наверх
22.02.201721:38
Курсы валют НБУ
  • EUR28.49- 0.20
  • USD27.04+ 0.02

Устенко о ситуации с госдолгом, новым траншем МВФ и курсом гривны

Шоковая терапия: тарифы, платежки, протесты (464)

(обновлено: )5811184
Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко в эфире "ГС" заявил, что Украина платит около 8% ВВП на обслуживание госдолга, а население страны вынуждено массово продавать доллары, поскольку людям не на что жить.

 

Электронное декларирование без сертификации может обесценить гривну. Об этом заявил руководитель Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

Шабунин подчеркнул, что без аттестата данных электронного декларирования Украина не получит 3 млрд долларов от МВФ и США. Под вопросом также находится и более миллиарда от ЕС. Глава Центра противодействия коррупции уверен, что без этих денег осенью гривна пойдет в пике.

Однако большинство экспертов уверены, что гривну даже без потрясений на международной арене ждет незначительная девальвация. Каким будет курс гривны, стоит ли ждать возобновления сотрудничества с МВФ и каким образом необходимо реанимировать экономику, в эфире радиостанции Голос Столицы пояснил исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Виталий Шабунин уверен, что электронное декларирование без сертификации может обесценить гривну. Вы согласны с таким утверждением?

— Логика в этом заявлении есть. Украина себя не очень плохо чувствует в плане курса сейчас, а объем золотовалютных резервов – это практически 14 млрд долларов. Это 3,5 месяца покрытия нашего импорта. Все, что выше 3 месяцев, считается относительно нормальным, а значит, что местная денежная единица не находится под серьезным девальвационным давлением. Однако осенью идут серьезные платежи. Как минимум, мы должны заплатить 600 млн долларов по реструктуризированным европейским бондам. Мы должны начать закупку газа активную в наши газовые хранилища. Мы должны рассчитываться по тем долгам, которые у нас есть перед международными финансовыми институциями, перед ЕС. Все это вместе дает нам цифру на осень 3 млрд долларов. Я закрываю глаза на то, что, в общем-то, у нас еще есть серьезный торговый дефицит, который тоже надо каким-то образом финансировать. И это означает, что золотовалютные резервы в объеме 14 млрд долларов без дополнительной внешней закачки валюты просто резко могут снизиться до 11 млрд долларов.

Однако глава Минфина Александр Данилюк заявляет, что деньги МВФ нам сейчас не нужны.

— Не обязательно сотрудничать, конечно, с МВФ. Если мы говорим о перспективе на месяц-полтора, то, скорее всего, деньги МВФ не так критично важны. Но это совершенно незначительный период времени. Если нет закачки внешнего кредитования для Украины от международных финансовых институций, то нет и никаких других программ внешнего финансирования. Сотрудничество с Фондом это своего рода флаг, которым можно размахивать для того, чтобы показывать внешним кредиторам, что ситуация находится под контролем. И для Украины сейчас закрыты внешние рынки финансирования частного капитала. Страна не может выпустить, например, европейские бонды, как выпускала раньше, выйти на внешние рынки, занимать там деньги. А если и будет одалживать, то процент за использование ресурса будет превышать 10% годовых. Управлять страной, "съедая" эти деньги, это из области фантастики.

Логика в Вашингтоне или у международных кредиторов будет совершенно понятна – программы с МВФ нет, деньги не надо давать в эту экономику, кредиты надо пытаться изъять как можно быстрее. У украинского частного сектора на руках находятся более чем 100 млрд долларов внешнего кредита. Украинские банки, украинские корпорации, которые активно наращивали долг в 2006-2008 годах, когда кредитование в украинской экономике росло на 70% в год, имеют на руках огромные долги. Речь идет о минимум одном-двух миллиардах долларов, которые придется дополнительно выплатить. И тогда общая сумма, которую надо будет выплачивать уже осенью, может быстро превысит отметку в 5 млрд долларов. А представьте себе, что резервы в 14 млрд долларов опускаются до отметки 9 млрд долларов. Это уже не три месяца покрытия импорта.

А если эти долги обнулить, как это сделала в свое время Аргентина?

— Когда вы резко идете на обнуление резервов, то ситуация начинает ухудшаться в геометрической прогрессии. Если у вас идут курсовые скачки, это уже реальная девальвация. Украинская потребительская корзина построена таким образом, что около четверти товаров зависят от импорта. Если это зависит от импорта, вы можете догадаться, что при серьезной девальвации начинает раскручиваться инфляция. Инфляция раскручивается не сама по себе, а параллельно со снижением реальных доходов населения. Когда снижаются реальные доходы населения, автоматически растет социальное напряжение.

Насколько высока вероятность неполучения очередного транша?

— Для того, чтобы его получить, надо выполнять обязательства, которые были взяты на себя. МВФ имеет три блока обязательств, как правило, в любой стране. Первый блок – это монетарный, второй – фискальный, третий – структурные реформы. Что касается монетарного блока, я не думаю, что могут быть вопросы к Украине. Когда отпустили гривну в относительно свободное плаванье, резервы, которые составляли на тот момент 5 млрд долларов, начали постепенно пополняться деньгами внешних кредиторов.

Но есть третий блок – структурные реформы. Одно дело девальвировать денежную единицу местную, другое дело – параллельно пытаться снизить дефицит государственного бюджета, чтобы жить по средствам. К слову, в краткосрочным периоде времени ни одна страна не могла поднять доходность государственного бюджета. Как правило, доходность государственного бюджета подымается в среднесрочной и в долгосрочной перспективах, когда проводится налоговая реформа. А в краткосрочной перспективе у правительств, как правило, нет никакого выбора, как урезать затраты государственного бюджета. Две первые группы — монетарный и фискальный блок — крайне плохи для политиков с точки зрения их рейтинга. Третья группа — структурные реформы — наоборот, дают возможность отбить рейтинг. И эти структурные реформы популярны.

То есть темпы экономического роста могли быть куда более высокими?

— Экономика Украина вполне имела бы возможности расти темпами роста не 5-7%, а выше, и уж тем более по сравнению с теми, которые мы имеем сейчас. Крайне опасными являются цифры первого и второго квартала этого года. Первый квартал этого года показывает, что украинская экономика показала рост 0,1% — крайне низкий, и второй квартал — это фактически 1,6%. Для того, чтобы довести экономику хотя бы до 2%, которые прогнозировались Минфином, надо в третьем и четвертом квартале расти, как минимум, от 3%, что кажется уже крайне сложным. Поэтому на экономическую ситуацию и курс гривны будет воздействовать фактор скорости или, наоборот, замораживания проведения так необходимых структурных реформ, в том числе электронного декларирования, в том числе судебной реформы, в том числе глобальной борьбы с коррупцией. Без этого сотрудничество не возобновится. Есть еще фактор неопределенности, связанный с долгом Украины перед РФ, три миллиарда долларов, которые сосредоточены в одном европейском бонде, который был выпущен в декабре 2013 года под 5% годовых. К слову сказать, мы официально находимся в состоянии дефолта по тому долгу, который еще называют взяткой.

Насколько велик госдолг Украины, если сравнивать этот показатель с другими странами?

— Если вы посмотрите на США, это отметка 105% от ВВП, если вы посмотрите на Европу, то колебания государственного долга находятся от 70 до 170% ВВП. Очевидно, больше, чем у нас. У нас госдолг – это порядка где-то около 80-90% ВВП. В Японии вообще 220% ВВП. Но проблема даже не в том, какой у тебя долг. Проблема в том, сколько ты платишь за этот долг. И когда Япония платит полпроцента за свой долг, а США – 0,25%, то Украина платит порядка 8%. Мы должны расти с темпами, как минимум, высшими, чем те, сколько мы должны отдавать за обслуживание. Это даже не тело кредита, это просто обслуживание, процент, который мы платим по нашему государственному долгу.

В прошлом году Украина, если вы посмотрите статистику, взяла от МВФ чуть меньше, чем 70% зарезервированных денег. Приблизительно такая же история с Мировым банком, такая же история с Европейским банком реконструкции и развития, с ЕС. Один миллиард долларов вернулся в Брюссель просто потому, что Украина вроде бы брала на себя обязательства делать реформы, но не сделала, потому что это могло каким-то образом ущемить узкопрофильные интересы отдельных политических деятелей.

Как на это отреагировали наши западные партнеры?

— В Вашингтоне это будет восприниматься как крайне негативный сигнал о нежелании реформировать самих себя. Цена на металлы и на химию, и на зерно, на сельскохозяйственную продукцию будет находиться в таких примерно пределах, в которых она сейчас находится, и незначительные колебания, которые будут, они не дадут возможности стране совершить скачок за счет экспорта. А нам нужен скачок. Мы догоним Румынию — самую бедную страну ЕС с ВВП на душу населения в 6 тысяч долларов эдак году к 2030-му, если будем расти темпами где-то около 5%. Если мы будем двигаться со скоростью 2%, а мировая экономика — 4%, то дистанция между нами будет продолжать увеличиваться.

В украинской экономике настолько высокий риск, что такую доходность вы здесь просто не получите. Наверное, даже если бы вы торговали наркотиками и оружием, то вряд ли бы вы получили такую доходность. Как вы собираетесь конкурировать, например, с Польшей, Швейцарией, Великобританией, где приблизительно такое же налоговое бремя, как в Украине? Кто в здравом уме будет вкладывать миллиард долларов сюда вместо того, чтобы вложить в стабильную страну? В экономике Украины надо пытаться резко, насколько это возможно, снизить налоговые ставки.

Что касается Государственной фискальной службы, это другая сторона медали. Тоже крайне важная. Но это все, что касается администрирования налогового, не просто сбор средств, а именно администрирование налоговое. Как сильно на вас давит, например, налоговая служба, насколько прозрачны и понятны процедуры и т.д. И я понимаю, что в Украине все крайне нехорошо с этим показателем. Если вы посмотрите рейтинг того же Мирового банка, когда они выпускают так называемые doing business report, то увидите, что мы находимся в конце первой сотни.

Насколько велики объемы теневой экономики в стране?

— Около 50% украинской экономики находилось в тени в 2015 году. Это означает, что в тени крутилось 85 миллиардов долларов. И если предположить, что средний коррупционный налог составляет около 20%, то это означает, что через коррупционные каналы в прошлом году распределялось порядка порядка 17 миллиардов долларов. Добавьте туда еще пять миллиардов долларов, о которых говорят политики, которые просто разворовывались во время так называемых госзакупок, и вы выйдете на цифру больше 20 миллиардов долларов.

Что делать, чтобы внутренний инвестор стал вкладывать деньги в украинский бизнес?

— В 2014 году, например, сразу же после выборов президента, можно было собрать крупных олигархов и попытаться доходчиво объяснить, что ожидается от них, чтобы ситуация не развивалась в плохом направлении. Но время уже упущено. Любой из этих инвесторов является также и международным инвестором, он не обязательно будет вкладываться в вашу экономику. Внутренний инвестор в лице населения, к сожалению, все слабее дышит. Уже в 2015 году было видно, что население начинает гораздо больше продавать, чем покупать доллары, и вот статистика пяти месяцев этого года: население на два миллиарда долларов продало больше, чем купило. Это означает, что население настолько плохо себя чувствует, что те деньги, которые находились под подушкой, обмениваются на гривну, просто потому что жить не на что.

Будут ли власти проводить реальные реформы, а не только на бумаге?

— Украинские политики, на мой взгляд, четко понимают, что если ты не будешь делать структурные реформы, ты не возобновишь сотрудничество с МВФ, ты не получишь деньги от других международных финансовых институций, ты подмочишь свой имидж, ты раскручиваешь девальвационный механизм здесь, с этим раскрутишь уровень инфляции достаточно серьезно. И вот почему я считаю, что сотрудничество с МВФ будет возобновлено.

Каким будет курс гривны?

— Если сотрудничество с МВФ будет продлено, я бы дал перспективу курса на осень: 25-27 грн/дол. Я даю вероятность в 85% на выполнение этого сценария. 10% я бы дал вероятности на то, что это сотрудничество не будет возобновлено, курс выйдет за параметры 30 грн/дол, и 5% я бы оставил на супер-оптимистичный сценарий.

Ранее главный редактор издания Деньги.ua Александр Крамаренко в эфире радиостанции спрогнозировал колебания курса гривны осенью, а также пояснил, почему не стоит возлагать особые надежды на ЗСТ с Канадой.

Отметим, что эксперт по вопросам финансов Василий Горбаль уверен: на сегодняшний день курс гривны укрепился, однако к осени усилится давление на курс и активизируется теневой рынок обмена валют.

Самое читаемое
  • Читаемое
  • За сутки
Темы дня