наверх
22.08.201723:37
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Речь Савченко, "дело Ефремова", (не)назначение посла РФ. Итоги недели

Савченко и Рубан в ДНР: последствия (565)

(обновлено: )313445
Генпрокуратура пришла с обыском в НАБУ, в МИДе заявили, что вопрос кандидатуры нового посла РФ не стоит на повестке дня, Олег Мусий зарегистрировал законопроект о признании геноцида украинского народа со стороны польского государства.

В Национальное антикоррупционное бюро прибыла следственно-оперативная группа ГПУ. Основание проведения обыска – уголовное производство по фактам якобы незаконного прослушивания детективами НАБУ телефонных разговоров в рамках расследования уголовного производства.

Генпрокурор Юрий Луценко на брифинге сказал, что обыск в НАБУ не понадобился, поскольку руководитель бюро Артем Сытник добровольно выдал необходимые документы. Он также добавил, что произошел технический сбой, и номер, который прослушивали детективы, не принадлежит подозреваемому сотруднику прокуратуры.

Читайте также: Украина в мире и жажда мира в Украине. Погребинский подвел итоги недели

Украинская сторона пока не может обсуждать кандидатуру нового российского посла из-за отсутствия положительной динамики в контексте действий РФ в Донбассе. Поэтому вопрос кандидатуры нового российского посла в Украине не стоит на повестке дня, заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Олег Мусий зарегистрировал в ВР проект постановления своеобразной реакции на решение польского Сейма о признании Волынской трагедии геноцидом польского народа, проводимого украинскими националистами.

Спикер Сената Польши Станислав Карчевский заявил: "Это политический ответ, таких акций никогда не было, плохо, что такой документ будет принят".

Во время предвыборной гонки в США Дональд Трамп сказал, что готов рассмотреть вопрос признания Крыма российским, также он заявил, что жители Крыма преимущественно хотят быть с РФ, и что из-за Крыма могла начаться третья мировая война.

Эти и другие ключевые события уходящей недели в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник, экономист, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг инвестиционной компании Dragon Capital Сергей Фурса и эксперт-международник Андрей Бузаров.

Какие самые главные события этой недели?

Фурса: Если мы говорим про нашу песочницу, давайте брать свежий визит ГПУ и всю эту борьбу мамонтов против глобального потепления. 

А в мире, наверное, это решение центральных банков – японского центрального банка, который сказал, что стимулов будет не так много, а с другой стороны это решение английского центробанка, который добавил стимулов.

Бортник: Их было достаточно много. Явный конфликт между ГПУ и НАБУ, безусловно, Надежда Савченко, ее заявления, наверное, задержание Ефремова.

Надежда Савченко

Хорошо, поговорим об обысках ГПУ в здании НАБУ. Юрий Луценко сказал, что обыска на самом деле не было, потому что Сытник сам ему отдал какие-то документы.

Бортник: По большому счету, этот конфликт не был неожиданным, он длится уже очень длительное время, просто он в такой фазе еще не был. 

Раньше большое неудовольствие ГПУ вызывала позиция НАБУ по делу Кулика, прокурора ГПУ. Второй конфликт был по делу замминистра здравоохранения Василишина, когда ГПУ его задержала, хотя по компетенции – это функция исключительно НАБУ. Ну, и третий, более глобальный конфликт: вопрос этой бесконечной прослушки. Генпрокурор объяснял на том примере, что идет следствие в отношении "сахарных прокуроров", а конкретно – в отношении бывшего заместителя прокурора Киевской области, который подозревается в махинациях с сахаром на сумму в триста миллионов гривен. 

И якобы во время этой прослушки слушали не только его, но и каких-то еще инкогнито граждан.

Фурса: На самом деле, это естественный процесс, когда коррупционеры приходят с обыском к антикоррупционерам. Этот конфликт был заложен изначально, потому что мы понимаем, что такое ГПУ. 

Это рано или поздно должно было случиться в виду особенности формирования прокуратуры в Украине в принципе.

Как далеко может зайти этот конфликт между ГПУ и НАБУ? Стоит ли ждать, что в итоге кто-то один победит и продемонстрирует свое верховенство среди подобных правоохранительных органов?

Фурса: На самом деле, прокуратура не должна победить, она скоро умереть должна, потому что будет ГБР и прокуратура как таковая должна раствориться.

Бортник: Я думаю, Луценко получил гарантии в плане того, что этого ГБР – Государственного Бюро Расследований – не будет, пока он генпрокурор. Поэтому эта история затянется. 

Я уверен, что ГПУ понимала, что обыск провести не удастся. И целью их действий была попытка дискредитации НАБУ и предупреждение.

А чем они их могли дискредитировать, если они ничего не нашли?

Бортник: Главный месседж, который разгоняют близкие к ГПУ СМИ, говорит о том, что НАБУ незаконно проводит слежку за гражданами Украины. В западном мире – это был бы колоссальный скандал. 

Мы уже просто ко всему привыкли и не так это воспринимаем.

Так уже генпрокурор сказал, что это был технический сбой просто.

Бортник: Эта игра на самом деле глубже. Потому что понятно, что за НАБУ стоит партия еврооптимистов, антикоррупционеров, "Хвиля", и многие другие политические структуры, которые сейчас создаются на этом поле. 

В преддверии осени-зимы, противостояния, возможного раскола в партии БПП, на фоне этих резонансных антикоррупционных расследований, которые прошли, мне кажется, главная цель была как раз приручить НАБУ. 

Она не достигнута, мне кажется, операция прошла не очень эффективно, в значительной мере была дискредитирована сама ГПУ, но пострадал имидж обоих органов и самое главное – пострадал имидж страны в целом.

Целый год работе полиции. Хочется подвести итоги – удалась или не удалась, полиция или милиция. Поможет ли такое большое количество антикоррупционных органов?

Бортник: Если ты с ней не сталкиваешься, наблюдаешь извне, то вроде бы она стала чуть лучше. 

Полиция лучше выглядит, красивее, и машинки у них красивее, форма модернее, сами сотрудники человечнее, нет замашек постсоветской милиции в части способа общения. 

Читайте также: Расследование убийства Шеремета: чем дальше, тем сложнее

Если сталкиваешься с работой практически, или анализируешь ее результаты, то здесь очень грустно, потому что преступность за прошлый год выросла на 7%, по неофициальным экспертным оценкам – на 30%, по кражам или тяжелым преступлениям с использованием оружия рост преступности – на 300% по некоторым данным. 

Но нужно понимать, что рост преступности от полиции не зависит. Есть объективные факторы – социально-экономическая ситуация, война на востоке. Есть объективный показатель – это раскрываемость. Вот здесь очень все плохо.

Реформа следственных отделов заработает только осенью.

Бортник: Для чего реформа, которая ухудшает ситуацию? Может, не надо проводить реформу? Давайте скажу о раскрываемости: раньше раскрываемость была на уровне 35-40%, сегодня она от 10 до 20%. 

Качество работы органов полиции упало, как минимум, в два раза.

Новая полиция или старая милиция?

Бортник: Новая полиция – это муляж реформы, это шаг назад. Возможно, со временем будет хорошо. Реформа полиции была нужна. Старая милиция себя дискредитировала, особенно во время Майдана. 

Но это должна быть качественная реформа, а не смена формы и привлечение в органы честных, открытых, но неподготовленных для этой работы людей.

Фурса: Я не согласен. Но, может, я не сталкиваюсь так часто, вокруг меня никого не убивают. Рост преступности – объективный процесс в связи с падением уровня жизни. 

Если у нас вырастает уровень преступности, соответственно, раскрываемость должна снизиться. Она не может расти так же пропорционально. Эта реформа была реформой только патрульной полиции. Патрульная ведь лучше, чем ГАИ. 

Самая главная претензия – это то, что не заработали камеры.

Какие ваши топ-три события этой недели?

Бузаров: Прежде всего, необходимо выделить визит Порошенко в такие страны, как Малайзия и Индонезия, поскольку это очень экзотические страны даже для внешней политики Украины. 

Визит Порошенко в Малайзию

Мало кто знает в Украине об этих странах, и в Малайзии и Индонезии мало кто знает об Украине. Второй пункт – это очередной этап минских переговоров, но результата я пока не вижу. 

И третий момент, связанный с ситуацией в Турции. Там усиление репрессий, это важный момент, и предстоящая встреча Путина и Эрдогана, я думаю, в ходе нее также будет вопрос украинский подниматься.

Олег Мусий зарегистрировал законопроект о признании геноцида украинского народа в 1919-1951 годах со стороны польского государства. Ваше мнение, примет ли ВР этот законопроект? И второе, отразится ли в итоге сам факт рассмотрения на украинско-польских отношениях?

Бузаров: Я остаюсь сторонником точки зрения, что изначально высшее руководство страны было предупреждено о такой. 

То есть, вопрос явно обсуждался, поэтому о нем в Украине знали на уровне экспертного сообщества и на уровне СМИ. Но никто не привлекал к этому внимания умышленно. И посол Украины в Польше, Андрей Дещица, никаких заявлений не делал до вынесения решения Сейма. Никаких резких заявлений не делал Климкин, не реагировала АП. 

То есть, все показывает на то, что явно согласовали текст, и в тексте есть какая-то непонятная вставка, касающаяся поддержки территориальной целостности и многих других вопросов. 

Читайте также: Кличко, Бандера и еврейский вопрос

Это хорошо, что поляки вставили такой подраздел, но какое отношение оно имеет к Волынской трагедии, я не знаю. Очевидно, это консенсус.

Но горячие головы в украинском парламенте об этом диалоге, судя по всему, не знали и сейчас предлагают принять зеркальный документ. И что интересно, горячая голова пока что только одна. Найдутся ли еще какие-то господа-парламентарии, которые поддержат этот законопроект?

Бузаров: Есть надежда, что нет, и мы не будем играть в эти обострения скреп с поляками. Бог с ними, это их личная проблема сейчас, для Украины это вообще не актуальный вопрос и идти сейчас на какие-то обострения, принимать какие-то глупые законы… Это не надо нам вообще.

Бортник: В какой-то мере мы сами загнали поляков в такую ситуацию. Потому что, героизируя так откровенно представителей наших правых движений в период Второй Мировой войны, польские партии не могли оставить это просто так, потому что они сами бы теряли рейтинги внутри своей страны. 

Поэтому они были вынуждены реагировать, но тут я согласен с коллегой, что реакция достаточно выдержанная и сбалансированная.

Посла РФ Михаила Зурабова отозвали. Россия обратилась к Украине с просьбой предоставить разрешение на то, чтобы обязанности посла исполнял господин Бабич, выходец из силовых структур РФ. Украинский МИД в выдаче агремана отказал, более того заявил о том, что вопрос назначения нового посла РФ в Украине снят на сегодняшний день с повестки дня. Что будет далее? Назначат ли нового посла?

Бузаров: Я думаю, это очередные игры, в которые играют между собой МИД Украины и МИД РФ, призванные завуалировать реальную ситуацию. 

Мы не можем говорить, что это признаки какого-то разрыва отношений, это раз. Во-вторых, у нас фактически два года Зурабов не исполнял обязанности, то есть где он находился… он незначительный период был представителем в минской контактной группе, но особой активности не проявлял. 

Поэтому фактически он не был послом, а само здание посольства РФ в Киеве напоминает бункер, окруженный постоянной охраной. То есть, работа посольства РФ сильно ограничена. 

С 2001 года Путин не назначает профессиональных дипломатов в Украину. Первым был в этой когорте Черномырдин – не профессиональный дипломат, но фигура важная. Потом пришел Зурабов – не профессиональный дипломат, но фигура важная, как бывший министр здравоохранения и руководитель пенсионного фонда РФ. 

Сейчас вот назначается, по слухам, Бабич, который также не является профессиональным дипломатом. Сюда специально назначается политическая фигура.

Получается интересная ситуация: посла не назначают, дипломатические отношения не развиваются, и все, с точки зрения международного права, ложится на плечи второго лица в посольстве, которым является советник посла, очевидно, он и будет исполнять обязанности посла, то есть ничего, по сути, не делать. 

Потому что если сейчас назначить Бабича или любого другого посла, это человек, который автоматически попадает под удар СМИ, общественности, поскольку ему нужно будет ходить по телеканалам, по радио в Украине и объяснять, что происходит в Крыму, в Донецке, и как вообще произошла эта ситуация. 

Поэтому, очевидно, всем выгодно сохранить эту ситуацию: не назначать посла, советника посланника оставить, чтобы он поддерживал хоть какие-то отношения, при этом не разрывать дипломатические отношения.

Бортник: Я не соглашусь с Андреем, потому что если проанализировать последние назначения, то сначала был назначен друг украинских элит – Черномырдин, друг Кучмы

Потом был назначен друг Порошенко – Зурабов, поэтому здесь ставка прежде всего делалась на личные отношения. 

Сегодня же ситуация вокруг Бабича напоминает мне информационную кампанию против Украины в какой-то мере. Потому что понятно было, что ни российского посла, ни тем более российского посла Бабича сегодня Украина согласовать не сможет. 

Никто в Украине на себя не возьмет такой ответственности и не подставит себя под информационную атаку со стороны наших правых, согласовав фигуру бывшего ФСБ-шника на должность посла в Украине. 

Россия ожидала, что будет отказ, но этот отказ РФ будет, скорее всего, использовать как информационный инструмент, чтобы дискредитировать Украину, прежде всего, в рамках нормандской четверки и Минских переговоров, показывая, что Украина как бы сама срывает мирные переговоры, урегулирования украинского кризиса.

Решение итальянского парламента было вчера о том, чтобы не снимать санкции с РФ. "Движение пяти звезд" предложило проект резолюции, чтобы снять или ослабить санкции с РФ, но этот проект не прошел итальянский парламент, а прошел проект, где говорится, что санкции будут сняты только после выполнения Минских договоренностей. Насколько вопрос санкций будет актуализироваться в ЕС?

Бузаров: Исключено вообще снятие санкций под любым предлогом. Это невозможно и непоследовательно. 

Ситуация и во Франции, и Италии больше указывает, что санкции будут продлены и в следующем году, до 2017 года этот вопрос не будет рассматриваться. 

Читайте также: В Донбассе боятся, что АТО может затянуться на десятилетия

Это связано с тем, что этот вопрос уже рассмотрен, что уже некоторые страны заняли позиции однозначной пролонгации санкций. Например, во Франции будут выборы, которые могут повлиять на ситуацию по санкциям.

Может ли отдельно взятая страна снимать санкции, которые накладывал ЕС?

Бортник: Она может теоретически, потому что даже сегодня есть в ЕС страны и парламенты, которые готовы снимать санкции, отказываться от них. Но они настолько интегрированы в европейскую систему бюрократии, что не рискнут принять такие решения. 

Вопрос санкций переоценен на сегодняшний момент. Санкции без модернизации теряют эффективность. Бизнес, власть находят обходы этих санкций, и для России и Путина – это просто флаг. Им нужно, чтобы Европа уступила на 1%, чтобы заявить о победе. Они теряют свою эффективность не в плане экономического инструмента. 

Здесь больше осталось чистой политики, нежели эффективного инструмента. Российские и белорусские экономисты считают, что там эффективности осталось 20%-30% по сравнению с 2014 года. США санкции постоянно модернизирует, модифицирует. Я думаю, что в 2017 году какая-то часть санкций может быть ослаблена, что касается Донбасса.

Обсуждали заявления Трампа: то он заявляет о признании Крыма российским, то говорит, что если бы он был президентом, Крым был бы украинским. Почему украинскую карту разыгрывают в американской политике?

Бузаров: Я думаю, что заявления Трампа осуществляются в его лучших традициях – пиар и популизм. Это касается не только Украины. 

То есть он умело использует фактор внешней политики, чтобы себе завоевать аудиторию за пределами США. Он также ищет себе сторонников в Европе. Если Трамп будет президентом, скорее всего, будет нормализация отношений с Россией, если будет Клинтон – будет ухудшение, что приведет к эскалации конфликта на Донбассе.

Бортник: Я думаю, что Трамп играет в игру "Я не Клинтон". Он просто оппонирует. Это в традициях Республиканской партии.

Предстоит первая встреча президента Турции и президента РФ после инцидента со сбитым российским истребителем. Смогут ли они договориться? Скажется ли это на Украине?

Бузаров: Вопрос Украины будет обсуждаться в ходе встречи двух лидеров, но я уверен, что последствий никаких не будет, так как украинский фактор не является ключевым в двухсторонних отношениях Турции и России. 

Ключевым является вопрос о возобновлении экономического сотрудничества, возможное возобновление строительства турецкого потока, сирийский момент и некоторые другие региональные аспекты.

Насколько Турции нужно налаживать отношения с Россией и не может ли Москва шантажировать Анкару этой необходимостью сотрудничества, чтобы Турция не так посмотрела на Киев?

Бузаров: Я не думаю, что это актуально. Все, что сейчас происходит во внешней политике Турции, объясняется личной позицией Эрдогана. Все, что он делает, он делает, исходя из личной позиции, а не из интересов страны. 

Поэтому, понимая, что у него нет практически внешних союзников, ему нужно хоть с кем-то стабилизировать отношения. Поэтому он идет на сближение с Путиным, чтобы заручится хоть какой-то поддержкой России.

Украине стоит следить за этой встречей?

Бортник: Не все так просто. Лидеры стран не о чем новом не договорятся принципиально. Туристический поток не восстановился, вопрос чартеров не решен. 

Скорее всего, эта встреча будет носить формальный, символический характер. Одному нужно показать то, что Эрдоган приехал извиниться, на поклон в Россию, другому надо показать, что он сегодня разрешил проблему с Россией, и бизнес может восстанавливать. 

По ключевым вопросам договоренностей не будет.

Сегодня стартуют Олимпийские игры. Украинские спортсмены не поддержали принцип коллективной ответственности при дисквалификации российских атлетов. Стоит ли обращать внимание на этот скандал?

Бортник: В нынешних условиях это воспринимается как элемент информационной войны. Мне кажется, что недоработала наша пресс-служба. Надо было ограничить коммуникацию, понимая, что это несет политические риски.

Бузаров: Я считаю, что спортсмены не должны быть заложниками политической ситуации.

Не возникнет ли проблем у украинских спортсменов?

Бузаров: Воспринимайте их как спортсменов, а не как политиков. Если будет волна против, то, естественно, на автомате поддержат. Я думаю, что общественность должна с пониманием относится к такого рода вещам.

Бортник: Они квалифицированные спортсмены, а не политики или журналисты. Нужно им давать какую-то скидку.

Ранее политолог, эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Антон Финько в эфире "ГС" пояснил, что в результате реорганизации правоохранительной системы между ведомствами усилилась конкуренция, которая уже перешла в стадию межведомственной войны.

Напомним, замминистра информполитики Татьяна Попова раскритиковала правоохранительные органы за отсутствие должной реакции на угрозы и преследование журналистов. Тем не менее она надеется, что смерть Шеремета будет расследована более подробно.

По мнению советника министра внутренних дел Зоряна Шкиряка, давать оценку работе Национальной полиции рано, поскольку реформу только начали внедрять, а для ее завершения требуется несколько лет.

К слову, за год реформы в Нацполиции можно оценивать только ее пиар-составляющую, считает политтехнолог Анна Быкова. По ее словам, красивую картинку создали, а вот к созданию содержимого до сих пор не перешли.

Темы дня