наверх
28.03.201716:53
Курсы валют НБУ
  • EUR29.57+ 0.26
  • USD27.15+ 0.03

Кино преткновения. Фильм "Волынь" и новый скандал с украинским МИД

Волынская резня: решение Польши, реакция Киева (106)

(обновлено: )8405315
Успех фильма "Волынь" в Польше ничего не говорит украинскому МИД, который "настоятельно посоветовал" Польскому институту не проводить запланированный на вторник в Киеве показ фильма в одном из кинотеатров в присутствии режиссера.
Кадр из фильма Волынь

Алекс Последышев, обозреватель, для РИА Новости Украина

Очевидно, нынешние власть предержащие в нашей стране и так называемые "активисты" (в том числе и предпочитающие развивать свою активность исключительно в социальных сетях) хорошо усвоили постулат, приписываемый вождю мировой революции и гласящий о первостепенной важности искусства кино. Иначе чем объяснить столь пристальное их внимание к фильмам иностранного производства – в первую очередь к тем, которых они еще и не видели и в которых авторы высказывают свою приватную точку зрения на события, имеющие отношение к Украине.

Еще свежи в памяти демарши украинского посольства во Франции и МИДа в адрес крупнейшего французского медиа-холдинга Canal+, осмелившегося показать ленту Поля Морейры "Маски революции". И вот сейчас нам подкидывают очередной повод поскандалить с очередным европейски соседом, причем соседом нерядовым – Польшу многие по праву называют адвокатом Украины в Европе. И, пожалуй, "польский скандал" — к огромному сожалению – может в руках политиканов и оголтелых патриотов оказаться громче французского.

Дело в том, что 7 октября на широкие польские экраны вышел фильм "Волынь" одного из виднейших современных польских режиссеров Войцеха Смаржовского (о его масштабе говорит хотя бы тот факт, что Смаржовский является одним из рекордсменов по количеству статуэток "Орлов" — у него их целых 3 – высшей кинематографической награды Польши). Фильм вышел с успехом – за первый же уик-энд его посмотрели около 230 тысяч поляков (для сравнения – на "Секреты домашних животных", которые стартовали неделей ранее, было продано за тот же период 266 тысяч билетов). Сопутствовал фильму Смаржовского не только зрительский, но и критический успех – фильм вызвал шквал самых разных рецензий и откликов, но ведь всем давно известно, что даже самый отрицательный отклик все равно является рекламой.

Но успех "Волыни" в Польше почему-то не удовлетворил украинский МИД, "настоятельно посоветовавший" Польскому институту в Киеве не проводить запланированный на вторник, 18 октября, показ этого фильма в одном из киевских кинотеатров в присутствии режиссера (с последующей дискуссией — как это и положено в цивилизованном обществе). Представляется, что подобное стремление польской стороны в целом и Войцеха Смаржовского в частности весьма похвально, ведь тема Волынской трагедии является крайне болезненной для обеих наших стран. Подобная реакция украинской власти оказалась вполне предсказуемой – что-то подобное предвидел польский историк Гжегож Мотыка, исторический консультант ленты и член Правления польского Института Национальной памяти.

Что же так взволновало отечественное Министерство Иностранных Дел? Думается, что ссылки на "неблагоприятное время" — не более чем обтекаемые эвфемизмы, а главная причина в том, что авторы "Волыни" осмелились открыто говорить о том, что за Волынской трагедией стоят бойцы УПА – боевого крыла ОУН-Б под руководством Степана Бандеры, который с легкой руки Виктора Андреевича Ющенко почитается Героем Украины. По крайней мере – без просмотра "Волыни" — об этом позволяют судить отзывы в польской прессе и образовательные материалы, размещенные на официальном сайте фильма Войцеха Смаржовского (в рубрике "materialy do pobrania").

Зачем же Смаржовский – один из самых радикальных режиссеров современной Польши (о чем речь, поймут те, кто видел его "Дорожный патруль" на Одесском МКФ 2013-го года) – обратился к столь болезненной теме? По очень простым и понятным причинам – в одном из своих интервью он заявлял, что "замалчивание преступления – путь к множеству других преступлений", а добрососедские отношения невозможно строить, не выработав совместной позиции по столь значимым общим историческим трагедиям.

В уже упомянутых выше материалах приведены и такие слова режиссера: "В мои намерения входило создание фильма, который стал бы мостом, а не стеной. Фильма о любви в нечеловеческие времена, любви которая выше всяких барьеров. Фильма о том, что стоит быть человеком". Согласен с такой позицией режиссера и историк Мотыка, который в интервью авторитетной Gazeta Wyborcza под названием "Гжегож Мотыка о "Волыни": Ножей не святили", сказал следующее: "Для тех, кто желает, чтобы поляки и украинцы вечно ссорились, лучшим вариантом было бы, чтобы дело Волыни осталась неулаженным. На фоне обострения проблемы с помощью популярного фильма заставит политиков прилагать усилия для урегулирования действующего конфликта памяти. Вот почему я не согласен с теми, кто говорит, что лучше, чтобы "Волыни" не было".

Читайте также: Фильм раздора. "Волынь" в тебе и во мне, разговоры в соцсетях

Чем же на самом деле является фильм "Волынь" — мостом или стеной – можно будет судить лишь после его просмотра, так что остается надеяться, что "более поздний период", на который, по словам пресс-секретаря МИД Марьяны Бецы, перенесен показ "Волыни", не слишком затянется.

Темы дня