наверх
17.11.201721:21
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Кость Бондаренко: "Майдан будет стоять до 2 августа"

Политический кризис в Украине (1691)

(обновлено: )90701
С корреспондентами РИА Новости говорит политолог Кость Бондаренко.
Цветы у стелы на Майдане

О новых и старых политических силах Украины накануне президентской компании

Захар Виноградов, Андрей Лубенский, РИА Новости

Политическое поле Украины находится в процессе переформирования. Фактическая отставка президента, политическое возрождение Тимошенко, влияние Евромайдана, интересы Запада и Востока, новые политические лидеры и ветераны политических боев -  все, что формирует новую политическую реальность  страны, которая меняется каждый день с корреспондентами РИА Новости говорит политолог Кость Бондаренко.

- Почему Украина столкнулась с таким серьезным кризисом, в чем его причины?

- Причины, как говорили в советские времена, есть субъективные и объективные. Во многом тут надо говорить об ошибках самой власти, и на заключительном этапе власть признала это. Были и объективные причины, обусловленные внешнеполитической ситуацией, были экономические и прочие.

По порядку. Начнем с того, что Украина, точнее, украинское руководство на определенном этапе решило сыграть в геополитические игры, не имея собственной субъектности, не имея собственных возможностей для подобных игр. Причем Украина решила сыграть в эти игры с ключевыми игроками – по большому счету, политическое руководство страны решило обмануть и Россию, и США, и ЕС, попыталось сыграть на противоречиях этих государств. Но в результате само стало заложницей интересов крупных государств. Не имея концепции дальнейшего продвижения и не имея стратегии, Киев решил воспользоваться ситуативной расстановкой сил в мире, с тем, чтобы получить максимальную выгоду – используя также и такие методы, как шантаж, какие-то элементы давления. Фактически, не умея играть в такие игры, Виктор Янукович сам себя загнал в угол.

Второй момент – экономическая ситуация в Украине. Страна оказалась фактически банкротом. Вся политика экс-премьера Николая Азарова сводилась к тому, что он ежегодно занимался приписками, скрывал фактическое состояние дел в экономике. Долги накапливались, в результате Украина оказалась перед угрозой экономического коллапса – и попросту начала искать, где можно взять деньги, под какие условия. Такая ситуация не могла не вызывать недовольство у населения и элит.

Третий момент. Политика, проводимая Януковичем и его окружением, была направлена на то, чтобы все прибрать к своим рукам…

- То есть это то, что называют обогащением "семьи"?

- Да, политика "семьи" вызывала огромное недовольство, потому что "семья" решила превратиться в такой всеохватывающий проект, который хотел подчинить себе все и вся в стране. Аппетиты "семьи" были непомерными, это начало вызывать возмущение даже в команде Януковича. Уже в сентябре-октябре 2013 года в окружении президента было крайнее недовольство, которое никто не скрывал. Непомерная жадность в результате и сгубила "семью".

Начиная с  новогодних дней 2013 года, с формирования экономического блока правительства, можно говорить, что Янукович стал покровителем теневой системы коррупции. Поскольку, если бизнес даже смирился с тем, что откаты в размере 70% стали какой-то нормой, то когда осенью прошлого года откаты в некоторых отраслях достигли 90%, это уже, конечно, не могло не вызвать возмущения.

Были и другие причины. Назову два фактора. Первый – это непомерные амбиции оппозиции, которая не хотела ждать 2015 года, а хотела любой ценой прийти к власти уже в 2014 году. При этом оппозиция понимала, что при тех ресурсах, которые Янукович сосредоточил в своих руках, он может в 2015 году повторно прийти к власти повторно. Поэтому оппозиция спешила.

Второй фактор – это заговор олигархов. Поскольку до 2010 года существовало так называемое акционерное общество "Янукович", где олигархи были акционерами приблизительно в равных долях – и могли влиять на Януковича, здесь существовало определенное равновесие. Но Янукович, условно говоря, провел дополнительную эмиссию, введя туда Сашу "Стоматолога" (сын Януковича – Александр – Ред.), Юру Енакиевского, Курченко и т.д. И таким образом Виктор Федорович "размыл" пакет и, соответственно, превратил постепенно акционерное общество в частное предприятие "Янукович".

Это очень многим не нравилось. Очень многим не нравилось, что их поставили в зависимость от настроений Саши, от настроений самого Януковича. И где-то с мая-июня 2013 года началась такая подготовка к тому, что осенью 2013-го подпишут соглашение об ассоциации с ЕС. Все акторы понимали, что это ударит по экономике, по социальным показателям, все резко обвалится, народ выйдет на улицу – и вот тут появятся олигархи и поставят перед Януковичем вопрос о возвращении к формату акционерного общества.

Но Янкуович не пошел на подписание соглашения об ассоциации, и ситуация стала развиваться более динамично. Многие из олигархов, в том числе и из старых, еще донецких соратников Януковича, очень активно и практически открыто поддерживали Евромайдана, в том числе и финансово.

- Но почему власть обвалилась так быстро?

- На самом деле все длилось достаточно долго – три месяца. Янкуовичу предлагалось, причем, даже его ближайшим окружением, представителями "семьи", еще в начале декабря пойти на некоторые уступки Майдану, это могло привести к тому, что Майдан бы разошелся. Но Янукович не хотел демонстрировать свою слабость. Он затягивал процесс.

А Майдан получал безграничное финансирование, у майдана были свои технологи… Каждые четверг-пятницу, в канун выходных, происходили провокации (то кого-то избили, то кого-то убили) с тем, чтобы подогревать настроения и интерес к Майдану, чтобы киевляне в выходные дни приходили на Майдан и поддерживали тем самым его. Потом это все перешло в острую фазу, стало понятно, что ни отставка Азарова, ни отставка Захарченко ничего не изменят.

- Все же, есть и загадочные моменты…

- Самая загадочная ситуация, конечно, связана с 20 и 21 февраля. У Януковича было численное, техническое, военное преимущество. Он мог разогнать Майдан. Но вдруг кто-то дал приказ отступать. До сих пор мне непонятно, во-первых, кто отдавал приказ стрелять в людей, потому что я точно знаю, что это кто угодно, но не Янукович. Психологически это совсем не тот человек, который способен отдавать подобные приказы. И, во-вторых, кто отдал приказ отступать, по какой причине. Два момента, о которых историки будут спорить еще не одно десятилетие.

А это привело к краху. То ли это был какой-то заговор силовиков, то ли это был какой-то «звонок друга», условно говоря, с приказом капитулировать. Как бы то ни было, Янукович фактически бросил страну, бросил свою команду. И исчез.

- У него было довольно странное выступление в Харькове, он сказал, что будет пытаться защищать близких ему людей, но отметил, что он пока не знает, как будет это делать…

- В том-то и дело. И он исчез после этого. Наверное, до сих пор не знает, как будет защищать тех, кого бросил…

- Наверное, он фактически и не может уже ничего сделать?

- Фактически, да. В субботу (1 марта) в Донецке будет проходить съезд Партии регионов, который, вероятно, примет несколько решений. Самое логичное решение – смена руководства. Либо же партия может расколоться, и на ее осколках возникнет несколько новых политических проектов.

Партия также может попытаться объединиться с некоторыми другими партиями. Я не удивлюсь, если будет, например, некий альянс с коммунистами.

Еще один вариант: регионалы вместе с коммунистами могут сложить свои депутатские полномочия и дополнить картину еще и парламентским кризисом. Может быть много и других ходов.

- И все же, у Януковича сейчас есть хоть какие-то шансы восстановиться?

- Разве что с внешней поддержкой, потому что внутренние резервы у него исчерпаны. На западе страны его не принимают и не будут принимать, восток в нем разочарован, там он тоже потерял поддержку.

- Но, с точки зрения международного права, он остается легитимным президентом?

- Да. Решение о его отстранении было принято с нарушением Конституции, любых конституционных норм. Даже некоторые государства ЕС уже начинают говорить о том, что нелегитимным был политический процесс последних дней…

- Это касается и принимаемых сейчас Радой законов?

- В юридическом плане все эти законы могут быть оспорены. Особенно те, которые лежат в сфере прерогатив президента и которые должны быть им подписаны.

Кстати, Польша до сих пор оспаривает различные моменты, связанные с приходом советской власти на их территорию 17 сентября 1939 года только по тому формальному признаку, что в момент, когда советские войска вступили на территорию Польши, законное польское правительство еще 40 минут находилось на территории страны, не успев эвакуироваться…

Не исключено, что, спустя некоторое время, по такой же формальной причине будут оспариваться все решения нынешней Верховной Рады.

- На 25 мая назначены президентские выборы. Они легитимны?  

- Они могут быть признаны нелегитимными, например, по тому формальному признаку, что в законе о выборах президента указано, что выборы должны состояться в 90-дневный срок с момента принятия постановления. Постановление принято таким образом, что выборы назначены через 92 дня. Т.е., формально выборы должны были быть назначены на 18 мая. Но почему-то, не знаю, по какой причине, они назначены на 25 мая.

Кстати, это знаковый день. 25 мая будут проходить выборы в Европарламент. И 25 мая 1926 года в Париже был убит Симон Петлюра – тоже очень знаковая фигура, вероятно, многие будут использовать это в своих предвыборных технологиях.

Я предполагаю, что на некотором этапе нелегитимность выборов будет использована как политтехнология… Предположим, что Юлия Тимошенко баллотируется в президенты, и ей приносят ее рейтинг. И она видит, что не получается, потолок, например, 14%, и нельзя подняться выше. Что делает после этого Тимошенко? Действует по принципу «так не достанься же ты никому» - пускает своих юристов, дав указание, чтобы по этому формальному признаку признать выборы недействительными. Тем более, что такие прецеденты уже были. Так что эта деталь может стать катализатором неких юридических и политтехнологических процессов.

- Соглашение об урегулировании кризиса подписали, но не выполнили. В документе ведь шла речь о выборах президента в 2015 году, и о том, что в течение 24 часов оппозиция сдаст оружие…

- Соглашение не выполнено, и европейские гаранты до сих пор не сказали своего слова. Они гарантировали выполнение соглашения, а оппозиция это нарушила.

- К чему это может привести? Оружие не сдано…

- Мы сегодня видим вооруженные нападения на те или иные объекты, на тех или иных граждан, мы слышали заявление о том, что экс-глава администрации президента Андрей Клюев лежит с огнестрельным ранением, мы слышали, что угрожали оружием народным депутатам… Парламентарии заявляли о том, что они фактически под дулом автоматов принимали те или иные решения.

Владение оружием, ношение оружия предусматривают некоторую политическую культуру. Пока что этой политической культуры не наблюдается. Очевидно, что у некоторых есть сейчас такая детская эйфория от того, что «у меня есть пистолет».

- Все эти события перекроили политическое поле Украины. Как его сейчас можно охарактеризовать?

- Как крайне неустойчивое. И крайне противоречивое, поскольку на этом новом политическом поле существует огромное количество узлов противоречий. Бывшие оппозиционеры, ныне победители, уже сегодня демонстрируют невосприятие друг друга и наличие разновекторных интересов. Турчинов говорит разойтись Майдану, а Майдан говорит – нет. Соратница Турчинова Юлия Тимошенко говорит, что будет поддерживать Майдан. Арсений Яценюк хочет стать премьер-министром, этого же хочет Петр Порошенко, у каждого свои команды, есть несколько списков министров и т.д. начинается уже борьба амбиций, борьба за власть. Президентская кампания, естественно, усугубит эти противоречия.

Бывшие потенциальные кандидаты и фавориты кампании Кличко, Тягнибок и Яценюк обвалили свои рейтинги, они не соответствуют новой повестке дня. Они были "заточены" на то, чтобы воевать с Януковичем, но они не знают, как вести себя в новой конфигурации, при новых раскладах. Это важный момент.

- А проигравшие?

- Что касается проигравшей стороны, то там тоже наблюдаются разные тенденции. Часть хочет принять участие в формировании нового правительства, понимая, что без голосов "регионалов" и внефракционных депутатов невозможно создать новое большинство и новую коалицию. Им не хотят отдавать портфели… Идут торги.

В самой Партии регионов появилось несколько центров влияния, на президентские выборы пойдут несколько кандидатов от ПР, претендующих на голоса юго-востока. Это и Ефремов, и Тигипко, и, скорее всего Королевская. Для некоторых выдвижение будет попыткой самосохранения в политике, для других – попытка банального спасения даже потому, что расправиться с кандидатом в президенты будет достаточно сложно.

Есть много моментов, указывающих на то, что период нестабильности продлится, скорее всего, до июня, до окончания президентских выборов. Не удивлюсь, если осенью мы получим новый виток нестабильности, который выльется, возможно, еще и в досрочные парламентские выборы. Депутаты сегодня пытаются застолбить свои полномочия до 2017 года, но этим недовольны очень многие на Майдане.

Кроме того, социально-экономические вопросы тоже не решены. Поэтому, вполне возможно, что вместо политического Майдана мы можем получить осенью еще и социальный Майдан, который снова все полностью переформатирует. Украина вступила в длительную фазу нестабильности, которая чревата огромным количеством потрясений, переворотов и всего такого прочего. Украина вернулась в 1919 год.

- Майдан "легализовал" новые политические структуры, новые имена. Насколько это серьезно?

- По большому счету, появилась одна новая политическая структура – "Правый сектор", и одно новое имя – Дмитрий Ярош. Больше Майдан не смог создать новых серьезных структур, все они оказались мелкими и менее яркими чем "Правый сектор".

Думаю "Правый сектор" сможет потеснить на электоральном поле "Свободу". Уже сейчас мы видим, что у "Свободы" в пять раз сократилось количество сторонников, и эти люди мигрировали именно в лагерь "Правого сектора", который собирается сегодня зарегистрироваться как политическая партия и идти на выборы.

- Какая у ПС идеология?

- Идеология "Правого сектора" понятна. Если "Свобода" воспринималась как антисемитский, ксенофобский проект, то ПС нигде не декларирует антисемитизм. У них национализм без каких-то экстремальных, не воспринимаемых обществом и миром идей. Зачем ругать тех, кто будет давать деньги?

И деньги у ПС есть, полноценное финансирование, полноценная инфраструктура создана. К ним сейчас выстраивается очередь желающих поддержать, и чем дальше, тем таких будет больше. На них делают ставку сегодня. Я думаю, этот проект имеет будущее, к нему нельзя относиться как к чему-то второстепенному. И.о. президента Украины Турчинов, например, очень боится "Правого сектора".

- Таким образом, это уже реальная политическая сила?

- Вполне реальная. Причем, это вооруженная политическая сила. Скажем так: это политическая сила, у которой есть зубы, не только голос, тут даже нет голоса, они не делают громких заявлений, они демонстрируют действия. Если та же "Свобода" говорила о том, что их главная цель условно говоря  – дать в морду донецким бандитам, то эти не говорят об этом, они делают. В этом разница. И они, таким образом, вербуют сторонников, развивают свой успех.

Тот же Ярош – человек с достаточно гибким умом, который быстро схватывает и быстро принимает решения. Это выделяет его среди других политиков.

Один важный момент. "Правый сектор" - против евроинтеграции, равно как и против интеграции на постсоветском пространстве. Это помогает им находить сторонников и на западе, и на юго-востоке. Это украинский вариант "Талибана".

- Каковы политические перспективы Юлии Тимошенко?

- Тимошенко сейчас вернулась в новую страну, которая ей непонятна. С 2011 года, когда она страну "оставила", прошли процессы, на которые она не имела никакого влияния, была сторонним наблюдателям. Она смотрела на эти процессы глазами Турчинова, Власенко и других людей. И вот она вернулась в совершенно незнакомую ей страну, которая теперь не считает ее "мессией". Вернулась в страну, где все совершенно другое – и экономика, и политические расклады.

Например, деактуализирован Янукович. Юлия Тимошенко могла быть  востребована до тех пор, пока был политически жив, актуален Янукович. Она – его политический антипод, ее рейтинги – это антирейтинги Януковича. Она воспринималась именно как противовес Януковичу. Как только исчезает Янукович, сразу же перестает быть актуальной Тимошенко. Она начинает восприниматься как «привет из далеких 90-х», с ее ЕЭСУ и прочими вещами.

В данной ситуации Тимошенко либо не найдет себя, либо сделает некую паузу и попытается переформатировать себя под новые роли, оставить, возможно, "Батькивщину" Яценюку и, возможно, выступить в роли лидера Майдана.

- Мы обратили внимание на то, что с елочной конструкции на Майдане исчез портрет Тимошенко.  

- Она обратилась к Майдану с просьбой снять ее портрет. Это имиджевый шаг, как раз и показывающий, что она пытается стать во главе радикальной части Майдана.

- Но ведь Майдан ее не принял?

- Не принял потому, что ее знают как "традиционную Тимошенко".  Но… Если завтра начнется война, например, между Ярошем и Турчиновым? Если завтра начнется открытое игнорирование интересов Майдана парламентом? Тогда Тимошенко может выдвинуться…

- Судьба Майдана? Сколько люди будут еще стоять?

- На самом деле они будут стоять до 2 августа, до дня ВДВ. Когда придут десантники купаться в фонтане и увидят, что фонтана нет, они разгонят Майдан. Это, конечно, шутка. Но в ней есть своя логика.

- Насколько реальны пессимистические прогнозы? Возможен ли распад Украины, какой-нибудь косовский вариант? Возможна ли гражданская война?

- Косовский вариант - едва ли, потому что в Украине нет такого центра наркопроизводства как в Косово. Украина в этом смысле транзитная страна. Но что касается варианта гражданской войны, гражданского противостояния, самопровозглашения каких-то территорий, отказывающихся признавать власть Киева, то это все возможно. В том случае, если Киев не пойдет на переговоры с юго-востоком страны. В первую очередь, с элитами, обсудив вопрос будущего этих элит, с некими гарантиями отсутствия репрессий.

Второй момент – непонятно, опять же, что будет с экономикой. Многие признаки указывают на то, что радужных перспектив у страны нет.

- Но Евросоюз уже заявил, что готов дать 20 миллиардов новому правительству.

- Да, но ЕС до сих пор не сказал, каким образом. Скорее всего, речь идет о выкупе евробондов под гарантии некоего европейского государства, например, Польши. Для этого необходима гарантии министерства финансов Польши. Пока оно таких гарантий не дает. Единственная помощь, которую пока что получила Украина от ЕС, это, если не ошибаюсь, 20 миллионов форинтов от Венгрии – 6,5 тысяч долларов.

- Ваш прогноз развития отношений Киева с Россией?

- Россия пока будет занимать выжидательную позицию. По крайней мере, до тех пор, пока не будут решены с формальной точки зрения все юридические вопросы легитимности нынешней власти. Только после этого РФ будет выстраивать какие-то отношения с Украиной. На данный момент она не будет продолжать кредитовать Киев, не с кем вести переговоры.

Вряд ли Россия сейчас будет повышать цены на газ, это будет равносильно демонстрации своей заинтересованности. Но пройдет несколько месяцев… Если некоторые украинские высокопоставленные дебилы, которые заявляют о необходимости денонсации Харьковских соглашений, добьются своего, то Украина получит газ еще на 100 долларов дороже.

Думаю, на самом деле сейчас Киеву необходимо пережить стадию эйфории, которая продлится еще неделю-две. И после того как несколько стабилизируется ситуация, нужно будет смотреть, какие шаги могут быть предприняты и что нужно делать.

Темы дня