наверх
25.07.201721:43
Курсы валют НБУ
  • EUR29.37+ 0.01
  • USD26.39- 0.02

Отказ от мобилизации обнажил тысячу проблем ВСУ – Жданов

Мобилизация в Украине. Господа офицеры, в строй! (474)

(обновлено: )6018218
Военный эксперт Олег Жданов заявил в эфире Голоса Столицы, что Вооруженные силы Украины вынуждены менять на контрактников тех, кто был демобилизован, чтобы восполнить некомплект.

РИА Новости Украина – радиостанция Голос Столицы

Весенний призыв в армию начался в апреле и должен завершиться до конца мая. Призвать на военную службу в этот раз планируют более 14 тысяч человек в возрасте от 20 до 27 лет. Также могут вызвать в военкомат 18 и 19-летних, но на службу их отправят только в случае личного согласия.

Сроки службы остаются такими же, как и в прошлом году: молодые люди с высшим образованием должны будут отдать армии двенадцать месяцев, а те, кто не успел получить диплом вуза, отслужат полтора года. Главным нововведением призывной кампании текущего года должна была стать мобилизация мужчин, которые закончили военную кафедру в вузе и получили офицерское звание младшего лейтенанта, но в реальности пока что не служили в армии.

Такое решение было принято, поскольку в Вооруженных силах наблюдается дефицит младших офицеров. Однако из-за неоднозначной реакции общества до сих пор таких офицеров на службу не призывали.

Что касается срочников, то на этот весенний призыв из Госбюджета выделяют 46,5 миллиона гривен, из которых — 45 миллионов пойдут на выплату разовой материальной помощи в размере 3,2 тысячи гривен каждому призывнику.

Когда Украина может отказаться от призывных кампаний проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы военный эксперт, полковник запаса Олег Жданов.

Насколько в сегодняшней ситуации этот призыв необходим?

— Фактически это призыв обслуги. Это те солдаты, которые выполняют все хозяйственные работы, несение службы во внутреннем наряде для обеспечения жизнедеятельности части.

А не проще тогда эти услуги жизнеобеспечения вынести на аутсорсинг, как это происходило с питанием?

— Несение службы в карауле и во внутреннем наряде на аутсорсинг не вынесешь. Этим всегда занималась армия самостоятельно. Вопрос в том, что надо менять саму структуру ВСУ. Допустим, охрану складов с боеприпасами и парковые зоны передавать под охрану военной службе правопорядка. У неё до сих пор нет закона, нет статуса, и нет подразделений, которые взяли бы под охрану эти объекты. Это просто как в качестве примера. Нужно менять саму систему. Если, допустим, для уборки территории внутренних городков военных, надо проводить тендер, надо создавать условия, а также должны быть специальные люди, которые будут иметь допуск на территорию этих частей. То есть тут надо глобально решать вопрос, чтобы отказаться.

Читайте также: Обесточенный Донбасс. Государство выбрало деньги – Дьяченко

Для того чтобы глобально решать вопрос, нужны, как минимум, желание и понимание, что с этим делать дальше.

— И деньги нужны. Это самое главное. Дело в том, что из заявленных 5% ВВП ВСУ достается половина.

А остальные идут на НГУ и МВД?

— Да, 5% ВВП на сегодняшний день, это у нас бюджет силового блока, это не бюджет армии. А из 64 миллиардов, которые получает армия, допустим, в 2017 году, 80% это её содержание. О каком развитии мы можем тогда говорить?

Хватает ли бюджетного финансирования на обслуживание контрактников?

— Нет, не хватает. Дело в том, что когда мы дорастем, допустим, до 100% контрактников, с такими темпами нам еще расти лет десять. На сегодняшний день штат контрактников составляет где-то порядка 50-60%, не более. Раньше набор контрактников был до семи тысяч в месяц. Сейчас мы с трудом покрываем то, что отказались от волн мобилизации, меняем на контрактников тех, кого мы демобилизовали из мобилизованных. Каждый год с увеличением числа контрактников нам необходимо будет увеличивать бюджет. На сегодняшний день нет программы развития ВСУ. Мы даже не сели и не подумали что мы вообще строим, какую армию мы хотим, какая армия нам нужна и сколько это будет стоить, если мы говорим о профессиональной армии. 

То есть, действующая реформа ВСУ, о которой так браво отчитываются в Минобороны, делается без понимания, что конкретно делать?

— Да, это не изложено в конкретном документе. Нет программы. Они внесли программу в ВРУ кажется в прошлом году в конце осени. Но она не попала на рассмотрение сессии. Вот сейчас ровно год будет как президент подписал стратегический оборонный бюллетень, который в принципе концептуально излагает то, что должно быть сделано в армии в качестве реформы. Я так понимаю, теперь Генштабу надо садиться и писать программу по новой. Очень медленно они раскручиваются.

Насколько необходима мера призыва мужчин, которые закончили военную кафедру в вузе и получили офицерское звание младшего лейтенанта, но в реальности пока не служили в армии? 

— Это из крайних, кричащих мер. Потому что надо затыкать дырки. Реально за три года никто не подумал о том, что при увеличении армии фактически в два раза, со ста до 250 тысяч, необходимо, как минимум, раза в два увеличить количество госзаказа на подготовку младших офицеров. Но самое главное звено в управлении ВСУ, это командиры взвода. На сегодняшний день количество выпускников института сухопутных войск практически остается на том же уровне, как три года назад. Поэтому сумасшедший некомплект командиров взводов вынуждает ВСУ, Генштаб, призывать вот этих ребят, которые окончили военную кафедру, которые имеют очень смутное и отдаленное понятие о жизнедеятельности ВСУ.

Что на сегодняшний день с кадровым обеспечением в зоне АТО? 

— Дефицит кадров есть, сумасшедший дефицит. Сейчас решается проблема двумя способами. Первое — это все контрактники обязаны пройти шестимесячную командировку в зону АТО. Независимо от специальности. Их туда отправляют и тем самым покрывают часть некомплекта. И второй нюанс — это молодые мальчишки в возрасте 19-23 лет, которые последние полгода гибнут. Призывник, который приходит в ряды ВСУ, через шесть месяцев подписывает контракт и сразу же оказывается в зоне АТО. За шесть месяцев подготовки солдат считается готовым. Он практически закончил учебное подразделение. И с ним с первого дня постоянно проводится работа, о том чтобы они подписали контракт и перешли на контрактную основу. Вот таким образом идет комплектование на сегодняшний день тех частей и подразделений, находящихся в зоне АТО.

Это вы о рядовом составе. А что касается младшего офицерского?

— Что касается младшего офицерского состава, сейчас двухгодичники туда и пойдут. Через полгода все там и окажутся. А с другой стороны, комплектование офицерами так же как и контрактниками — это обязаловка, командировка в АТО.

Есть ли дефицит конкретных военных специальностей?

— По конкретным военным специальностям дефицита нет, потому что в принципе учебные подразделения и школы обучения контрактников, которых призывают, они обеспечивают. Вопрос есть в общем некомплекте.

На сегодняшний день существует проблема с демобилизацией?

— Проблема своевременного увольнения и по окончанию службы по контракту, и по окончанию обычной службы призыва, к счастью, в этом вопросе она решена. Никто никого не задерживает. ВСУ уже приспособились жить в условиях того некомплекта, который существует. Активных боевых действий на сегодняшний день нет. Видимо, в руководстве страны знают что-то больше, чем мы с вами. Поэтому после окончания срока службы для срочников их отправляют домой в установленные сроки, а контрактник сдал имущество, подписал обходной лист, получил военный билет и ушел на дембель.

Меняется ли в рамках реформы система определения в военный резерв тех, кто отслужил по призыву и мобилизации?

— Они так и готовятся. У нас даже в Киеве не во всех военкоматах есть система военного Интернета. О чем говорить? Сейчас вот этот реестр военнообязанных в основном заполняется за счет старшеклассников. Школьников выпускных классов гонят в военкомат, они проходят комиссию, а потом их ставят на военный учет. И тем самым наполняют резерв. А допустим призыв резервиста на сборы, это работа военкомов в ручном режиме — звонки тем, кто стоит на учете, по старым бумажным карточкам и опрос возможности прибыть на военные сборы. Уже больше шести месяцев сборы по какой-то причине не проводились. Поэтому в этом плане они продолжают готовиться.

Ранее советник замминистра обороны Наталья Воронкова в эфире "ГС" подчеркнула, что формирование неприкосновенного военного запаса связано с пожарами на складах возле Балаклеи.

Также военный эксперт Олег Жданов в эфире "ГС" заявил, что добровольческое движение свидетельствует о готовности общества быть самостоятельным и независимым.

Темы дня