наверх
24.07.201701:36
Курсы валют НБУ
  • EUR29.37+ 0.01
  • USD26.39- 0.02

Эффект Brexit. Нацменьшинства в Великобритании в серьезной опасности

(обновлено: )17611
Говоря об атаках, за которыми стоят ультраправые экстремисты, мне хотелось бы спросить: скольких людей допросили, даже арестовали, интересуется активистка организации "Дай отпор расизму".
Плакат Стоп расизм

РИА Новости Украина

В Великобритании зафиксирован самый резкий рост преступлений на почве расовой или религиозной ненависти после референдума по Brexit, пишет The Independent, ссылаясь на данные полиции. Национальные меньшинства чувствуют себя в опасности, как никогда раньше. 

Наэлла Ашраф, активистка организации "Дай отпор расизму" (Nahella Ashraf, Stand Up To Racism), заявила в интервью Sputnik, что доклад отражает реальную ситуацию в стране.

Каковы причины роста преступлений на почте ненависти в Великобритании? Доклад, который приводит The Independent, связывает рост ксенофобии выходом из Евросоюза. Вы думаете, именно это и происходит?

— Я думаю, определенно. Я думаю, небольшой группе людей в британском обществе это придало уверенности, чтобы выходить на улицы и нападать на людей.

Когда политики используют риторику, которую они применяют, говоря об иммиграции, беженцах, мусульманском сообществе, это придает уверенности британскому меньшинству, которое придерживается экстремистских взглядов, чтобы выйти на улицы и напасть на людей, принадлежащих к группам меньшинств.

Какие перемены вы лично хотите увидеть?

— Во-первых, я бы хотела, чтобы правительство перестало делать мишенью меньшинства, чтобы они перестали говорить о беженцах, мигрантах так, как будто они – главная проблема в британском обществе. Я бы также хотела, чтобы они перестали нападать на мусульман – мусульманское сообщество в целом, – когда один конкретный человек совершает теракт во имя ислама. То, как полиция, СМИ говорят о террористических атаках, делает каждого мусульманина мишенью, потому что это рассматривается как проблема с мусульманским сообществом в целом. Я думаю, у них получилось сделать так, чтобы к мусульманам относились с подозрением, это одна из причин роста преступлений на почве ненависти. Я не думаю, что дело только в их политическом курсе. Политика присутствует, но дело в риторике, которую использует правительство и СМИ. И еще я бы хотела, чтобы свернули программу предотвращения преступлений, в рамках которой криминализуется мусульманское сообщество, потому что эта программа сосредоточена вокруг расистской идеологии, согласно которой мусульмане являются угрозой более широкому обществу и поэтому за нами надо следить и докладывать на нас, если что-то идет не так. Буквально пару дней назад, мусульманина остановила полиция Лондона, просто потому, что на нем было много слоев одежды.

Идеи хорошие, но как их принимают власти? Есть какой-то прогресс?

— Не думаю. Честно говоря, когда мы видим преступление на почве ненависти по отношению к мусульманину или к беженцу, к ним не относятся серьезно. Например, было нападение с применением кислоты 21 июня, и во время этого инцидента полиция даже не признавала, что это могло быть преступление на расовой почве. Они говорили, что нет доказательств, хотя было ясно, что это была случайная атака, совершенная белым человеком против людей, которых можно описать только как похожих на мусульман или азиатов. Кроме того, если посмотреть на страницу нападавшего в Facebook, было ясно, что он имел отношение к ультраправым экстремистским группам. Я думаю, единственная причина, по которой полиция признала, что это было преступление на почве ненависти, — это что сами жертвы преступления обратились к социальным сетям, чтобы объяснить, что они чувствовали. Тогда СМИ и такие группы как Stand Up To Racism начали задавать вопросы. Тогда мы и увидели, что полиция меняет свое отношение.

Расскажите о нападении на вас.

— Это было в переполненной закусочной fish&chips. Мы сидели за столиком, ели, болтали. Парень, который сидел за мной, просто схватил меня и стал кричать, что он не станет терпеть таких, как я, и что мне не должно быть позволено находиться там, и что такие люди, как я, убивают других людей. Было совершенно ясно, что это было связанно с тем, что я мусульманка и что он видел во мне террориста. Владелец закусочной оттащил его от меня, вызвал полицию. Но у меня ушло три часа на то, чтобы дать показания  в полиции, и в течение этих трех часов меня постоянно просили повторить, что я говорила, и постоянно говорили: мы не уверены, что сможем классифицировать это как преступление на почве ненависти, ты как будто путаешься. Я отвечала, что знаю, что он мне сказал, и даже если я не помню, в каком порядке он делал свои заявления, совершенно ясно, что каждое из них расово мотивировано. Честно говоря, я не думаю, что они воспринимали это серьезно, пока местная группа Stand Up To Racism не провела пикет. Меня разочаровало, как полиция подошла к этой ситуации. Я понимаю, почему женщины не сообщают в полицию об этих вещах: достаточно тяжело говорить и повторять, что произошло, но потом ты еще и сталкиваешься с тем, что тебя не воспринимают всерьез. Я думаю, о многих преступления на почве ненависти не сообщают в полицию.

Что еще можно сделать, чтобы таких преступлений стало меньше? Как изменить то, во что верят люди, совершающие такие атаки?

— Надо начать присматриваться к ультраправым экстремистским группам. Их нужно закрывать, проводить расследования о том, что они говорят. Достаточно посмотреть на того, кто совершил нападение 21 июня, на его сайт, его аккаунт в социальной сети. Ему позволялось безнаказанно публиковать эти расистские заявления.

Кроме того, нужно, чтобы полиция и власти серьезно относились к этому. Если посмотреть, как освещается теракт и преступник – мусульманин: невероятное освещение в СМИ, широкомасштабное расследование, огромные ресурсы выделяются для этого расследования, любой человек, связанный с преступником, допрашивается. Говоря об атаках, за которыми стоят ультраправые экстремисты, мне хотелось бы спросить: скольких людей допросили, даже арестовали? То, насколько диспропорционально подходят к этим атакам, неприемлемо. Необходимо ясно дать понять ультраправым организациям, что это недопустимо.

Темы дня