наверх
25.09.201703:54
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Мануэль Анхель Састре: я испанский журналист, и меня выдворили из Украины

Украина выдворила журналистку Первого канала РФ (27)

(обновлено: )1101241
Украине не идет имидж диктатуры и авторитарной страны, которой есть что скрывать, и для которой не важны проблемы гражданского населения, говорит испанский журналист Мануэль Анхель Састре.
Испанский журналист Мануэль Анхель Састре

РИА Новости Украина

Служба безопасности Украины запретила въезд в Украину испанским журналистам Антонио Памплиеге (Antonio Pampliega) и Мануэлю Анхелю Састре (Manuel Angel Sastre) из-за их "антиукраинской деятельности". 

В СБУ сообщили, что въезд журналистам запрещен до 2020 года "из-за их деятельности, которая противоречит национальным интересам Украины". 

Испанские независимые журналисты Антонио Памплиега и Мануэль Анхель Састре прибыли в аэропорт в Киеве 24 августа, где им сообщили о запрете на въезд из-за угрозы национальной безопасности.

Sputnik поговорил с Мануэлем Анхелем Састре.

Теперь эта проблема с Украиной коснулась и вас. Как вы объясняете происходящее?

— Мы не можем это объяснить. Три года назад мы уже были в Донецкой и Луганской областях. Мы делали репортажи с обеих сторон, как с про-российской, так и с украинской, и даже с более радикального угла, как, например, с точки зрения Правого сектора. И похоже, что, пока нас держали в плену в Сирии, украинские власти включили нас в черный список наряду с еще 400 другими лицами. Однако пока мы были в Сирии, парламент и президент вновь решили пустить нас в страну. 

Для нас стало большим сюрпризом, что, когда мы с Антонио попытались въехать в страну, мы узнали, что нас включили уже в новый черный список, теперь уже со стороны Службы безопасности. Нам сказали, что мы представляем угрозу госбезопасности. На день у нас отобрали паспорта. А потом появился военный, который посадил нас в самолет. 

Несколько дней назад поступило правительственное сообщение, в котором говорилось, что мы публиковали фальшивые новости по поводу украинской армии еще три года назад. 

Испанские журналисты депортированные из Украины

И последнее: я думаю, вы знаете историю Анны Курбатовой, российской журналистки, похищенной в Киеве. После репортажа о свободе слова в Украине ее задержала СБУ, и не было известно, где ее держат.

Ее уже депортировали в Россию.

— Ну, я рад, что она в безопасности. Мне звонила ее коллега с Первого канала и спрашивала, не знаю ли я что-то о ее местонахождении. Но меня беспокоит тот факт, что ее депортировали, как вы говорите. Это значит, что она не смогла сделать свою работу.

Это не первый раз, когда такое происходит, и журналисты не могут делать свою работу. По вашему мнению, это нарушает право на информацию? Ведь украинские власти этого не признают и утверждают, что здесь нет нарушения прав. Просто страна находится в особой ситуации, когда вокруг много лжи, и она вынуждена защищаться от этой лжи.

— Я думаю, что в Украине не уважают свободу слова. Я год находился в плену в Сирии, сейчас я приехал из Венесуэлы. Для меня закрыта граница Турции и Катара. Мне знаком метод таких авторитарных государств, которые не уважают свободу прессы и выгоняют тебя из страны или просто не пускают в нее. То же самое происходит и с Украиной. И я не думаю, что на данный момент это безопасная для журналистов страна. На границе между Украиной и Россией гибнут гражданские лица, потому что уже три года как идет война. 

Я бы хотел, что мое правительство приняло меры против Украины, которая считает себя европейской страной и хочет попасть в Евросоюз, но свободу слова там не уважают.

Вы с Антонио не смогли попасть в зону конфликта. Можно ли сделать вывод, что украинцам есть что скрывать?

— Я не могу сказать. Изначально у нас были все необходимые разрешения на посещение зоны боевых действий. Я не знаю, почему нам не позволили попасть туда. Что я знаю, так это то, что три года назад мы описали ситуацию среди мирного населения зоны, когда Украина перекрыла доступ к продуктам питания и газу зимой, и местные жители были вынуждены жить на подаяние от казаков. Это я своими глазами видел. Это было наказание украинских властей за то, что люди жили в сепаратистской, про-российской зоне. А было 20-30 градусов мороза. 

Читайте также: Юридический абсурд. Как в Житомире судят журналиста Муравицкого

Вы сказали, вас удалили из одного списка и внесли в другой. Нельзя ли из этого заключить, что власти плохо контролируют происходящее в стране?

— Конечно. Похоже на то, что один список перекрывает действие другого. И что у СБУ больше контроля за происходящим, чем у правительства. Может быть, это просто отговорка, может быть, нас действительно боятся. 

В Украине проблемы с журналистами происходят постоянно, но в СМИ об этом ничего не говорят. Не свидетельствует ли это о том, что Украине "дозволено" больше, чем другим странам?

— Я часто сталкиваюсь с подобной ситуацией ограничения свободы. Мне сложно сказать, хуже она в Украине, чем в других странах, или лучше. Но для Украины это плохая политика. Им не идет имидж диктатуры и авторитарной страны, которой есть что скрывать, и для которой не важны проблемы гражданского населения, если они хотят быть частью Европы. 

Вы один из немногих, кто видел своими глазами ситуацию на Донбассе. Скажите, насколько там все серьезно?

— Эта настоящая война. Но каждая война индивидуальна. Присутствуют бомбежки, миномёты, снайперы, война в траншеях. Это не открытая война. Конечно, это не так жестоко, как то, что я видел в Сирии. Но это война, которая длится уже три года. Мы не на стороне России или Украины, мы на стороне народа. А народ страдает. 

Самое страшное, что сейчас все забывают об этом конфликте. Сейчас почти нет свидетелей того, что там происходит, и может твориться все что угодно. Власти очень рады, что нет журналистов, чтобы это осветить. Европа не освещает события должным образом.

Вы, тем не менее, готовы туда вернуться?

— Да, так и есть. Но я уже по горло сыт таким отношением к журналистам, когда нас берут в плен, отбирают наши рабочие материалы, депортируют, запрещают въезд в страну.  

Темы дня