наверх
18.11.201704:26
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Волкер, Донбасс и миротворцы

Миротворцы в Донбассе: быть или не быть? (250)

(обновлено: )2786832
Минск - не единственный и не самый желательный путь восстановления территориальной целостности. Вообще, Минские соглашения были изначально построены на той основе, что речь идет о внутреннем конфликте.

Василий Стоякин, обозреватель

30 октября специальный представитель Госдепартамента США по Украине Курт Волкер дал интервью "Громандскому ТВ". В этом интервью он описал подходы США к выполнению Минских соглашений.

Проведя встречи с президентом, правительством, народными депутатами Волкер увидел, "что есть общее понимание: Украина должна восстановить контроль над этими территориями".

Казалось бы, вопрос поставлен странно — Украина ведь четвертый год воюет за возвращение Донбасса. Однако, видимо у США были причины полагать, что Украина не так уж сильно заинтересована в возвращении региона с населением, которое не поддерживает нынешнюю власть и экономикой, которая не вписывается в формат "аграрной сверхдержавы".

Волкера, видимо, успокоили, но мы-то знаем — нашим политикам верить на слово нельзя, а вялотекущая война — уж очень прибыльный бизнес…

"Минск — единственный доступный путь (восстановления контроля над Донбассом — Авт.). Если условия выполнят обе стороны, Украина возобновит суверенитет, что и является конечной целью", — говорит Волкер.

Тут не все однозначно.

Минск — отнюдь не единственный и даже, пожалуй, не самый желательный путь восстановления территориальной целостности. Хотя, конечно, полномасштабные боевые действия точно хуже.

Вообще, Минские соглашения были изначально построены на той основе, что речь идет о внутреннем конфликте (что неправильно ни с точки зрения Киева, ни с точки зрения Вашингтона) и, следовательно, Украине надо измениться так, чтобы стать более привлекательной для Донбасса. Однако, за три года радикальных социальных и экономических реформ Украина стала непривлекательной для большинства своих граждан и принятие каких угодно законов в рамках "Минского пакета" не делает ее привлекательной для Донбасса.

Другим недостатком Минска является отсутствие второй стороны конфликта. В соглашениях прямо указаны обязательства Украины и весьма неопределенно — "отдельных районов Донецкой и Луганской областей". Но никаких "отдельных районов", которые могли бы выполнять какие-то обязательства в рамках Минска, просто не существует! Есть сепаратистские республики, которые полностью зависимы от Москвы, но которые обладают каким-то подобием суверенитета, и с которых можно было бы что-то спросить.

Увы, договориться с ними нельзя. Надо понимать, что руководители ЛДНР еще в 2014 году сделали сознательный выбор в пользу эмиграции. Конечно, они хотели по «крымскому сценарию», но — не сложилось. Встретившись с сопротивлением, РФ немедленно включила "задний ход". Факт остается фактом — нельзя вести переговоры о реинтеграции с людьми, которые против реинтеграции. И никакие политические уступки их не удовлетворят, поскольку их не простят ни в Украине, ни на территории их же собственных "республик".

Волкер отлично это понимает: "Минские соглашения — между Россией, Украиной и ОБСЕ. Идея — восстановить контроль Украины над этими территориями, провести там выборы. Поэтому так называемым республикам здесь не место".

Правда, "со стороны России нет ни одного движения навстречу. Поэтому, надеюсь, мы заставим Россию не закрепляться, а наоборот выводить свои силы, давая дорогу миротворцам. Если мы сможем это сделать, это изменит ситуацию и создаст условия для сложных решений, которые должна принять Украина в рамках Минска".

Итак: вторая сторона — Россия и она должна вывести войска.

В Минских соглашениях ничего этого нет. Я уже писал и повторю еще раз: соглашения, в которых Россия является внешним гарантом и соглашения, в которых Россия является стороной конфликта — разные. И если речь идет о соглашениях, где Россия — сторона конфликта (их нет, но — допустим), то нет смысла говорить и о «сложных решениях».

Если Россия — оккупант, то Украине нет смысла вести переговоры с населением отдельных районов (о чем? об освобождении от оккупации? абсурд…), Украине не нужно принимать законы об особенностях местного самоуправления и об амнистии, да и вопрос о восстановлении разрушенного решается по-другому — кто разрушил, тот пусть и восстанавливает.

Но Волкер, все же, говорит о каких-то "сложных решениях". Очевидно, тут имеет место дипломатический торг. Например, такой: Россия соглашается со статусом агрессора и выводит войска, но Украина, в ответ, принимает решения, которые требуются по Минским соглашениям. С точки зрения внутриукраинского урегулирования эти законы особого смысла не имеют (они предполагают ликвидацию структур ЛДНР, но не описывают процедуру). У России есть какие-то свои соображения, например, в Москве совершенно серьезно считают, что соглашения приведет к федерализации Украины, а федеративная Украина будет дружественной по отношению к России (комментировать подобные заявления мне затруднительно).

Промежуточным шагом сейчас видится ввод на территорию ОРДЛО миротворцев. Миротворцы должны решить проблему отсутствия взаимного доверия. Предполагается, что обе стороны будут доверять миротворческому контингенту ООН, а он сможет решить проблемы с безопасностью и обеспечить проведение выборов.

Волкер полагает, что "чтобы миротворцы зашли, Россия должна вывести свои силы", а сами миротворцы должны "заставить выполнить" пункты о безопасности Минских соглашений.

Тут, опять же, вопрос, — что считать российскими войсками? Россия присутствие своих войск на территории Донбасса отрицает. Более того, даже и СБУ говорит о присутствии бойцов ЧВК — но это ведь не регулярные войска, Кремль, формально, приказать им отойти не может… Помимо наемников есть и собственно "народная милиция" — с ними что делать? Выводить их некуда — они граждане Украины. О разоружении разговор не идет. Но, если миротворцы должны "заставить" соблюдать перемирие, то, очевидно, "народная милиция" остается, но должна быть разоружена миротворцами.

В общем, все упирается, пока что в несогласие России на передачу контроля над украинской границей Украине. Суть российских возражений пока что непонятна и Волкеру: "контроль установят миротворцы и смогут стабилизировать ситуацию, обеспечить сопровождение выполнения Минска, пока Украина не вернет полный контроль. Я не могу сказать, на что именно Россия не согласится".

Российская сторона утверждает, что, в случае передачи контроля миротворцам до выполнения политической части Минска, на Донбассе начнется "резня". С чего бы это?

Во-первых, присутствуют миротворцы, которые, как раз, должны предотвратить резню.

Во-вторых, большей части населения ЛДНР в принципе ничего не угрожает. Если же власти ЛДНР боятся (а они правильно боятся — их достанут если не украинские националисты, то сторонники "русского мира" из их же подчиненных), то пора подумать об эмиграции. Если их, конечно, кто-то захочет принять.

Читайте также: Эксперт: миротворцы в Донбассе — способ затянуть решение конфликта

В-третьих, совершенно непонятно, чем передача контроля над границей до выполнения политической части отличается от передачи позже. "Резня", по умолчанию, это бессудное уничтожение каких-то групп населения. И тут наличие или отсутствие амнистии значения не имеет…

В общем же, остается рассчитывать на то, что "Россия сделает стратегические изменения в поведении".

Темы дня