наверх
27.06.201720:25
Курсы валют НБУ
  • EUR29.37+ 0.01
  • USD26.39- 0.02

Существует ли эмигрантская поэзия?

(обновлено: )4701
У русских поэтов, рассеянных по миру и остающихся дома, появилась новая площадка для пробы сил - на этот раз в бельгийском Льеже. Об особенностях современной эмиграции, о состоянии русской поэзии рассказал председатель оргкомитета международного поэтического конкурса «Эмигрантская лира» Александр Мельник.

У русских поэтов, рассеянных по миру и остающихся дома, появилась новая площадка для пробы сил - на этот раз в бельгийском Льеже. Об особенностях современной эмиграции, о состоянии русской поэзии и о многом другом - читайте в интервью председателя оргкомитета международного поэтического конкурса «Эмигрантская лира» Александра Мельника корреспонденту РИА Новости Андрею Лубенскому.

Александр Мельник родился в 1961 году в Молдавии. Окончил Московский институт геодезии и картографии (по специальности «морская геодезия»). Около 20 лет прожил в Бурятии, где занимался картографированием дна Байкала, геодезическими работами, космической географией, а после распада СССР - бизнесом. С 2000 года живет в Бельгии, в Льеже. Занимается исследованиями природных и антропогенных рисков Байкальского региона. Стихи пишет со студенческих лет. В 2005 году стал финалистом международного поэтического турнира «Пушкин в Британии»,  состоявшегося в Великобритании. Лауреат международного поэтического конкурса «Я ни с кем никогда не расстанусь» среди соотечественников, пишущих на русском языке (2007).  Публиковался в поэтических сборниках и альманахах России, Латвии, Великобритании, Израиля и Финляндии. Участник сетевых проектов «Поэзия.ру», «Рифма.ру», «Стихи.ру». Автор проекта и председатель оргкомитета международного поэтического конкурса «Эмигрантская лира».

- Александр, расскажите, как возникла идея конкурса «Эмигрантская лира»? Что это вообще - эмигрантская поэзия?

Единого понимания сущности эмигрантской поэзии нет. К сожалению, в оценках преобладают крайности. Многие полагают, что никакой эмигрантской поэзии нет и в помине, что поэзия может быть или хорошей или плохой, но никак не эмигрантской или неэмигрантской. Сторонники такого подхода считают, что есть лишь единая русскоязычная поэзия, а конкретное местожительство поэта не играет никакой роли и на содержании его стихов никак не сказывается. Другими словами, поэт - он и в Африке поэт.

Другие горячие головы думают, что поэт-эмигрант - это человек, пишущий только на темы, связанные с эмиграцией. Но в реальной жизни я таких зацикленных людей практически не встречал. Меня вообще пугают люди, одержимые какой-нибудь одной навязчивой идеей. На самом деле поэты и в России, и за рубежом пишут на самые разнообразные темы.

Лично у меня есть два взгляда на эмигрантскую поэзию, которые, взятые вместе, возможно и отвечают на Ваш вопрос. Первый взгляд - широкий. Как сказала бы моя учительница русского языка, он связан с ответом на вопрос - кто пишет стихи? То есть, в широком смысле слова, эмигрантской поэзией я иногда, с большой долей условности, называю поэзию эмигрантов - людей, по разным причинам уехавших из России, живущих (постоянно или временно) за рубежом и ощущающих себя эмигрантами.

Само слово «эмиграция» тут тоже взято в широком смысле, хотя понятно, что между человеком, уехавшим в 1918 году из Крыма на последнем пароходе, и современным стажером иностранного университета есть, как говорится, две большие разницы. Когда-то, во времена Даля, эмигрантами называли «выходцев на чужбину, в новое отечество по политическим причинам». Но уже в словаре Ожегова эмигрант - это всего навсего человек, который находится в эмиграции, безо всякой политической подоплеки. Современные российские власти предпочитают слову «эмигрант» громоздкое казенное словосочетание «соотечественники за рубежом». Но в реальной жизни русской диаспоры слово «эмигрант» употребляется гораздо чаще, чем этот канцеляризм. 

Обратите внимание на это мое дополнение - «и ощущающих себя эмигрантами». Именно в нем  разница между «русскоязычным поэтом за рубежом» и «русскоязычным поэтом-эмигрантом». Понятно, что многие из наших пишущих зарубежных собратьев не только не воспринимают себя в качестве эмигрантов, но и всячески подчеркивают свое, так сказать, неэмигрантство. Недавно я по разным мыслимым и немыслимым источникам сделал небольшую «Географию современной русской поэзии за рубежом» (она опубликована на сайте «Эмигрантская лира»). Пока что это элементарные списки русскоязычных поэтов по разным странам, но работу над «Географией...» я рассчитываю продолжить. Многие ли из этих авторов считают себя поэтами-эмигрантами? Ясно, что далеко не все... Именно для «русскоязычных поэтов за рубежом» задуман поэтический турнир «Пушкин в Британии», причем выбор тем его организатор Олег Борушко ничем не ограничивает (за исключением первого стиха, начинающегося с заданной пушкинской строки). Кстати, я сам в 2005 году был финалистом этого турнира и, в соответствии с его положением, до сих пор являюсь членом Малого жюри.

Другой мой взгляд на эмигрантскую поэзию - узкий. Как сказала бы та же моя учительница русского языка, он отвечает на вопрос - о чем стихи? Так вот, в этой трактовке эмигрантская поэзия - это поэзия об эмиграции и о множестве связанных с ней аспектов. Но поскольку, как я уже говорил, нормальный человек писать только об этих аспектах не будет, вывод прост. В узком смысле слова эмигрантская поэзия - это та небольшая часть многообразного и разносюжетного творчества русскоязычных поэтов, которая посвящена эмигрантским мотивам. Заметьте, я даже не говорю «живущих за рубежом», потому что в наше время, слава Богу, никто ни к какой стране насильно не привязан, и многие бывшие «эмигранты» живут сейчас в России. Более того, нередко об эмиграции пишут и россияне, никогда и не помышлявшие эмигрировать.

Именно в таком «узком» понимании эмигрантской поэзии довольно давно, в 2004 году, на одном из поэтических сайтов я запустил пробный шар - провел обзор присланных мне стихов по трем темам - об эмиграции и ностальгии, о зарубежье и о России. Результат оказался ошеломляющим. За прошедшие пять лет, безо всякого моего участия, на странички с этими обзорами «эмигрантских» стихов каждый день заходят читатели! Естественно, первая мысль, которая приходит в такой ситуации в голову - тема востребована. Так у меня постепенно и вызрела идея поэтического конкурса «Эмигрантская лира».

Объедините эти два моих взгляда, и вы получите ответ на Ваш вопрос. В рамках моего поэтического конкурса эмигрантскими поэтами я называю всех тех авторов, кто хотя бы в малейшей степени ощущает себя эмигрантом и кто хотя бы эпизодически пишет на «эмигрантские» темы. Но в идеале - это поэты, чье разнообразное и разносюжетное творчество насквозь проникнуто эмигрантскими мотивами...

- Насколько я знаю, Вы и сами пишете стихи, в том числе и те, которые подпадают под Ваше же определение эмигрантских...

Да, есть грех, не скрою... Эти стихи проще всего найти в интернете, хотя они опубликованы и в разных сборниках и литературных альманахах. Я и сам больше позиционирую себя в качестве эмигрантского поэта, хотя пишу на самые разные темы. Вот один из моих относительно недавних стихов:

Китеж

Как странник, выйдя из ограды
с котомкой ветхой на плечах,
к огням невидимого града
упорно направляет шаг,

как блудный сын семьи непутной,
на дальних трактах заплутав,
дорогой чувствует подспудно
медвяный дух родных дубрав,

так я, забыв про вечный кипиш,
смотрю сквозь дождь как бы во сне
на мокрый Льеж, а вижу - Китеж
в прозрачной водной пелене.

- Русские поэты-эмигранты (скажем так для определенности), где бы ни обитали, образуют некое сообщество с признаками самоорганизации. Вот есть известный фестиваль «Пушкин в Британии», теперь появилась «Эмигрантская лира». Идет нормальный литературный процесс?

Да, процесс пошел. По моим наблюдениям (я живу за рубежом с 2000 года), русская диаспора последней, четвертой волны эмиграции долгое время была очень разобщена. Это итальянец, встретив в баре земляка, начнет с ним обниматься и обсуждать последние миланские или флорентийские новости. Наш брат в этой ситуации скорее сделает вид, что он не русский. Дело не в каких-то фатальных особенностях нашего национального характера, а в элементарном отсутствии традиций жизни единой диаспорой, в отличие от нашей первой, послереволюционной волны эмиграции или от тех же итальянцев. Мы пока еще часто дичимся друг друга за рубежом. Со временем все это «устаканится»...

Да уже и сейчас видно, что процесс самоорганизации русскоязычной диаспоры набирает обороты. Посмотрите, сколько в каждой стране стало русских культурных центров, всевозможных организаций, русских магазинов наконец! Все это еще немного сумбурно, неструктурировано, много и «мертвых» вывесок, но жизнь диаспоры стала более упорядоченной. Русские поэты-эмигранты повторяют всю эту логику событий. Редко в какой стране не проводятся русскоязычные поэтические вечера или конкурсы, приезжают поэты из России, а по числу поэтических сайтов мы давно уже вышли на первое место в мире! И слава Богу.

Появились и международные фестивали - лондонский «Пушкин в Британии», дюссельдорфский турнир Рафаэля Айзенштадта, в Италии проводится ежегодный поэтический конкурс «Ветер странствий» под патронажем княжны Е.В.Волконской, в Греции проходит международный литературный и творческий фестиваль имени А.П.Чехова... Короче, «идет нормальный литературный процесс», как Вы сказали.

Хочу при этом подчеркнуть, что поэтический турнир «Эмигрантская лира» ни в коем случае не является калькой названных и не названных мной мероприятий. У моего проекта - свое ярко выраженное лицо, он не похож ни на один предыдущий проект, хотя и учитывает богатый опыт своих предшественников. Насколько я знаю, это первая в истории России попытка объединить в рамках одного международного турнира стихи на тему эмиграции.

- Кто может участвовать в организованном Вами конкурсе, каковы условия?

Условия конкурса «Эмигрантская лира» опубликованы на одноименном сайте. Участвовать могут и «поэты-эмигранты», и поэты-россияне. Для первых предусмотрены три номинации: 1) стихи о родном крае, о Родине, о географических, исторических и культурно-языковых корнях; 2) стихи о стране нынешнего проживания и 3) стихи об эмиграции, ностальгии и оторванности от языково-культурных корней. Подчеркну, что при проведении конкурса мы рассчитываем не на формальные критерии эмиграции и эмигрантских стихов, а на самовосприятие авторов, позиционирующих свое творчество или даже его небольшую часть как эмигрантское. Кроме того, в конкурсе по «эмигрантским» номинациям могут принимать участие и те русскоязычные жители стран «ближнего зарубежья», которые хотя и никуда не эмигрировали, однако остро ощущают свою оторванность от России.

Для поэтов-россиян придумана номинация «Неоставленная Россия». Содержание ее понятно из названия. Это своего рода ответ на вопрос «Почему я не стал эмигрантом?»

«Эмигрантская» пишущая братия присылает на конкурс по 6 стихов (2 стиха в каждой номинации, причем участие во всех трех номинациях обязательное), а российская - по 2 стихотворения. Стихи принимаются до 15 мая. Сам конкурс проходит в два этапа. На первом этапе, до 1 июня 2009 года отборочное жюри определит 15 финалистов среди соотечественников, проживающих за пределами России (первые три номинации) и 10 финалистов-россиян в номинации «Неоставленная страна». На втором этапе, 19-20 сентября 2009 года в Брюсселе состоится открытый финал конкурса и фестивальная культурная программа.

- Расскажите, как Вы сами стали эмигрантом, как оказались в Бельгии?

По образованию я инженер по морской геодезии, закончил московский геодезический институт. В моей доэмигрантской жизни занимался картографированием дна озера Байкал, работал в одном из сибирских академических институтов, был коммерсантом. Дефолт 1998 года подтолкнул меня к двум решениям. Первое - мне захотелось возобновить свои научные исследования. Второе - я решил защитить свою диссертацию за рубежом, потому что в России в те годы наукой семью было не прокормить.

В 2000 году мы с женой приехали в Бельгию. Сначала, для освежения мозгов, пришлось поучиться в одном из местных университетов и получить диплом по космическим методам исследований и картографии (с отличием, кстати). Потом стал докторантом Льежского университета.   Выполнил научное исследование проблем управления природными рисками Байкальского региона (с использованием космических снимков и историко-географических данных). В этом году планирую защитить диссертацию и стать «доктором наук». Жена Оксана - моя неизменная соратница и моя русская Муза. Увлекается живописью.

- Что поразило (если поразило) «в Европах», если говорить не о материальных благах, а о том, что принято называть «культурной жизнью»?

Материальных благ мы с Оксаной не заработали, поскольку совершенно к ним равнодушны. Мне мало кто верит, когда я говорю, что «материальные блага» мы оставили в России. Деньги, тряпки и машины с собой в могилу не унесешь. Нам, как людям верующим, совершенно очевидно, что смысл жизни заключается в духовном самосовершенствовании и в приближении к идеальному Создателю. Причем дело не просто в личном спасении. Я вижу свою миссию в этой земной жизни в том, чтобы способствовать духовному самомовершенствованию как можно большего числа людей. Потому и главный смысл проведения поэтического конкурса «Эмигрантская лира» вижу в его просветительском, духовном, консолидирующем нашу русскоязычную диаспору аспекте.

Основная часть окружающих меня европейцев зациклена на сегодняшнем дне, на материальном и эгоистичном. Этот эгоизм, доходящий до цинизма, просто поражает. Если в длинном ряду припаркованных машин окажется два свободных места, в девяти случаях из десяти бельгиец припаркует свою машину посредине. Но этот эгоизм странным образом сочетается с довольно таки активной культурной жизнью. Когда нам удается вырваться в оперу или филармонию, мы замечаем, что вокруг нас свободных мест почти нет. На ежегодном джазовом фестивале в Льеже яблоку некуда упасть.

На мой поэтический вечер в Брюсселе на русском языке пришли 15-20 наших земляков. На таком же франкоязычном вечере, где одна бельгийская поэтесса читала свои переводы моих стихов, я насчитал в маленьком зале более 50 бельгийцев! Естественно, эти люди никогда не слышали моей фамилии, но им была интересна русская поэзия. При всем при этом, увы, бельгийцы поразительно мало читают... Я чуть не подрался однажды со своим приятелем Винсентом, когда чересчур резко высказался против комиксов, которые ему заменяют всю беллетристику.

- Поддерживаете ли связи с Россией? Следите за развитием событий?

Да, конечно... Моя дочь и двое моих внуков живут в Сибири. В 2007 году ездил в Москву на 25-летие нашего институтского выпуска, было много встреч. В прошлом году довелось участвовать во Всемирной конференции соотечественников за рубежом в Москве. Кстати, мне удалось выступить там на пленарном заседании и рассказать о своем проекте поэтического конкурса. Но если вы думаете, что кто-то хоть чем-то после этого помог в организации конкурса, вы сильно ошибаетесь. Ноль! А разговоров о помощи русским соотечественникам за рубежом было много. В России поражает вернувшийся с брежневских времен всеобщий одобрямс и почти слепая вера официальной пропаганде. Помните язвительные слова Бердяева о том, что немец чувствует себя свободным лишь в казарме? Иногда мне кажется, что не только немец...

Моя мама и сестры живут в Украине, в Черновицкой области. У меня ведь украинские корни, хотя я родился в Молдавии, в 100 километрах от Кишинева. По-украински говорю не очень хорошо, читаю с трудом, а писать так и не научился - ведь украинских школ в Молдавии не было. При этом очень люблю украинские народные песни и сам их с удовольствием исполняю. Кстати, в прошлом году в Льеже с успехом прошла выставка украинской вышивки. В Россию я уехал в 16 лет, а на днях мне стукнуло 48. Родился я в символический для поэта день святого Валентина...

 - Как Вы оцениваете современное состояние русской поэзии (без деления на «эмигрантсткую» и «материковую»)?

Не впадая в подробности, отвечу коротко - хорошо оцениваю. По моему, наша поэзия на подъеме, и она отвечает любым вкусам - от самых взыскательных до неприхотливых. Мне, правда, очень не хватает хорошей и честной гражданской поэзии...

У нас сейчас не пишет стихи только ленивый, и я не знаю, хорошо это или плохо. По большому счету - скорее хорошо. Как там говорил Заратустра? Даже самый пустой орех хочет, чтобы его разгрызли. Это лучше, чем упасть к корням и сгнить. Одно время немало копий было сломано в дискуссиях о поэзии сетевой и несетевой. Однако после того как «сетевые» поэты начали издавать свои книги и публиковаться в «бумажных» сборниках и альманахах, а «толстые» литературные журналы перекочевали в интернет, споры поутихли.

Кроме того, наша поэзия стала намного демократичней, в ней почти не видно прикормленных властями «поэтов-генералов» (тем более свадебных). А главное - современная русская поэзия в последние годы чрезвычайно обогатилась самобытным творчеством своих зарубежных представителей. Воздержусь от сравнения двух ветвей поэзии - домашней и зарубежной. Это отдельная тема для разговора, к которой я предлагаю вернуться после завершения поэтического конкурса «Эмигрантская лира - 2009».

    Темы дня