наверх
19.10.201705:01
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Министром по делам ветеранов быть! Инструкция для раненого Дейдея

(обновлено: )1379151
Если писать портрет человека, которого революция достоинства и война вынесли на гребень современной элиты, то лучшей кандидатуры не сыскать.

Роман Степняк

Так бывает: тема обозначена, фактуры достаточно, все эпитеты выстроились в готовности лечь на бумагу, а ощущаешь, что какой-то важной детали не хватает, без которой и текст получится пресным, и тема будет смазана. В таком состоянии автор этих строк находился несколько дней – от момента заявления президента Порошенко в необходимости создания министерства по делам ветеранов до странного ранения бывшего комбата Евгения Дейдея.

Читайте также: "Дело Дейдея": мы живем не в правовой стране — юрист

Напомним: президент во время церемонии открытия памятного знака "Казацкий крест борцам за свободу" вблизи Свято-Воскресенского кафедрального собора в Сумах высказался в пользу нового ведомства, объясняя свою идею тем, что через АТО прошли 300 тысяч украинских военнослужащих, и на их примере надо воспитывать подрастающее поколение. Президент подчеркнул, что нужно сделать все, чтобы "ветераны почувствовали истинное отношение к ним украинского народа и украинского государства".

Парень с криминальным прошлым

Народный депутат Дейдей к ветеранскому движению имеет непосредственное движение. Если писать портрет человека, которого революция достоинства и война вынесли на гребень современной элиты, то лучшей кандидатуры не сыскать. Одесский парень с криминальным прошлым и судимостью за разбойное нападение при прежнем режиме не имел никаких шансов. Но грянул Майдан, и Евгений оказался в гуще события. Проявляя недюжинную революционную расторопность, он приглянулся руководству новой власти и был назначен на не совсем свойственную ему должность координатора добробата "Киев-1".

Этот батальон известен тем, что в 2014 году в нем проходили службу сын главы МВД Александр Аваков и нардеп-миллионер Вячеслав Константиновский, накануне написавший заявление о сложении с себя депутатских полномочий. Тот самый, который "продал "Ролс-Ройс" – ушел на фронт".

Известно, что в 2014 году Дейдей принимал участие в наведении порядка в Киеве, Одессе, Славянске и Краматорске, числился начальником отдела в департаменте милиции особого назначения. В августе того же года был награжден орденом "За мужество" ІІІ степени, а в ноябре был избран нардепом по списку "Народного фронта".

Странная рана Дейдея 

Неприятности у Дейдея начались несколько месяцев назад, когда он попал под подозрение прокуратуры. Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил о существенной разнице в задекларированных средствах депутата и имуществе, приобретенном за последнее время. Сумма получилась приличная, более 6 миллионов гривен. Прокурор внес представление на снятие депутатской неприкосновенности, депутатское лобби представление отклонило, но подозрение в обмане государства никуда не делось. 

И тогда Дейдей поехал в Авдеевку. Первое сообщение с "передовой" — в результате обстрела народный депутат получил тяжелое ранение, его в срочном порядке транспортировали с поля боя в Днепр вертолетом. Но уже через несколько часов стало проясняться реальное состояние дел. Оказалось, что никаких обстрелов в этот день в районе Авдеевки не было. Из тяжелого ранение перешло в состояние средних, а затем и легких. Появилось фото операции – почему-то хирурги и ассистенты без медицинских масок и даже без перчаток. Потом сеть наполнилась сарказмом, рану все чаще сравнивали с травмой мягких тканей шампуром от шашлыка. 

Как дальше будет строить версии ранения сам Дейдей – уже не важно. Важно, что он является ветераном АТО. Одним из тех, ради кого президент предложил создать целое новое министерство. 

На волнах мобилизации

Идея министерства – дань отечественной бюрократии. Лишних ведомств – хоть пруд пруди, чего стоят всяческие бюрократические структуры, появляющиеся в последнее время как грибы после дождя, толком ничем путевым не занимающиеся. Но с армией участников АТО, вернувшихся на гражданку, что-то нужно делать. 

Давайте вспомним, как проходили первые волны мобилизации. Весной 2014-го, несмотря на то что крови было пролито немало, в полномасштабную войну никто не верил. С Майдана на восток уходили сотни победителей, на марше превращаясь в батальоны, это была единственная сила, готовая воевать. 

Наспех призванные из запаса сельские трактористы и городские строители плохо понимали, зачем их оторвали от семей и неделями мучили в неустроенных лагерях. И лишь после Иловайска все убедились, что это не просто "мобилизационные мероприятия в мирное время". Потом было шесть волн официальной мобилизации, в результате которых через войну прошли названные президентом 300 тысяч украинцев. Теперь понятно, что все это называть аббревиатурой АТО неестественно.  

Когда за плечами война 

На войну призывались и шли добровольно самые разные люди, сегодня об этом напоминает любое сельское кладбище в самой забытой деревне. Но мертвые молчат, а вернувшиеся с Донбасса живые вспоминают, кем они были до войны, и что она с ними, подлая, сделала. Пролистайте криминальные новости за последние месяцы. В большинстве из них так или иначе обязательно упоминаются бывшие участники боевых действий. 

Читайте также: Донбасс: восстанавливать не успеваем – каждый день новые разрушения

Семейные драмы и трагедии, убийства в безобидных конфликтах, которые раньше к таким последствиям не приводили, самоубийства по непонятным мотивам — все это пришло оттуда, с войны. 

Предприниматель, которого оторвали от своего бизнеса, вернувшись домой, обнаружил на его месте развалины. Строитель, неплохо зарабатывающий в 2013-м и призванный в АТО в 2014-м, на гражданке оказался невостребованным. Безработный, который откликнулся на предвыборный ролик президента о том, что каждый солдат будет получать не менее 1 000 гривен в день и спешивший в военкомат, пока не кончилась война, как был никем, так никем и остался. Власть слова не держит даже в выделении участникам АТО земельных участков, что уже привело к ряду организованных акций протеста. 

Урок министра Булатова

Пока продолжается война, а мобилизованные, разбросанные судьбой по всей стране, в общем безразличии растворялись. Но с каждым месяцем таких людей становится все больше, они обучены воевать, у многих на руках оружие. И это оружие могут повернуть в любую сторону. Власти начинают это понимать и лихорадочно ищут выход. 

Идею отечественных фрайкоров первым озвучил днепровский губернатор Борис Филатов. Теперь всерьез обсуждают нечто подобное на национальном уровне. Однако это решит проблему лишь частично, да и вряд ли декриминализирует обстановку в крупных городах страны. Скорее всего, эффект будет обратным: получив дополнительные полномочия, ветераны вспомнят боевой опыт и методы, которые расхожи в зоне Антитеррористической операции.  

Что же касается озвученной главой государства идеи министерства по делам ветеранов, то кардинальным образом это делу не поможет. Возможно, народному депутату Евгению Дейдею повезет, как повезло когда-то участнику Майдана Дмитрию Булатову. Более трех лет назад революционная власть за фейковую травму и надорванное ухо расплатилась с ним должностью министра спорта и молодежи. На должность министра по делам ветеранов пока никто кандидатуру не предлагал… 

Темы дня