наверх
24.07.201701:48
Курсы валют НБУ
  • EUR29.37+ 0.01
  • USD26.39- 0.02

Обострились валютные проблемы Евросоюза

Европа открывает для украинцев свои границы (634)

(обновлено: )13401111
На фоне сложной ситуации в еврозоне, западные эксперты отмечают, что евро существенно улучшает положение немецких экспортеров по сравнению с жителями остальной Европы, и призывают откорректировать "дисбаланс".

Владимир Матвеев, обозреватель

Сколько бы Берлин ни говорил о благородных намерениях, "евро существенно улучшает положение немецких экспортеров по сравнению с жителями остальной Европы и за ее пределами", пишет Милтон Эзрати, автор The National Interest, сотрудник Центра исследования человеческого капитала Университета Баффал.

В контексте "перекоса" экономических структур в Европе, согласно эксперту, "баланс между импортом и экспортом" перешел от равновесия во времена создания евро к "огромному перевесу в пользу экспорта", который сейчас составляет не менее 8% немецкой национальной экономики, в то время как остальные крупные экономики Евросоюза «погрязли в дефиците», пишет NI.

Отмечается, что экономические структуры в Европе "перекошены", что особенно касается Германии.

Несмотря на прогнозы формировавших ЕС исследований, в которых перечислялись всеобщие выгоды от совместной валюты, вместо обещанных "значительных преимуществ" всем странам-участницам, единая валюта закрепила "искаженные и неадекватные цены" на национальные валюты.

Так, в преддверии валютного союза такие страны, как Греция, Испания, Португалия и в определенной мере Италия, увеличили стоимость их национальных валют. Со временем "реальность вернула бы излишние цены к величинам, соответствующим фундаментальным преимуществам и слабостям экономик этих стран". Однако, отмечет NI, "евро заморозил их", превратив проблему "в постоянную". 

В то же время Германия вошла в валютный союз с ослабленной дойчмаркой и, согласно данным МВФ, для соответствия немецкой экономике ей не хватало 6%.

Как отмечает Эзрати, с самого начала валютный союз разделил еврозону на два типа экономик. Греция, Испания, Португалия, Италия и им подобные "стали потребителями". В связи с тем, что евро закрепил их переоцененные валюты, у населения этих стран появилось ощущение большей покупательной способности, нежели позволяла экономика этих стран. Поэтому потребление в них выросло соразмерно этому ощущению.

Германия, где была закреплена "дешевая валюта", стала главным европейским производителем, тогда как "немецкие потребители чувствовали себя беднее, чем были на самом деле, и потому вели себя осторожнее". В таких условиях, пишет автор, Германия, в отличие от других стран, была мотивирована к наращиванию производства, "немцы сделали более продуктивные инвестиции, укрепив свою экономику и углубив разрыв между экономической реальностью и ее отображением в евро".

Как пишет The National Interest, согласно обновленной информации МВФ, "к 2016 году отрыв Германии в относительных ценах удвоился до 12%".

Экономика Германии все больше ориентировалась на экспорт, меньше удовлетворяла собственных потребителей, делалась все более зависимой от происходящего за рубежом, а значит — "более уязвимой", пишет автор. "Усугубив фискальные и финансовые проблемы многих членов еврозоны, диспропорции привели к падению евро по отношению к доллару, юаню и другими валютам".

Соответственно, преимущества, полученные немецкой промышленностью благодаря низкой стоимости валюты, отразились и на глобальном рынке. Отмечается, что японские производители жалуются на то, как крепкая йена привела к невыгодным ценам на их товары на мировом рынке. Американские производители, столкнувшиеся с падением евро к доллару на 30% на протяжении десяти лет, едва ли находятся в лучшем положении. В то же время, у немецкой промышленности, пишет NI, "нет поводов для таких жалоб".

Берлин воспользовался полученными преимуществами и предпринял шаги для их сохранения. Например, Германия рискнула 671 миллиардами евро (752 миллиарда долларов), одной четвертью собственного ВВП, чтобы поддержать Грецию и прочие страны со слабой экономикой на периферии Европы, пишет издание.

Берлин утверждает, что готовность рискнуть такими деньгами свидетельствует о его "преданности европейскому эксперименту", который представляет собой единая валюта.

Другие полагают, что Германия, скорее, "стремится предотвратить распад структуры, столь благотворно служащей немецкой промышленности". Каковы бы ни были мотивы немцев, ФРГ пользуется несправедливым и искаженным конкурентным преимуществом, пишет автор. В связи с этим все, за исключением германских промышленников, заинтересованы "в исправлении этого перекоса" в стоимости валюты.

По мнению Эзрати, который призывает "исправить существующий дисбаланс", "как Европа может это сделать, не ясно".

Однако, считает Эзрати, "корректировка существующего дисбаланса" поможет производителям в других странах и облегчит фискальный и финансовый кризис, в котором пребывает Европа уже почти десятилетие. Это также "избавит немецких налогоплательщиков от необходимости рисковать такими деньгами, чтобы поддержать вызвавшую этот перекос систему", пишет NI.

Вместе с тем, как отмечает экономист из Университета Удине (Италия) Бенедикта Марцинотто в статье в Project Syndicate, проблема состоит в несправедливом распределении позитивного эффекта от введения единой валюты между странами союза.

Проведенные за последние годы реформы не решили проблемы фундаментальной асимметрии в еврозоне. Базовая ситуация с бюджетом отличается от страны к стране, невзирая на попытки добиться бюджетной конвергенции с помощью "спущенных сверху" правил.

Политическая и экономическая нестабильность в еврозоне и риск падения прибыли от инвестиционных вложений — основные причины недоверия к евро среди глав мировых центробанков, о чем свидетельствуют результаты исследования "Тенденции в управлении резервами на 2017 год" от банка HSBC (аббревиатура от Hongkong and Shanghai Banking Corporation) и делового издания Central Banking Publications.

Проблема усугубляется тем, что после выхода Великобритании из ЕС, вес ФРГ повышается, и президент Франции будет также стремиться не допустить превращения Европы в "немецкую Европу".

В контексте того, что на протяжении нескольких лет Германию обвиняют в макроэкономическом дисбалансе из-за больших излишков, которые не отвечают ни немецким, ни европейским интересам, президент Франции Эммануэль Макрон еще в ходе предвыборной борьбы призвал Германию к тому, чтобы она увеличила потребление и инвестиции, и тем самым поддержала европейскую экономику.

Читайте также: Биометрика выеденного яйца и потери Порошенко

Макрон также предлагает в перспективе ввести единый бюджет и должность министра финансов стран еврозоны, а также создать отдельный парламент этих стран.

В сложившейся ситуации лидеры ЕС пытаются создать ряд моделей для участия разных стран в обновленном евроблоке. То, каким образом европейские страны будут выстраивать отношения, зависит в значительной степени от характера формирующихся в 2017-2018 гг. экономических и валютных конфигураций, валютных зон.

В настоящее время, кроме стран, которые сомневаются в необходимости присоединения к еврозоне в сложившихся условиях, есть страны, которые сомневаются в целесообразности оставаться в ней.

Темы дня