Если не идти на совсем уж резкие шаги (вроде лишения гражданства "ватников" и проведения еще одного майдана), то проблемой это не будет. В конце-концов, не стали же препятствием для Литвы, Латвии и Эстонии дискриминационные законы о гражданстве и ограничение в правах русскоязычного населения? 

Часто приводят в пример нормы устава НАТО, который якобы запрещает прием стран с неурегулированными территориальными конфликтами. На самом деле это неправда. 

С юридической точки зрения устав НАТО говорит только о том, что страны НАТО обязаны отстаивать территориальную целостность членов организации, но совершенно не обязательно – военным путем. Собственно, позиция НАТО по поводу Донбасса и Крыма нормам устава соответствует.

С фактической точки зрения у нас есть пример Турции, которая ведет долгоиграющую гражданскую войну в Курдистане и поддерживает непризнанный турецкий Кипр. По поводу Кипра, кстати, не Турцию из НАТО исключали, а "черные полковники" Грецию сами выводили… И ничего.

Перспективные моменты

Сейчас, допустим, условий для расширения ЕС и НАТО за счет Украины нет, но они ведь могут появиться в дальнейшем.

Во-первых, в пользу Украины может сработать фактор внутреннего изменения ЕС и НАТО. Несоответствие некоторым критериям сейчас в будущем может оказаться не столь существенным.

Читайте также: Украинские мигранты и черный рынок трудоустройства в ЕС

Например, когда мы говорим о ЕС, то уже достаточно долгое время (собственно – с провала федералистской конституции ЕС в 2005 году) обсуждается концепция "Европы разных скоростей", в которой будет максимальная степень интеграции (фактически – федерация) для ядра ЕС и два или три уровня интеграции для других стран. В этом случае Украина, даже при нынешнем ее уровне развития, вполне может оказаться членом ЕС. Не равноправным, конечно, а каким-то таким – на четвертой или пятой скорости интеграции. Почему нет?

Во-вторых, могут измениться настроения европейской элиты. Сейчас они настроены против Украины. Но если, допустим, через какое-то время в Германии и Франции победят сторонники новой миграционной политики, то Украина вполне может оказаться востребована как источник рабочей силы.

То же касается отношений с Россией – даже сейчас очевидно, что европейцы не так чтобы очень не хотели напряженности с ней (некоторое время лидером антироссийской партии в ЕС даже была Ангела Меркель). Со временем же позиция европейцев может еще более ужесточиться.

В-третьих, могут произойти изменения и с Россией. 

Она уже сейчас испытывает значительные сложности с Донбассом и Крымом. Причем до такой степени, что юридический суверенитет Украины над Донбассом никто под сомнение не ставит. Определенного понимания того, что делать с этими территориями, у России нет и со временем они с высокой степенью вероятности будут возвращены Украине, что снимет, например, популярное возражение относительно членства в НАТО. 

В конце концов, власть в России уже в обозримой перспективе поменяется. Российская элита в массе своей настроена на примирение с Западом, и Украина тут даже не является предметом торга (Россия и сейчас не планирует контролировать Украину; похоже, что враждебная Украина ее в целом устраивает). Другое дело, что в этом случае интерес НАТО и ЕС к Украине сильно ослабнет (это сейчас мы антироссийский плацдарм и площадка для торговли одновременно). Но ослабнут и возражения против членства.

Фактический момент

Самым важным моментом является то, что решения о расширении ЕС и НАТО принимаются вовсе не в Брюсселе, а в Вашингтоне. Степень суверенитета других членов этих организации (в первую очередь Германии, на территории которой до сих пор находятся войска США и Великобритании) не следует преувеличивать.

Читайте также: Deutsche Welle: пять фактов о партнерстве НАТО-Украина

Если говорить о расширении ЕС и НАТО, то до сих пор соответствующие решения принимались под давлением США и без учета объективных интересов европейских партнеров. Достаточно сказать, что Болгария, например, вошла в ЕС еще в 2007 году, но согласия на присоединение к Шенгенскому соглашению до сих пор не получила (оно ожидалось в 2015 году, но воз и ныне там).

Влияние США, разумеется, не абсолютное, и иногда результат торга противоречит позиции "Вашингтонского обкома" (так было, например, в 2008 году, когда Украина не получила ПДЧ в НАТО), но американцы умеют работать в длинную и постепенно достигать поставленных целей…

Сейчас, насколько можно понять, США настроены на протягивание Украины в НАТО и ЕС.

Темы дня