наверх
20.01.201709:49
Курсы валют НБУ
  • EUR29.28- 0.04
  • USD27.44- 0.05

ВСУ до сих пор пользуется советской системой учета потерь - Жданов

Донбасс: блокада и пиар (171)

85501
МВД препятствует созданию военной службы правопорядка, поскольку не хочет делиться полномочиями и предоставить ей статус правоохранительного органа.

РИА Новости Украина — радиостанция "Голос Столицы"

В 2016 году небоевые потери Вооруженных сил Украины превысили боевые. Об этом говорится в ответе управления по связям с общественностью ВСУ на запрос "BBC Украина".

По итогам 2016 года потери Вооруженных сил Украины составляют 467 бойцов, среди которых непосредственно во время боевых действий погибло только 211 человек. Тогда как боевые потери составляют — 256 военных.

В то же время источники издания LB.ua сообщили, что двое военных, участвующих в боевых действиях на востоке Украины, 25 декабря получили небоевые огнестрельные ранения в результате неосторожного обращения с оружием сослуживцев. Оба военных — 1975 и 1994 года — госпитализированы, против них могут открыть уголовное производство.

Почему количество небоевых потерь в этом году превысило боевые, кто в этом виноват и как изменить ситуацию, в эфире радиостанции "Голос Столицы" пояснил военный эксперт, полковник запаса Олег Жданов.

Объясните, какие конкретно случаи и ситуации квалифицируются как небоевые потери?

— Все, что не входит в боевые действия, то есть не было нападения противника, то это считается небоевые потери. Нарушение мер безопасности при обращении с оружием, неосторожное обращение с оружием, а также угроза применения оружия против своих товарищей в результате неуставных, допустим, взаимоотношений.

А смерть в госпитале?

— Это в зависимости от того, где было получено ранение. Если оно было получено в ходе боя, то оно числится как боевое и должно записываться. Но дело в том, что система учета потерь у нас осталась старая, советская, и на сегодняшний день командир части определяет, куда отнести погибшего солдата — к боевым потерям или не к боевым.

Но есть четкая градация, вы сами сказали.

— Я вам рассказал ту классику, которая записана, допустим, в боевом приказе — кто фиксирует обстрелы, кто подтверждает, был обстрел или не было обстрела. Обстрел же может быть и со стрелкового оружия, и может быть просто выстрел снайпера, а может быть, допустим, неуставные отношения и простреленная рука, нога, еще что-нибудь, а можно написать, что это было нападение противника, чтобы не ухудшать статистику, или наоборот, чтобы не увеличивать статистику небоевых потерь, можно написать, что — неосторожное обращение с оружием. Такие факты тоже, к сожалению, присутствуют.

Каким образом найти другой подход?

— У нас отсутствует вообще такое понятие, как система контроля за работой командира подразделения. У нас было несколько попыток принять закон о военной службе правопорядка, и придать ей статус правоохранительного органа в рамках ВСУ и сделать их независимыми. Допустим, в иностранных армиях, в армиях стран НАТО военная полиция не подчиняется командирам, у них своя прямая линия подчинения на министра обороны, и они проводят расследование и подают материалы. То, что служебное расследование проводит командир, это его проблемы, но главным является расследование, проведенное военной полицией, или у нас называется военная служба правопорядка.

Те лица, которые ходят в повязках, на которых написано ВСП, их в правовом поле как квалифицировать?

— Сейчас никак. Сейчас они называются правоохранительные формирования. Дело в том, что МВД не хочет согласовывать этот законопроект, не хочет делиться полномочиями и не дает им статус правоохранительного органа. Дело в том, что то, что им написали сейчас "правоохранительное формирование", у них нет определения, что такое формирование. Есть правоохранительный орган, четко прописанный в законе. На сегодняшний день их статусность практически никакая. Они выполняют функции согласно внутреннему уставу ВСУ, а как военная полиция полноценно, с полномочиями оперативно-следственных действий в рамках ВСУ они действовать на сегодняшний день не могут.

Если рассматривать проблему с небоевыми потерями, военная полиция могла бы изменить ситуацию кардинально?

— Нет, она бы улучшила, сильно улучшила бы. А если мы говорим о кардинальных изменениях, то надо начинать с того, что надо написать новый устав внутренней службы. Мы до сих пор живем по внутреннему уставу на сегодняшний день. Он не отвечает реалиям сегодняшнего дня, он писался под молодых мальчишек в возрасте от 18 до 25 лет. Сегодняшние контрактники — это 30 плюс, 25 плюс. Мобилизованные у нас вообще были до 55 лет, встречались взрослые мужики. Сегодня этот устав никак не прикладывается к внутренней службе, к организации ее. Это первый момент. Второй момент — это мотивация людей. Она должна быть, человек должен быть мотивирован настолько, чтобы был заинтересован не нарушать воинскую дисциплину.

Читайте также: Жданов: тендеры на амуницию ВСУ всегда выигрывают "нужные" фирмы

Ранее военный эксперт Олег Стариков в эфире "Голоса Столицы" отметил, что в Украине по контракту набирают 50-60 тысяч военнослужащих ежегодно, а всего в армии — 250 тысяч личного состава.

Самое читаемое
  • Читаемое
  • За сутки
Темы дня