наверх
19.10.201719:30
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Коломойский vs. Порошенко, обострение в Донбассе, "дело Онищенко". Итоги недели

Онищенко: новая партия компромата (367)

(обновлено: )234862
Дело депутата Александра Онищенко, резонансные обыски в МАУ, обмен украинскими политзаключенными и другие ключевые события недели на 106 FM проанализировали эксперты.

ГПУ подала представление в ВР, чтобы снять с народного избранника Александра Онищенко депутатскую неприкосновенность. Онищенко подозревается в причастности к махинациям в газовой отрасли. При этом сам депутат успел выехать за пределы страны.

Также НАБУ подозревает авиакомпанию МАУ в неуплате 150 миллионов гривен налогов. В свою очередь, МАУ собирается судиться с НАБУ из-за обысков, которые прошли в офисе. Отметим, что эту компанию связывают с бизнесменом Игорем Коломойским.

Тем временем жертвой коррупционного скандала, связанного с собственным заместителем, стал губернатор Николаевщины Вадим Мериков. После визита Петра Порошенко Мериков написал заявление об отставке. К разбирательствам президент посоветовал подготовиться и представителям правоохранительных органов региона.

Эти и другие ключевые события недели в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник, старший партнер адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец, а также эксперт-международник Андрей Бузаров.

Какие события уходящей недели запомнились вам больше всего?

Кравец: Это обыск у адвокатов, изъятие документов у них. И судебная реформа. Судя по тому, как наши народные избранники не разбираются в законодательстве, они решили уничтожить нашу судебную систему, и эта реформа заработает в ближайшее время.

Еще Надежда Савченко рассказала про закон о спецконфискации. У нас, знаете, Савченко стала спикером, и все ориентируются на нее. Она сказала, что закон о спецконфискации надо все-таки доработать.

Бортник: Первое, безусловно, это голосование в ВР по обращению к константинопольскому патриарху, потому что вещь это долгоиграющая, она может иметь последствия – и политические, и религиозные – даже через десять лет.

И, наверное, это дело Онищенко. В какой-то мере оно является знаковым. Еще "зачистка" Николаева: увольнение губернатора, главного милиционера, главного прокурора Николаевской области.

Как дальше будет развиваться история вокруг Александра Онищенко?

Кравец: Как показывает практика, парламент у нас снимет депутатскую неприкосновенность с кого угодно: законно, незаконно, с нарушением регламента, без нарушения регламента. Как раньше у нас был товарищ, который махал палочкой, сейчас у нас есть какие-то другие товарищи, которые открыто в зале дирижируют. Однако парламент принимает все так, как приходит из АП.

Я думаю, что пока АП заинтересована в задержании Онищенко, депутатская неприкосновенность будет снята, вполне возможно, даже с нарушением регламента, несмотря на недавнее дело, которое рассматривалось относительно другого депутата от РПЛ.

Однако Юрий Луценко обещает все сделать по процедуре.

Кравец: Тяжело комментировать, что обещает Юрий Луценко, который не имеет юридического образования. Процедура, вероятнее всего, ему неизвестна. Органы НАБУ, которые подчиняются формально президенту, дали возможность убежать гражданину Онищенко. При этом была история, когда смогли задержать адвоката, что невозможно даже теоретически в любой правовой стране, можно задержать даже президента, не говоря уже о "каком-то" Онищенко.

Читайте также: Дело Онищенко. Идут торги по этому делу и торги политические – эксперт

Бортник: У нас могут не просто задержать адвоката, у нас его могут вывезти в лес и "грохнуть", и потом это дело не расследуется. Я имею в виду дело Грабовского в данном случае.

Но что касается дела Онищенко, я думаю, что у власти нет цели его задержать и наказать. Есть цель его выгнать, выдавить за границы страны, поэтому его дело длится уже добрых полгода.

Во-вторых, если человека хотят задержать, как думаете, сначала его задержат или хотя бы документы представят на задержание, или проведут пресс-конференцию? НАБУ сначала провело пресс-конференцию. Заявило, что они собираются с ним что-то делать. А потом представили документ.

Как вы прокомментируете обыск НАБУ в офисе авиакомпании МАУ?

Кравец: В рамках закона или нет, были ли достаточные подозрения на выемку неуплаты налогов, все это было сформировано в рамках какого дела – не совсем понятно.

Личные счеты могут быть?

Кравец: Да. Вероятнее всего, это связано исключительно с давлением на Коломойского, которого, как и Онищенко выдавили, пытаются поставить на место. Это у нас такой Ходорковский, который возомнил себе, что он может управлять, находясь в Вене, Украиной.

Я так понимаю, что Коломойский просто немножко увлекся этим делом, и Порошенко и иже с ними решили ему показать, кто в доме хозяин, поставив на место. И я не удивлюсь, если скоро начнут возникать проблемы и у "ПриватБанка".

Бортник: Группа Коломойского голосовала как надо и за отставку и за нового премьера. Противостояние вокруг "Укрнафты", вопрос рефинансирования того же "ПриватБанка", сейчас появился вопрос с МАУ.

Мы видим, что группа Коломойского постоянно генерирует иски в отношении Украины, пытается подвесить правительство на крючок этих исков, потому что если удастся добиться хотя бы предварительных решений по этим искам, это может в значительной мере осложнить внешнеэкономическую деятельность государства. То есть идет экономическое противостояние.

МАУ – это вообще отдельная история, потому что фактически это монополист на украинском авиационном рынке, и сегодня много желающих в новой власти, чтобы не было таких монополистов. Я уверен, что этот конфликт не будет иметь каких-то трагических последствий и не перейдет в открытую военную фазу между двумя группами, потому что это чревато для всей нынешней политической и экономической системы, на это никто не решится.

Почему политические силы не хотят голосовать за законопроект о спецконфискации?

Кравец: Возможно, потому что есть большие активы, которые, скорее всего, попадут под эту спецконфискацию. Прежде всего, это активы бывшей власти.

По разным оценкам, говорят только о финансовых средствах, от 5 до 20 миллиардов гривен, которые могут быть блокированы на счетах представителей бывшей власти. И это только финансовые средства.

Если говорить об активах, предприятиях, недвижимости, то, конечно, огромный пирог и, может быть, что-то не поделили. С другой стороны, мне кажется, что все-таки в парламенте есть часть здравых депутатов, которые понимают, что откроется ящик Пандоры и будут грабить, когда они уйдут из власти. Следующие после них политические силы тоже будут применять спецконфискацию уже против них, тех ресурсов, тех богатств, которые они сегодня накопят.

Кроме того, конечно, это разрушает право собственности в стране. В страну, где будет действовать такой закон, никто инвестировать не будет. Право собственности – это священная корова любых демократических систем.

Читайте также: Против спецконфискации: под Радой деньги гребли лопатой

Бортник: В последний раз в истории такой прецедент я могу вспомнить в 1918 году – масштабная национализация. После 1918 года никто так на собственность не покушался в таком масштабном, системном характере.

Сегодня спецконфискация – это предмет серьезного раздора между БПП и «Народным фронтом», и если они не договорятся, может разрушить вообще всю работу коалиции. Мы видим, какие шантажистские заявления звучат сегодня от «Народного фронта» о том, что они не будут голосовать за реформу децентрализации и статус Донбасса.

Кравец: Парламент превратился в базар. И в него ходит только те, кто продают и покупают. А если ты ничего не продаешь и не покупаешь, то ты на работу, к сожалению, в парламент не идешь. Парламент не функционирует как законодательный орган, который строит государственную политику.

Спикер перенес этот законопроект из ведомства Кожемякина в ведомство Пашинского, который является основным лоббистом данного законопроекта. Почему и зачем?

Кравец: Это даже не юридическая, а политическая подоплека. Это определенные уступки, поводить еще чуть-чуть за нос. Мы не можем, давайте вы попробуйте.

Бортник: Безусловно, конфликт интересов наблюдается. У Кожемякина забрали это дело только потому, что БЮТ угрожал не голосовать за спецконфискацию и, скорее всего, комитет Кожемякина провалил бы этот вопрос, как уже ранее проваливал.

В Николаеве тотальные увольнения. Как вы прокомментируете этот процесс?

Кравец: Мериков – единственный губернатор, который остался не из блока "панамских патриотов".

Бортник: Идет банальное переформатирование местных органов управления, которое было определено новым правительством.

Многих представителей "Народного фронта" выдавили из центральных органов исполнительной власти. Кроме того, скандал с николаевским "аладдином" – заместителем губернатора, у которого подвалы были набиты золотом. Герой Украины, очень интересная у него карьера: он всегда был патриотически настроенным, проевропейским публичным гражданином. Наверное, копал тоннель в Европу.

Этот скандал ударил по рейтингам власти, в том числе президента. Необходимо было тушить этот скандал. Самый удобный способ тушить – это произвести кадровые изменения. Мы можем констатировать подозрение в существовании николаевской мафии, которая полностью парализовала органы власти, иначе этот человек не смог бы накопить за длительное время такие богатства.

Вместо того, чтобы провести расследование и поймать, посадить людей, которые накапливали эти незаконные богатства, нам это заменили кадровой чисткой и выступлением перед голубыми телеэкранами, пиар-шумихой.

А где обвиняемый Романюк? Он не находится в местах не столь отдаленных. Он не несет наказания. Следствие продолжается и, наверное, закончится, как и дела других коррупционеров, которых за руки выводили из зала заседаний.

Романюку была избрана мера пресечения?

Бортник: Залог. Вышел через больничку.

Может, ему действительно плохо было?

Бортник: Когда отбирают такие богатства, любому плохо станет.

Кравец: Есть определенная процедура: за 72 часа должен быть избрана мера пресечения. Если 72 часа прошло, человек встает и уходит. Его никто не имеет права задержать.

Бортник: Если он не перешел в другой статус.

Кравец: Да, если ему не предъявили новое подозрение.

Луценко высказал недовольство дорогой машиной под зданием прокуратуры в Одессе. Прокуратура не собирается проводить расследование, откуда у сотрудников деньги на новую машину?

Кравец: На мой взгляд, тут больше вопросы к Луценко. Когда его задерживали, он передвигался на нескольких автомобилях, принадлежащих «ПриватБанку». Поэтому вопрос, может ли и имеет ли право Луценко задавать вопросы о неправильных или незаконных доходах, даже подыматься не должен.

Что касается незаконных доходов, все эти товарищи работают в прокуратуре и сдают ежегодно декларации. Их все проверяли. Все они оказались чисты. Поэтому сейчас говорить о том, что у кого-то дорогая машина, смешно.

Луценко обещает горячее лето. Что это означает?

Кравец: Исходя из вчерашнего обыска, когда надругались над правами и провели обыск у адвоката, что не предусмотрено ни одним актом, я думаю, что у нас идет построение тоталитарного государства, и Луценко сделает все, чтобы усилить президентскую ветвь власти.

Бортник: Большое количество резонансных дел в отношении представителей бывшей власти и политических оппонентов.

Политзаключенные Солошенко и Афанасьев смогли вернуться в Украину из РФ. Их обменяли на граждан Украины, которых обвинили в сепаратизме. Насколько законно с юридической точки зрения было менять украинцев на украинцев?

Бузаров: С юридической точки зрения все, что происходит на востоке Украины, вообще очень сомнительно. И все процедуры обмена пленными не урегулированы действующим УПК, ККУ, международные акты сюда тоже неприменимы, потому что здесь специфика конфликта сама носит внутренний характер.

Бортник: Обмен информационно прикрывает, скорее всего, последующие действия, которые будут направлены на реализацию минских соглашений.

Возможно, в парламенте летом будут голосовать законы, которые в той или иной мере будут реализовывать минские соглашения: выборы, амнистия, специальный статус для этих территорий – и вот этот обмен создает информационное поле, которое позволяет отвлекать внимание и нормализовать вроде бы отношения.

Почему украинцев на украинцев? Я считаю, что это и юридическое грубое нарушение, и политическое поражение. С юридической точки зрения статья девятая закона "О гражданстве" и Конституция Украины запрещают выдавать граждан Украины другим государствам, даже если те граждане хотят быть выданными, даже если это не насильственная выдача. Такой обмен невозможен в любой демократической стране. Мы двух вернули, троих потеряли – с Глищинской уехал маленький ребенок.

Глищинская может вернуться в Украину?

Бортник: Прямо сейчас может вернуться, она не осужденный человек.

Но следствие не закрыто.

Бортник: У нас в список запрета въезда в страну внесено несколько человек, которые являются гражданами Украины. То есть уже массово нарушается эта норма.

Вот, например, есть журналист "Русского репортера", которому запрещен въезд в страну, хотя это гражданин Украины – и он не имеет больше никаких гражданств.

Глищинская и ее муж Диденко, я уверен, станут иконами противостояния против нынешней украинской власти в России. Такой обмен дегуманизировал Украину в мире. Что это за обмен, при котором отдают журналистов с маленьким ребенком, который родился в СИЗО? Представьте эти заголовки в СМИ!

Бузаров: Это не первая ласточка в обмене пленных украинцев на украинцев. Два года идет процедура обмена пленными на Донбассе. Там меняют что – граждан РФ на граждан Украины? В ситуации по обмену Диденко кто ключевую роль играл официально? Медведчук. По вопросу обмена пленными на Донбассе ключевую роль официально играет Медведчук. Все здесь одинаково, прямая аналогия. То есть украинцев меняют на украинцев.

Бортник: Для меня осталось непонятным, почему не обменяли Солошенко и Афанасьева на российских граждан? Представители наших властей говорят, что около пятидесяти россиян находятся в той или иной мере в местах не столь отдаленных в Украине по подозрению в сепаратизме. Очень странный обмен.

К минским соглашениям этот обмен имеет отношение?

Бузаров: Я думаю, что нет. Скорее всего, все "шляется" параллельно. Хотя Медведчук принимает участие, и российские СМИ, кстати, об этом сказали.

Многие депутаты ВР говорят об агрессии, пишут, что давайте воевать. Но когда дело доходит до расторжения дипломатических отношений с РФ, эти же депутаты не голосуют. То есть у них очень интересная позиция. Они пиарятся на агрессии, но при этом поддерживают многие отношения с РФ, в том числе по части обмена пленными.

Ждать ли дальше обменов?

Бортник: Безусловно. В ближайший месяц.

Бузаров: Да, безусловно. Но минский процесс никакого толку не принесет вообще, кроме обмена пленными.

В Минске прошла встреча советников руководителей стран Нормандской четверки. Это ли не показатель определенного прогресса в переговорах?

Бузаров: Это никакой ясности не вносит. Скорее всего, это просто смена людей. (Замглавы Администрации президента Украины Константин – Ред.) Елисеев заявил о том, что есть определенные достижения. Два года я слышу эту фразу: "определенные какие-то успехи". А по факту – стреляют. Более того, последние две недели характеризуются колоссальным количеством жертв по сравнению с предыдущими двумя месяцами.

Бортник: Минские соглашения де-факто привели к деэскалации конфликта. А стрелять на Донбассе будут всегда, даже когда выборы будут идти. Потому что хватает людей, которые будут вести свои персональные личные войны, политические войны, мстить и т.д.

Пролито очень много крови, невинной крови, поэтому даже после реализации минских соглашений на Донбассе продолжат стрелять, только, наверное, уже из подворотни.

С другой стороны, за минские соглашения нам не выйти, это резолюция Совбеза ООН. Минские соглашения позволили снизить количество жертв, безусловно. Минские соглашения позволили избежать расширения зоны боевых действий на другие регионы. Пока что они замораживают конфликт, а как раз боевые действия, которые продолжаются, это является, по моему мнению, инструментом взаимного шантажа. Обе стороны показывают, что они не готовы замораживать конфликт.

Порошенко сказал, что ему хотелось бы, чтобы Ватикан тоже участвовал в процессе обмена.

Бузаров: Трудно комментировать такую серьезную фразу, насколько это практически реализуемо. Но в части гуманитарных операций я допускаю участие. Здесь могут быть и какие-то акции, связанные с отправкой провизии на неподконтрольную территорию, поскольку туда Красный Крест, религиозные какие-то организации могут заходить, в отличие от украинских.

А непосредственно прямое участие в обмене пленных Ватиканом не нужно ни Ватикану, ни сторонам конфликта, поскольку уже есть площадка для обмена пленными и, соответственно, она будет использоваться.

Бортник: Я не верю в функции Ватикана в обмене военнопленными по одной простой причине: католическая церковь не пользуется популярностью в Донецке и Луганске де-факто. Если уже обращаться к церкви, то к украинской православной, которая функционирует и на подконтрольной территории Украины, и в Донецке, и в Луганске и, возможно, действительно, в каких-то аспектах она могла и помочь захваченным людям.

Что может решить анонсированный приезд госсекретаря США Джона Керри в Украину?

Бузаров: Здесь очень важный момент с точки зрения внутренней политики США и с точки зрения ситуации в Украине. Я считаю позитивным его визит, поскольку все визиты западных партнеров – это хорошо.

Нужно, чтобы наши чиновники чувствовали, что есть жесткий контроль со стороны ЕС и США. Что касается функций Керри, то неизвестно, Керри еще кем будет в следующей Администрации президента. Мы не знаем, кто будет вице-президентом. И Керри очень активен последний год.

Ходят слухи в СМИ, что он будет стремиться стать вице-президентом при кандидате от демократической партии.

Бортник: Эта смена не быстро произойдет. Это больше полугода. Полгода для украинской политической жизни – это вечность. Неизвестно, кто первый – шах или ишак сдохнет.

Я думаю, будет оказываться давление на украинскую власть, будут сверяться часы в части выполнений Минских соглашений. Все же администрация Обамы хочет уйти с красивым жестом в части урегулирования ситуации в Украине, и поэтому, я думаю, что Керри скажет очень много нехороших непублично слов в части реформ, в части Минских соглашений, в части взятых на себя обязательств. Хотя публично заявит о поддержке Украины.

Читайте также: Визит №1. Чем закончатся приключения Гройсмана в США?

Бузаров: Я думаю, что будет все традиционно на уровне поддержки. Возможно, вы знаете, что была анонсирована новая финансовая помощь в размере 220 миллионов. Очевидно, он скажет, что такая помощь будет на какие-то реформы и акцент на борьбе с коррупцией.

Никакого особого статуса нет, закона нет, ничего нет и не будет ближайшее время. Есть лишь территория, неподконтрольная Украине, на которой происходят уникальные процессы деукраинизации.

Бортник: Я думаю, что какие-то договоренности между США и Россией существуют. Наши западные партнеры будут требовать хотя бы пару шагов, которые будут трактоваться как реализация Минских соглашений. Например, принять закон о выборах на таких условиях, которые не могут быть приняты в Донецке, Луганске, России. То есть заморозить вопрос.

Или принять изменения в Конституцию, которые вообще "ни о чем". Например, особенности местного самоуправления отдельных районов Донецкой, Луганской области определяется отдельным законом. А какой это будет закон – непонятно, потому что он не действует, он заморожен.

Поэтому какой-то формальный шаг партнеры могут заставить сделать. Сегодня мяч Минских соглашений – на стороне Украины. Четвертый пункт – проведение выборов, согласование этих выборов с Донецкой, Луганской областью.

Украина ссылается на первый пункт – прекращение огня.

Бортник: Огонь никогда не будет прекращен. Даже после выборов.

Во время визита Керри тема, связанная с миссией ОБСЕ, может получить очередной импульс?

Бузаров: Я бы очень хотел, но я в это не верю и не вижу признаков конструктива по решению конфликта на Донбассе глобально. Я смотрю пессимистично на урегулирование конфликта на Донбассе через Минский процесс.

Если не Минск, то что?

Бузаров: Конституционная реформа. Она предусмотрена Минском в части спецстатуса.

Порошенко призвал готовится к партизанской войне. Как вы это прокомментируете?

Бузаров: Эта трактовка подразумевает дальнейшую эскалацию конфликта. То есть если будет эскалация конфликта, ДНР будет наступать в другие города, области, тогда, естественно, подразумевается партизанская война. Я думаю, президент уверен в заморозке конфликта.

Мы постоянно слышим: если не Минск, то полномасштабная война.

Бузаров: Местные в Донецке, Луганске говорят, что наступление ВСУ неизбежно, а их отбрасывает ДНР. В Украине говорят, что ДНР идет на Днепропетровск, Харьков, но реально конфликт заморожен с августа 2014 года.

В Донецке было 28 городов областного значения по состоянию на начало войны. Из них 15 осталось под контролем Украины. 13 – под контролем ДНР.

Я верю, что были заключены секретные договора между всеми участниками Нормандской группы, в том числе США, которые косвенно влияют. Связано, наверное, с переформатированием государственной системы Украины.

Бортник: Этот узел нужно разрубить следующим образом: вынести все ключевые вопросы Минских соглашений на референдум. Тогда решения власти будут иметь высокую легитимность.

Но ведь все пункты дискусионны и все зависит от того, как поставить вопрос.

Бортник: Это манипулятивный элемент. Но в то же время он даст временную передышку и легитимность решениям органов власти. Во всех остальных договоренностях мы являемся объектом этой политики. Нас ведут в политический кризис, дисувериназацию. Дальше нас ожидает социальный конфликт под экономическими флагами. Надо вернуть суверенность и легитимность органов власти, чтобы страна сама влияла на этот процесс. Минские соглашения, по большому счету, перестали влиять на экономические процессы.

Читайте также: Креймер против Креймера: о "похоронах" Минских соглашений и санкциях

Вся экономика начала "партизанить" – 60% в тени. Наши политические лидеры все активы тянут в оффшоры. Параллельно с референдумом нужно проводить досрочные выборы; причем, наверное, их нужно проводить с регулярностью раз в два года, чтобы власть была высоколегитимной. Если этого нет, мы проигрываем.

Бузаров: До референдума не дойдет. Референдум не выгоден нынешней власти. Все вопросы внутренней, внешней политики решаются в Администрации при согласии западных партнеров. Поэтому референдум как инструмент не будет использоваться.

Я в досрочные выборы президента не верю. Они возможны только после принятия соответствующих изменений в Конституцию по децентрализации. Я думаю, что по части Донбасса политика останется неизменной.

Что касается западного "взрыва", не думаю, что он будет. Запад серьезно вливает деньги в Украину.

Ранее парламентский корреспондент Снежана Гришина сообщила, что народного депутата Александра Онищенко в сессионном зале нет, и голосов за снятие с него неприкосновенности не хватает. А политолог Андрей Заблоцкий отметил, что ситуация вокруг нардепа демонстрирует кардинальное изменение баланса влияния сил в стране.

Также стало известно, что глава Николаевской обладминистрации Вадим Мериков подал в отставку после встречи с президентом. Эту информацию в эфире радиостанции "ГС" прокомментировал директор Украинской политконсалтинговой группы Дмитрий Разумков.

Темы дня