наверх
30.05.201715:55
Курсы валют НБУ
  • EUR29.37+ 0.01
  • USD26.39- 0.02

Что дальше? Падение гривны, будущее "ПриватБанка" и НБУ

"ПриватБанк" - национализация или рейдерство (241)

(обновлено: )613153
Главный редактор журнала Деньги.ua Александр Крамаренко в эфире "ГС" заявил, что "ПриватБанк" с 1 января снижает ставки по валютным вкладам, а курс гривны на межбанке снижается из-за проблем на безналичном рынке.
Александр Крамаренко

РИА Новости Украина — радиостанция "Голос столицы"

По результатам торгов на межбанке Национальный банк Украины скорректировал в сторону снижения курс гривны ко всем основным валютам. В частности, по отношению к доллару гривна потеряла сразу 28,5 копеек, к евро – 29,5 копеек.

А 22 декабря Нацбанк предоставил национализированному ПриватБанку кредит рефинансирования объемом 10 миллиардов гривен. Эти средства были предоставлены для поддержания ликвидности банка. При этом параметры кредита не сообщили, аргументировав это банковской тайной.

Эти и другие ключевые события в банковской сфере в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал главный редактор журнала Деньги.ua Александр Крамаренко.

Почему курс гривны вновь падает?

— В банковской системе я вижу резкое увеличение остатков на корреспондентских счетах. Это те деньги, которые банки имеют возможность использовать прямо сейчас, ликвидные деньги безналичные, и был день один, когда было 60 миллиардов. А накануне этого прыжка вторничного было больше 50 миллиардов. Обычно за последний год было порядка 40 миллиардов. То есть в системе есть много "лишней горячей" гривны. Тут же НБУ сообщает о том, что предоставил рефинансирование на 10 миллиардов, до этого еще сколько-то залили в ПриватБанк. Конечно, это давит на рынок. В какой-то мере я готов согласиться с НБУ, с представителем, который говорил о том, что вот в понедельник, в связи с Рождеством, были в США выходные, поэтому валютные платежи оттуда были приторможены временно. Это правда, но правда не вся. Основной все-таки фактор — появление лишних гривен в банковской системе.

И эти лишние гривны покупают лишние доллары и евро?

— Естественно, они должны куда-то деваться. В том числе люди платят по импортным контрактам, возвращают прибыль своим учредителям иностранные компании. У нас же НБУ очень толерантный к иностранным, так сказать, инвесторам. Он же позволяет выводить дивиденды. То есть все хорошо, что мы можем вот легко и непринужденно создавать такие каналы оттока валюты. Я обратить хочу внимание на то, что гривна все-таки более или менее стабильна, в районе 27 с небольшим гривен курс доллара на наличном рынке.  То есть на наличном рынке все чуть спокойнее, чем на безналичном. Что опять же говорит о том, что источник проблем там — на безналичном рынке.

Новогодние праздники как-то влияют на ситуацию?

— Конечно. Люди продают, и я считаю, что именно это является причиной относительной стабильности курса на наличном рынке. То есть он более стабилен сейчас, чем безналичный, именно по этой причине.

Львиная доля сделок на межбанке придется на два дня — 27-28 декабря, а 29 декабря будет последний день для клиентов, все будут стараться закрыть сделки до него. Как такой ажиотаж отразится на курсе гривны?

— Я думаю, что все-таки 28-29 декабря ситуация будет более спокойная. Я даже не исключаю некое укрепление незначительное на безналичном рынке. Но, впрочем, все очень сильно зависит от действий НБУ. Рынок у нас настолько узкий, настолько зажатый регулятивными всякими возможностями НБУ, что он что считает нужным, то и творит.

Сколько денег уже влил НБУ в ПриватБанк?

— Порядка 20 с лишним миллиардов точно есть. Там идут какие-то сейчас аварийные, грубо говоря, вбросы денег. Там подкрепляют и наличными, чтобы было в банкоматах что снимать.

Если нет полноценного контроля, не открывает ли это пространство для того, чтобы в таком аварийном режиме кто-то себе что-то вкинул в карман?

— Я думаю, что нет. Скорее, это вопрос неэффективной информационной политики НБУ, политики умолчания, которую он практикует с августа 2014 года.

У нас сейчас 60% банковского сектора – государственные. Получается, что теперь регулятор имеет колоссальный инструмент не только над банковским сектором, но и в нем самом?

— А он и раньше имел. На самом деле, если была необходимость, они игрались через Ощадбанк, Укрэксимбанк, Укргазбанк. В этом нет никакой, на самом деле, неожиданности, это обычная практика, она существовала всегда. ПриватБанк объявил о том, что они на 1-2 процентных пункта с 1 января снижают ставки по валютным вкладам. Давно ожидаемое решение. То есть я об этом писал еще неделю назад, что ждите, это будет. Они еще пока ничего не говорят по поводу гривны, но я думаю, что и по гривне они тоже будут снижать ставки.

До уровня Ощадбанка?

— Плюс-минус. Я думаю, что это большой вопрос для АМК на самом деле, потому что здесь нельзя ссылаться на естественные монополии, с этим вообще надо что-то делать. Есть точно возможность влиять и на валютный рынок, и на рынок депозитов. Опять же, я не могу однозначно сказать, что это ужасно и плохо, будет иметь жуткие последствия. Это, в принципе, создает риски. Но при качественном эффективном управлении это может быть позитивным. Но я, честно говоря, плохо верю в словосочетание "эффективное управление" рядом с НБУ.

Вы отметили, что АМК нужно что-то делать с тем, что порядка 60% банковского сектора у государства. Что АМК может сделать против НБУ и Минфина?

— Для начала — наложить огромный штраф на Минфин за концентрацию без согласования. Насколько мне известно, не было получено разрешения на приобретение у АМК. То есть формально, если бы любой другой собственник покупал бы такой банк, он должен был подать предварительно соответствующие документы в АМК, и только после согласия должен был закрывать сделку. Но даже если это по закону нет необходимости делать, то тогда получается, что у нас в стране нет правильной антимонопольной политики.

Руководителем безопасности в ПриватБанке стал Алексей Бережной. Ранее он работал директором департамента финмониторинга НБУ, который занимался, назывался по вопросам предотвращения использования банковской системы в легализации криминальных доходов и финансирования терроризма. Назначение человека с такой специализацией для чего сделано?

— Для меня это странно. У него, безусловно, есть серьезная компетенция и опыт работы в области финмониторинга. Но на этой должности, скорее, нужно видеть человека, который будет обеспечивать конкретно безопасность банка, безопасность его средств, ресурсов и т. д. Это все же немножко другая специализация. Посмотрим, может быть, они оставили на среднем уровне, еще информации такой нет, людей, которые отвечали за это в прежнее время. У ПриватБанка колоссальная система инкассации. Наверное, самая крупная в Украине. У них колоссальное количество отделений. Все это необходимо защищать, контролировать, оберегать от преступных посягательств. Нужно еще заниматься сопровождением крупных и не очень крупных заемщиков. То есть у человека, который "рулит" службой безопасности большого банка, есть масса задач, помимо финмониторинга.  С финмониторингом как раз проще всего. Есть процедуры, есть регламент работы для сотрудников, и это, в общем, достаточно рутинная работа. А вот с точки зрения защиты всего остального, там могут быть нетривиальные задачи.

Накануне стало известно, что Антимонопольный комитет оштрафовал ПриватБанк почти на 83 тысячи гривен. За что?

— Сейчас украинская банковская система состоит из четырех частей. Самая крупная часть — это государство. Дальше идут банки российские либо с акционерами, имеющими российское гражданство. Дальше идут банки с иностранными инвесторами, не имеющими российских окрасок. И дальше идут частные украинские банки. И это пирамида такая, где каждый последующий сегмент сильно меньше предыдущего. На мой взгляд, в этой структуре есть определенные риски.

Первый заместитель Александра Шлапака, Олег Сергеев, будет отвечать за обслуживание корпоративных клиентов, малого бизнеса. За систему управления рисками будет отвечать Александр Дубровин, бывший заместитель главы Укргазбанка, член правления ликвидированного Терра банка. Руководство розничным бизнесом отдали Алексею Шабану. За его плечами двадцатилетний опыт работы в ПриватБанке. Сергей Харитич будет руководить Центром электронного бизнеса и координировать работу по Big Data. Он работал в лаборатории инноваций ПриватБанка с момента ее создания. Что можно сказать о таких назначениях?

— По десятибалльной шкале я пока готов их оценить на 7. Это на самом деле очень высокая оценка. В принципе, откровенно провальных назначений не вижу. Дальше все будет очень зависеть от  того, что и как они будут делать. Нужно понимать, что людям придется вести себя очень осторожно. Потому что это государственный банк, регламенты, определенные проблемы с проявлением личной инициативы могут быть. Мы где-то к концу марта — к началу апреля увидим реально, куда НБУ и Минфин "рулят" ПриватБанком.

По поводу перспектив на следующий год, какие они у ПриватБанка?

— Со стороны юридических лиц я бы не ожидал подвохов. Потому что законодательство такое, что они могут это делать только достаточно плавно и экономически обосновано. То есть они могут уменьшать, конечно, валютные остатки на счетах. Но это должно происходить для оплаты импортных контрактов. А импортные контракты, как известно, подвергаются контролю при перечислении валюты. То есть все это будет происходить, но достаточно мягко. Если кто-то захочет вывести гривневые остатки, он сможет это сделать значительно быстрее и проще. С валютой как раз все не так критично. Я хотел бы увидеть там зафиксированные те ужасные цифры, о которых говорила Гонтарева. И, конечно, какие-то показатели работы в первом квартале станут своего рода сигналом рынку, а что происходит на самом деле.

Президент Украины подписал законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины. Физлица-предприниматели (ФЛП), не получающие дохода, должны будут сдавать не только пустые декларации, но и платить ЕСВ. О каких предпринимателях идет речь?

— Первая группа должна платить половину этой суммы, 352 гривны. Вторая, третья — по 700. А что мог сделать президент? Он здесь выполнил такую ритуальную роль. Это дебильный закон, и все. А если люди раньше работавшие либо не работавшие, возвращались в легальное поле, то сейчас те, кто работает периодически, они будут закрывать это все дело, стараться работать "в черную" либо работать через дружественные ФОП, вынимать деньги. Не исключен вариант, что многие из тех, кто закрывают, потом пойдут еще на биржу труда. То есть пока они ФОП, они не имеют права это делать, а потом смогут.

Много ФОП закроется?

— Я думаю, что будет идти речь о сотнях тысяч ФОП, которые закроются. Я бы не сказал, что они "спящие". Было очень много таких, кто, допустим, где-то работает по найму и параллельно имеет ФОП зарегистрированным. И вот, допустим, человек где-то какую-то работы, халтурку получает. Ему капают деньги на счет, он, соответственно, в соответствующий налоговый период показывает эти доходы, отчитывается по ним, платит по ним соответствующие суммы, и потом дальше, грубо говоря, до следующего заказа "спит". Таких на самом деле очень много.

Ранее эксперт в сфере финансов Анна Деревянко в эфире "ГС" заявила, что накануне национализации крупнейшего банка страны многие компании успели вывести из него свои активы.

Напомним, эксперт по инвестициям Сергей Фурса в эфире "ГС" заявил, что в целом бизнес-сообщество и инвесторы отреагировали на решение о национализации ПриватБанка позитивно.

Темы дня