наверх
20.11.201707:46
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Игорь Львов: с депозитами "ПриватБанка" наметилась одна неприятность

Эхо национализации "ПриватБанка": "маски-шоу" в Днепре (307)

(обновлено: )353222
Доля государственных банков на рынке перевалила за 50%, а это ведет к монополии, когда один регулятор будет определять правила игры, считает директор "Кредит Оптима Банка" Игорь Львов.

РИА Новости Украина — радиостанция "Голос Столицы"

Заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова заявила, что ПриватБанк не справляется с погашением рефинансирования Нацбанка.

По ее словам, те соглашения, которых регулятор достиг с предыдущим менеджментом "Привата", не выполняются. А переговоров с новым менеджментом регулятор не ведет, потому что у ПриватБанка появился новый владелец – Минфин. И решать вопросы с погашением кредитов — это теперь его обязанность.

В то же время Екатерина Рожкова отметила, что сумма докапитализации ПриватБанка может быть меньшей, чем планировалось, а это 16 миллиардов гривен. 

Кстати, в самом "Привате" надеются до конца года сформировать резервы и сосредоточится на возврате проблемных долгов. 

Возникшую ситуацию вокруг "Привата" в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал директор "Кредит Оптима Банка" Игорь Львов.

Вы можете объяснить, что такое рефинансирование? 

— Что касается рефинансирования, если так объяснить на пальцах, действительно, это когда банк берет кредит по ставке НБУ, берет кредит на определенный срок и на определенных условиях. Для чего этот кредит берется? Для того чтобы поддержать свою текущую ликвидность, то есть текущие платежи. С чем это связано? Это связано с двумя проблемами, их больше, этих проблем, но основные: первая — это так называемые черные кредиты, это те кредиты, которые были выданы, по данным НБУ, связанным лицам группы "Приват", и они не возвращаются пока; и второе — мы видим, что по итогам первого полугодия появилась одна очень такая нехорошая тенденция у ПриватБанка, по итогам первого полугодия ПриватБанк стал "лидером" по оттоку депозитных вкладов как физических лиц, так и юридических лиц. И вот для того, чтобы поддерживать свою ликвидность, для этого этот банк взял рефинансирование, кредит на определенный срок у НБУ.

Насколько плачевна сейчас ситуация? 

— Дело в том, что есть черные кредиты, как говорят банкиры, то есть те кредиты, по которым не платятся ни тело, ни проценты, это есть у каждого банка. Вопрос в доле этих кредитов. Доля этих кредитов, по данным НБУ и по данным аудиторских компаний, составляет до четырех миллиардов долларов. Это та сумма, которую, по сути, НБУ и Минфин влили в ПриватБанк. Но это, по сути, они погасили те убытки, скажем так. Но ведь главная задача — это вернуть эти кредиты. То есть если эти кредиты начнут возвращаться, а ведь эти люди ведь находятся в Украине, или они известны, или эти компании известны, то тогда, в принципе, ситуация будет не такая уже и плачевная. В данном случае кредиты, по идее, надо возвращать. А если кредиты не возвращаются, вот тогда уже получается вот та ситуация, которую мы видим сегодня с рефинансированием.

А какой успех сейчас по возвращению проблемных кредитов? 

— Судя по словам НБУ, очень мизерный.

На обычных клиентах вся эта ситуация с ПриватБанком может как-то отразиться? 

— Я думаю, нет. Дело в том, что это государственный банк. И тут и политическая, и экономическая основа. Для ПриватБанка отток 124 миллинона гривен — это небольшая, в принципе, сумма, учитывая, что НБУ влил в свое время порядка 100-120 миллиардов гривен туда. Поэтому, я думаю, даже если будет этот отток продолжаться, то все равно НБУ и Минфин найдут способы для того, чтобы эту тенденцию остановить.

Вы говорите, что это государственный банк. Тем не менее, еще не решен вопрос по государственным гарантиям ПриватБанка? В Ощадбанке 100% гарантируется государством. 

— Да. Но дело в том, что во Ощадбанке там 100% — капитал государства. А, например, в Укргазбанке это или в Укрсимбанке там доля государства составляет менее 100%. То есть, если доля государства составляет 100%, тогда 100% гарантирование вкладов. Если менее 100%, например, 99,9%, тогда это не гарантируется. В ПриватБанке доля государства не составляет 100%.

Читайте также: Вы оцените красоту игры. О национализации "ПриватБанка"

Когда и при каких условиях возможна продажа ПриватБанка? Когда с долгами разберутся? 

— Ни один инвестор не купит банк или любое предприятие убыточное. Сегодня мы видим, что это предприятие убыточное. Убыточное как минимум на четыре миллиарда долларов. Это та сумма, которую влило государство. В принципе, государство надеется же и вернуть эти деньги. Это же не просто в черную дыру. А вернуть эти деньги может только двумя способами. Первое — это или прибыль, которой пока что еще нет, и второе — это возврат этих кредитов, которые пока мы не видим, но в данном случае надеемся, и как говорит исполняющий обязанности председателя правления, они будут возвращены к концу года. Наверное, она имеет какие-то на это основания. Поэтому когда этот актив, назовем это так, государственный будет прибыльным, то есть привлекательным для инвесторов, тогда можно будет говорить уже и о продаже, поскольку сегодня доля государственных банков в банковской системе — это, конечно, уже она перевалила более 50%. И мы возвращаемся к той ситуации, которая была в 90-е годы, когда у нас было пять-шесть банков, и все государственные.

А чем плохо преобладание государственной доли на банковском рынке?

— Это, по сути, монополия. Монополия — это когда есть единый собственник, который определяет, вот нужно делать так, а вот нужно делать не так. То есть во всем мире все-таки малый и средний бизнес определяет, и на малом и среднем бизнесе держится экономика. В данном случае у нас есть один регулятор, который не всегда, государство не всегда эффективный собственник. 

Насколько в общем банковская система сейчас стабильна и насколько устойчива к экономическим потрясениям и кризисам? 

— Мы сегодня видим, что банковская система в принципе вышла, назовем так, из кризиса. То есть очистилась, как говорит НБУ. И там осталось несколько банков, порядка семи, которые сейчас выполнят нормы докапитализации, и в принципе, вопросы по докапитализации до 11 июля 2018 года будут закрыты. Дело в том, что с 11 июля 2018 года еще на 100 миллионов гривен нужно докапитализировать банки, и там, по-моему, по закону до 2024 года уставный капитал должен быть не меньше, чем 500 миллионов. Сейчас у банков, у мелких и средних, то есть пока меньше 200. Но опять же, коммерческие банки, поскольку европейская практика говорит о том, что 200 миллионов — это очень много, даже минимальная вот та планка, которую сегодня имеют, европейская практика — это 5 миллионов евро, это 150 миллионов гривен. Поэтому сейчас коммерческие банки вышли на ВР о том, чтобы пока остановить эти 200 миллионов, остановить на этом уровне, чтобы дальше не докапитализировать банки, поскольку это сегодня, как считают банкиры, достаточно. Кстати, и совет НБУ это тоже рекомендовал. Эта планка достаточна для того, чтобы поддерживать банковскую систему в ликвидном состоянии.

Напомним, эксперт по банковским вопросам Игорь Полховский заявил, что ПриватБанк сейчас не проводит агрессивную политику в плоскости кредитования, соответственно, не нуждается в дополнительных ресурсах. 

К формированию сумасшедшей суммы плохих активов "Привата" привела политика НБУ, который не контролировал ситуацию в банке и использовал устаревшую методику оценивания, считает экс-член наблюдательного совета ПриватБанка Виктор Лисицкий.

Темы дня