наверх
17.08.201716:47
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Прокуратор Луценко сказал "склад", значит на склад

(обновлено: )830150
В заочном правосудии немного правосудия. Введение этой нормы – затея сомнительная и с правовой, и с моральной точки зрения. Оно не приближает Украину к Европе, а, наоборот, отдаляет от нее на еще большее расстояние.

Павел Рудяков, эксперт

Юрий Луценко – универсальный солдат современной украинской политики в том ее сегменте, который видит себя победителем, только не солдат-чиновник, а солдат-политик, склонный сводить к политическому противостоянию все вокруг себя. В новейшей истории Украины прокуратура так по-настоящему и не работала, погрязнув в исполнении политических заказов и обслуживании групповых интересов в ущерб интересам государственным. При генпрокуроре Луценко политизация прокурорской работы зашла так далеко, что ее связь с правом, с обеспечением законности прервалась полностью и окончательно. Прокурор из Луценко получился слабый в значительной степени потому, что он – до мозга костей политик, к тому же политик, не очень пекущийся о своей репутации. Все, что делает сам генпрокурор и что делают его подчиненные, это – политические разборки, основанные на личном и групповом интересе. Формула каудильо Франко гласит: друзьям – все, врагам – закон. В исполнении Луценко она бы звучала так: своим – все, врагам – закон, который я сам придумаю для них.

Общее заметное снижение уровня профессиональной подготовки государственных служащих в последнее время превратилось в настоящее бедствие. Генеральную прокуратуру оно тоже не обошло стороной, и непрофессионализм генпрокурора тому немало способствовал. Пренебрежение законом, политическая и личная ангажированность Луценко в вопросах, имеющих отношение к расстрелам на "Майдане" и в целом к событиям, приведшим к "небанальной" смене власти, в очередной раз проявились в истории с (не)вручением уведомления о подозрении Виктору Януковичу. Особенно, в интерпретации этого события, которую генпрокурор и его "орлы" совместными усилиями предложили общественному мнению. Представив случившееся, естественно, как свою очередную победу.

Не знаю, расписывает ли роли и "арии" для всех участников театрализованных представлений от Генпрокуратуры лично руководитель этого ведомства или же исполнители "поют" на свой страх и риск, но в этот раз, как и во многих других случаях, в итоге получилось в точности по заветам баснописца Ивана Крылова: "А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь!".

Читайте также: Бортник: за делом Насирова не разглядели скандала с Луценко

Тон этой "негодящести" задал сам Луценко. Во-первых, тем, что счел необходимым лично вбросить в информационное пространство заведомо неточные сведения о том, как прошла процедура дистанционного вручения уведомления о подозрении. Видеоматериалы с участием Виталия Чуркина, Владимира Путина, Виктора Януковича, которые генпрокурор демонстрировал общественности в ходе своего сольного "шоу" 14 марта, висят в Сети уже года три. Интересны и "эксклюзивны", с точки зрения следствия, они почему-то стали только сегодня, что уже само по себе вызывает серию вопросов, наводя на мысль о политическом заказе.

Генпрокуратура, разрабатывая тему, проделала "колоссальную работу" по расследованию дела о государственной измене бывшего президента: ее сотрудники… просмотрели YouTube. На уровне квалификации прокурорских работников казалось, что этого будет вполне достаточно. На поверку же получилось, что столь "солидная" подготовка привела к массе проколов, нестыковок, противоречий и самых банальных глупостей. Вместо ситуации горя от избытка ума, получилась ситуация горя от его – ума – недостатка. 

Даже в такой, казалось бы, простой процедуре, как вручение подозреваемому уведомления о подозрении, прокуроры умудрились проявить примитивизм сознания и методов работы. Курьерская служба сделать этого "не смогла" по причине  отсутствия не адресата, а… адреса. При более внимательном рассмотрении фактов оказалось, что все выглядит не так, как это представлено в официальной версии. По словам военного прокурора Руслана Кравченко, при попытке курьеров вручить Януковичу уведомление о подозрении по указанному им адресу к ним вышла женщина, не только отказавшаяся взять документ, но заявившая, что адресат в данном месте не проживает. Образ Януковича как злостного обманщика, правда, продержался недолго. Вскоре в ряде СМИ появилось официальное письмо курьерской компании "Dimex", где о том, что Янукович не проживает по адресу, по которому его искали, не сказано ни слова. В информации от другой курьерской службы не стыкуются даты: ответ на запрос датирован декабрем 2016 г., тогда как отправление Генпрокуратуры в адрес Януковича было послано в январе 2017-го.

В общем, с адресами Януковича возникла путаница, судя по всему, сознательно организованная прокурорами. Курьерская служба – исполнитель. Что ей заказали, то она и сделала. Если бы вводная была иная, курьеры бы, думаю, без особого труда нашли способ установить неточность в указании адреса, если таковая действительно была, и устранили ее. На худой конец, обратились бы за помощью в Генеральное консульство Украины в Ростове. Делать этого они не стали, дав возможность Луценко с нескрываемым удовольствием утверждать, что адрес Януковича указан им неверно, там, дескать, находятся складские помещения. Предъявленную же адвокатом бывшего президента выписку из кадастрового реестра, в которой черным по белому значится жилой дом, – ни сам генпрокурор, ни его "орлы", понятное дело, замечать и комментировать не стали. 

Смотрите также: Совещание Луценко в ГПУ о криминогенной ситуации в Украине

Получается, что почти в каждом факте, в каждой детали, приводимыми прокуратурой в деле Януковича, присутствует либо неточность, либо путаница, либо неполнота, либо откровенная подтасовка. Так случилось с ростовским адресом, так вышло с сообщением украинской Генпрокуратуры о том, что Генпрокуратура российская, якобы, заявила, что адресованного Владимиру Путину письма Януковича не существовало. На самом деле не заявляла. В официальном письме от их прокуроров к прокурорам нашим содержится утверждение о том, что ни в Администрации президента РФ, ни в Совете Федерации документ, о котором идет речь, не был зарегистрирован. Та же схема сознательного передергивания фактов, перевирания слов и мыслей присутствует в истории с приписываемой Януковичу просьбой к Путину "ввести в Украину войска", о которой уже приходилось писать. Просьба, обращенная к президенту РФ, была, призыва ввести войска – не было. Речь шла о возможности "использования" армии РФ для защиты населения Украины и восстановления порядка в стране.

Из череды мелких, на первый взгляд, неправд нельзя сложить одну большую правду. Ни в досудебном разбирательстве против Януковича, ни в любых других то ли юридических, то ли политических разбирательствах. Генпрокурора, однако, это не только, не останавливает, но даже не заставляет задуматься. И тут нет ничего удивительного. Дело о государственной измене Януковича возникло не на пустом месте, не просто так. Необходимость в нем появилась у Луценко и его друзей после того, как свидетельские показания бывшего президента в суде вызвали в киевских верхах самую настоящую панику. Возникли опасения, что если дать Януковичу говорить еще, то он откроет самые сокровенные тайны, и крыть его откровения и разоблачения будет просто-напросто нечем. Вот и было решено нанести упреждающий удар, обвинив его в государственной измене, осудив как изменника и таким образом то ли заставить замолчать, то ли скомпрометировать все, что он мог бы сказать. Главный мотив неуемной тяги Луценко любой ценой заочно осудить Януковича – жажда политической и личной мести, усиленная воинствующим юридическим дилетантизмом, а также желанием отвести обвинения в коррупции и в "шалостях" в ходе расстрелов на "Майдане" от себя самого. Шум, поднятый властью вокруг всей этой истории, – не более чем ширма для сокрытия правды о расстрелах на "Майдане" и о других нежелательных для кое-кого из нынешнего руководства подробностях отстранения Януковича в феврале 2014 года. Игры вокруг вручения уведомления о подозрении – дымовая завеса, призванная отвлечь внимание от сути, как самого обвинения, так и предстоящего судебного процесса. Точнее говоря, от факта отсутствия сути, от осознания того, что обвинительная история представляет собой банальную политтехнологическую операцию. Шитую к тому же белыми нитками.

…Заочная форма правосудия может так у нас понравиться и прижиться, что умные головы возьмутся распространять ее на другие сферы. Лет через пару, глядишь, прочитаем в наших газетах: "Киевское "Динамо" стало клубным чемпионом мира по заочному футболу, победив (естественно, заочно) в финале мадридский "Реал" 8:1". Вот радости-то будет!

Темы дня