наверх
21.08.201722:44
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Турция уже никогда не будет прежней - политолог

Турция послепереворотная: Эрдоган, РФ и ЕС (307)

(обновлено: )140430
Политолог-международник Владимир Воля в эфире "ГС" заявил, что точка во внутриполитическом кризисе в Турции не поставлена, а неудачный военный переворот приведет только к усилению авторитаризма президента Эрдогана.

Попытка военного переворота в Турции увенчалась неудачей. Поздно вечером в пятницу, 15 июля, руководство Турции объявило о попытке военного переворота в стране. Президент Тайип Эрдоган назвал происходящие события попыткой мятежа небольшой группы военных.

В результате событий пострадали почти 1,5 тысячи человек. Новоназначенный исполняющий обязанности главы Генштаба государства генерал Умит Дундар сообщил, что в результате попытки военного переворота погибли 194 человека. Среди них 41 полицейский, 2 солдата, 47 гражданских и 104 человека, которых он назвал "заговорщиками".

Что же произошло в Турции и какими будут последствия, в эфире "ГС" прокомментировал политолог-международник, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Владимир Воля.

Интересно ваше мнение: что произошло в стране? И каковы были предпосылки происходящего?

— Политика Турции последние несколько месяцев представляет собой большой такой Гордиев узел, клубок проблем — внутриполитических проблем и, можно говорить также, что внешнеполитический курс президента Эрдогана завел страну в тупик. То есть, усложнение отношений с западными партнерами, с Россией, из-за сирийской войны тоже осложнения отношений с Ираном и рядом других государств региона. И еще более ранняя проблема, это отношения с Израилем, которые недавно были восстановлены почти одновременно с нормализацией отношений с Россией. Так вот, вся вот эта внешняя и внутренняя политика турецкого руководства во главе с Эрдоганом привела к тому, что начали назревать внутренние социальные проблемы. И естественно раздвоенность, противоречие внутри турецкой элиты.

В начале лета ассоциация отельеров Турции забила тревогу по поводу того, что многие гостиницы заполнены на 20%, на 96% упал поток туристов из России. Легкая промышленность Турции, по состоянию на первый квартал 2016 года, понесла около 80% убытков. То есть, кроме того, что существуют проблемы в отношениях с другими странами, есть война на юго-востоке, война с курдами, по сути дела это можно квалифицировать уже как в определенном смысле гражданскую войну внутри Турции, межэтническую.

То, что сегодня произошло, с одной стороны, можно было бы говорить, что это всплеск какого-то недовольства среди части турецкой элиты. С другой стороны, в каком-то смысле не таким уж и неожиданным для Эрдогана и его команды в турецкой власти было появление этой внутренней борьбы в виде попытки госпереворота. У меня сложилось такое впечатление, что Эрдоган четко ощущал, что в Турции что-то движется в неправильном и опасном для его власти направлении.

Эрдоган мог предположить такое развитие событий?

— С одной стороны, история  военных переворотов в Турции, она не началась минувшим вечером, и последняя такая история  из этого жанра была в период  с 2007 по 2013 год, это расследование  деятельности тайной организации "Эргенекон". Так вот, в эту организацию входили ультранационалисты, военные и полицейская верхушка. И в 2013 году был приговор.

Косвенно можно говорить, что Эрдоган в середине мая, а особенно в начале июня, ощущал, что может произойти какой-то внутренний политический конфликт в Турции, помимо противостояния турецкой власти с курдами. И в чем это выразилось? В том, что в первой половине июня происходит серьезная коррекция турецкой внешней политики, по крайней мере, по направлению на восстановление экономических связей с Россией. То есть, подготовка общественного мнения, что Эрдоган принесет извинения, хотя до этого говорил: никаких извинений. То есть, сам вот этот момент, что Эрдоган пошел на то, чтобы все-таки извиниться, как бы там ни занимались тонкостями перевода, указывает на то, что только осознание серьезной опасности, каких-то серьезных угроз, могло подвигнуть строптивого Эрдогана нормализовать отношения сразу и с Израилем, и с Россией. Более того, Эрдоган даже говорил: "многоуважаемый Путин".

Может это просто дипломатия?

— Нет, дипломатия о том, что мы готовы по Сирии изменить  свою политику и так далее, многое говорит о том, что с  одной стороны показать "фе"  Западу, а с другой стороны, все-таки  проблемы назрели настолько, что  даже толкнули на непопулярные шаги, извинения. Вот если вспомнить о теракте в Ницце…

Насколько они взаимосвязаны?

— Могут быть взаимосвязаны, по инерции сейчас многие обсуждают: вот военная верхушка, ультранационалисты, которые недовольны тем, что при  Эрдогане снова хиджабы появились в школах, появляется все больше и больше религиозных учебных заведений, то есть эта линия имеет право на существование. Вот если говорить о теракте в Ницце, то раскладывается совершенно другая картинка, схема. На самом деле, мы видим ситуацию в Сирии и Ираке, борьба с ИГИЛ приносит свои плоды. ИГИЛ теряет территории в Сирии и Ираке. И вот мы видим, когда увеличивается количество терактов. В Багдаде чуть ли не каждый день, кроме того, в других регионах мира ИГИЛ либо аффилированные с ними организации. Так вот, на самом деле, я предполагаю, что Эрдоган точно не знает, кто стоит за этой верхушкой. А вот с точки зрения ИГИЛ там очень интересный аспект вырисовывается.

Можете рассказать подробнее…

— Для тех, кто не слишком знаком с мусульманским миром, с их религиозным преданием, кажется, что ИГИЛ — это Сирия и Ирак. На самом деле, в деятельности ИГИЛ слишком много религиозных моментов, которые проистекают из мусульманских преданий, в которых говорится о том, что точка зрения пророка Мухаммеда по тем или иным вопросам, что и как будет происходить в будущем. И где будет происходить.

Так вот ИГИЛ использует ту часть предания, в которой говорится о событиях последнего времени перед днем суда. И в этом направлении Саудовская Аравия, Израиль, Турция – очень важное направление. Вот символизм этот религиозный присутствует во многом, по многим направлениям и даже во многих аспектах существования самого ИГИЛ. Эта цепочка событий, когда началось триумфальное шествие ИГИЛ, это 2013 год, химическая атака в восточном пригороде Дамаска – там тоже это в преданиях говорится. Так вот, это нанесение ударов по символам в первую очередь. Брюссель – это символ Европы. В Париже могут быть теракты возле Эйфелевой башни. По резиденциям Папы Римского и по каким-то другим религиозным символам, потому что в предании говорится, что крест будет уничтожен. И вот ИГИЛ периодически пытается совершать действия, которые покажут, что их война – это та война, которая предсказана самим пророком Мухаммедом.

Киева в этой цепочке нет?

— Нет. Турция, непосредственно о событиях в Стамбуле пророк Мухаммед сказал, что падет Рум, падет великий город, то есть Константинополь, это Истамбул. Нынешний Стамбул. Поэтому говорить о том, кто на самом деле стоял за этой попыткой переворота в Турции, можно только догадываться. А вот если это какие-то тайные провокации и тайные интриги ИГИЛ, то они вполне выглядят логично, поскольку кольцо вокруг ИГИЛ постепенно сужается и выходом для того, чтобы переключить внимание своих врагов, разрушить эту коалицию, это дестабилизация Турции. Понятно, что заговорщики вряд ли будут афишировать, что они каким-то образом связаны с ИГИЛ, до тех пор пока не получат власть. Опять-таки, это версии, точно я не готов сказать, но такой след вполне может присутствовать, и он логичен.

Насколько переворот в Турции был подготовлен?

— Он был подготовлен. Были цели, были группы, которые были закреплены за определенными  целями, то есть все признаки подготовки присутствуют. Я думаю  на что они не рассчитали, а  возможно им и не нужен был  переворот, если с точки зрения ИГИЛ, дестабилизировать страну… Возможно, был вариант цели минимум и цели максимум. Запустить еще больше маховик внутриполитической борьбы, противостояние вывести на новый уровень. Так вот, на что они не рассчитывали, то на то, что Эрдоган сможет мобилизовать своих сторонников. Партия Эрдогана является ведущей политической силой в Турции с 2002 года, как правило, на всех выборах она получала более 50% мест в парламенте Турции. Поэтому, что еще они не учли, то что действительно Эрдогану удалось укрепить свое влияние на армейское руководство и полицейское. По тому, что мы слышали о том, кто задержан, в основном это среднее офицерское звено, есть там представители высшего офицерского звена, но тем не менее, активно подавлением попытки переворота занимался министр обороны.

Политический кризис в мае, когда происходила смена премьера и обновление части правительства, происходило это все на съезде партии "Прогресса и справедливости", сам Эрдоган не присутствовал, зачитали его послание. Выступления делегатов съезда были в таком духе, что это наш лидер, и мы готовы всецело выполнять его политический курс, служить ему и жертвовать собой ради того, чтобы его дело процветало. То есть, такие славословия в чисто восточном стиле. Все нынешнее правительство Турции, это люди, которые с Эрдоганом либо уже работали в политике, в управлении страной или где-то на других уровнях в течение многих лет, люди, которым он действительно доверяет.

Как показала практика, это действительно так.

— Вышли сторонники Эрдогана, кроме того, он и его команда умело использовали информационные технологии. Те, кто попытку мятежа предприняли, они пытались захватить один телеканал, захватили что-то, потом взрыв, телевидение то прекратило работу, то возобновило, потом снова. Что произошло? Подача информационная — путчисты или мятежники обстреляли мирных протестующих, путчисты расстреливали толпу… То есть это вот как раз сообщения о жертвах и те, кто стреляли по мирным протестующим, это сразу демонизация их, и плюс к тому же, мобилизация на почве негодования. И вот Эрдоган и его политическая команда, они прекрасно использовали инструменты медийные, СМИ, интернет, для того, чтобы создать благоприятный для себя фон информационный.

Могли люди не выйти?

— Я думаю, что вышли  бы однозначно, потому что в Турции такая политическая культура, они довольно легкие на подъем, мы помним события на площади Тексим и не первый раз, и военные перевороты, и активность курдских партий, и левых партий, то есть коммунистических, социалистических. То есть, там достаточно развитая политическая культура.

Насколько были адекватны действия власти?

— Адекватны, учитывая то, что удалось взять под контроль. В этом смысле, несомненно, Эрдоган  и его команда добились успеха. То, что на этом еще не поставлена  точка во внутриполитическом кризисе. Тем более, если он сейчас казнит людей, он может запустить новую волну и неизвестно, когда эта волна ударит по Эрдогану с более фатальными последствиями. И вообще по стране и по партии. То есть, можно говорить, что это может спровоцировать новый виток внутриполитического кризиса, не в чистом виде гражданскую войну, но более такой серьезный конфликт наравне с борьбой с курдами. Что получил Эрдоган? Эрдоган получил оправдания для того, чтобы ужесточить свою власть. То, из-за чего был спор между Эрдоганом и Европой, когда пытались заключить соглашение по поводу беженцев, и вот эти законы, которые антидемократическими считала Европа. То есть теперь Эрдоган получает возможность сказать: я же говорил, а вы не правы, я буду это делать.

Конфликты никуда не делись, что они будут с этим делать — сложно сказать, увидим. Ужесточение власти, то есть усиление авторитаризма, в Турции будет продолжаться. А во внешней политике вряд ли стоит ожидать каких-то корректив, кроме мелких уколов в адрес США.

К слову, тенденция борьбы между президентом и армией в Турции существует более 14 лет, сообщил в эфире "ГС" политолог-международник Антон Кучухидзе. По его словам, после неудачного переворота в стране начнутся чистки, и роль армии в системе государственности будет нивелирована.

Также по мнению эксперта-международника Андрея Бузарова, монополизация власти в Турции Реджепом Эрдоганом усилится, законодательство не либерализуют, теракты в стране продолжатся.

Темы дня